• вот что наконец выдало мое больное сознание.

  • зима, весна, лето и снова зима, или питер-киев-севастополь-питер

  •  Случается такое медленное замерзание. Оно почти не заметно в привычной беготне. Утро, кофе, метро, работа... метро, вечер, дом, ужин, сон... и по кругу каждый день. Да случаются приятные моменты и называются они выходные. Когда можно не просыпаться под раздражающий звук будильника, когда можно встретиться с друзьями, когда чувствуешь себя почти свободным в своих действиях... но не на столько, чтобы забыть о том, что утром в понедельник ты выпьешь чашку кофе и побежишь в морозную темноту к метро... И в общем-то за это у тебя есть какая-то сумма денег в кармане каждый месяц. Твой так называемый достаток. И какая-то смутная надежда в то, что все вскоре устроится, все будет хорошо и даже лучше, что терпение и труд все перетрут... И эта картинка так заманчиво тепла и уютна, что хочется бежать за ней еще и еще быстрей.

     Но вот только иногда, когда замираешь в темной комнате у окна в тишине и смотришь, как отчужденный зритель, на замирающую жизнь города в ночи, кажется, что где-то внутри есть дыра, черная и тягучая холодная пустота, там где-то рядом с сердцем и легкими, и она растет с каждым вдохом и ударом сердца. И пусть кто-то усмехнется и скажет:- "Такое бывает у всех". От этого проще и легче не становиться... В такие моменты начинаешь мечтать о том, о чем днем даже мысли допустить не можешь. Кто-то скажет что это "просто одиночество". Да, ну и что? Это одиночество живет в каждом доме, в каждом взгляде, в каждом человеке... хотя порой кажется, что это не так, когда ты смотришь из темноты улицы на тепло чужих окон. Но оно там есть, оно там пусть не постоянный житель, но гостит периодически - это уж точно. Одиночество так завладевает, что порой даже если кто-то и стучится в твою дверь, то оно начинает спрашивать:- "А ноги у порога вытер? А пальто на тот крючок повесил? А шарф куда положил? Как? Нет, не туда... плохо... хм...". И в нем находишь свое обманчивое спасение. Оно несет обманчивое исцеление. Свыкаешься с ним, заворачиваешься в него как в любимый теплый плед, попивая чай с печеньем и зачитываясь взахлеб чужими жизнями, написанными незнакомыми авторами... и эти жизни такие красочные и неповторимые, такие притягательные и зачаровывающие, что не хочется даже отрываться от их созерцания... и закладываешь полюбившиеся страницы сухими и мертвыми листьями ушедшей осени...

    Но я не хочу замерзать, не хочу темноты, не хочу... Хочу света и тепла, хочу искать и находить , хочу смеяться и гулять с друзьями, хочу любить кошек и всю остальную живность, хочу научиться плакать над сентиментальными концовками фильмов, хочу научиться пережидать дождь, хочу научиться не воспринимать все всерьез и стать серьезней, хочу прикасаться к теплой шероховатости нагретых камней на солнце прибрежных валунов, я хочу жить свою жизнь... обычную, болючую, дурацкую, свою жизнь... Хочу весну

     

     

     


  • вот что наконец выдало мое больное сознание.

  • зима, весна, лето и снова зима, или питер-киев-севастополь-питер