• Биохимия крови. Американские нормативы.

  • Рассказ “Шкатулка памяти”

  • Не проще ли договориться со «своим» нотариусом о том, чтобы тот, закрыв глаза на отсутствие подтверждающих документов, зарегистрировал в качестве официального переводчика одного или двух сотрудников переводческой компании? Такой сотрудник в своем заявлении указывает: «Прошу считать меня доверенным переводчиком с арабского, армянского, азербайджанского, английского, иврита, итальянского, урду, фарси, дари, таджикского, турецкого, японского, китайского, испанского, литовского, эстонского, латышского…» Не устали от перечисления? А ведь иностранных языков так много! Предположим, такой сотрудник – переводчик, но разве под силу одному человеку владеть десятками языков и уметь с них переводить? А даже если и так, то какими документами он может это подтвердить? Если никакими, то доверенным переводчиком он стать не может. По закону.

    А ведь так и происходит в некоторых переводческих компаниях:

    - к примеру, вы разместили заказ на перевод с корейского языка, вышли за пределы офиса, а дальше…

    - менеджер фирмы ищет и находит переводчика с такого языка по Интернету. Этот переводчик не живет в вашем городе, скорее всего, он не живет и в вашей стране. И действительно ли он переводчик, а не корейский программист, попутно промышляющий переводами? Знает ли он русский? Да и вообще, хорошо ли он владеет своим родным языком? Фирме всё равно. Деньги заплачены, и перевод должен быть готов и заверен к определенному дню.

    - в урочный час менеджер фирмы получает готовый «перевод» от такого «профессионала», отдаёт его на подпись сотруднику, который «владеет» десятками языков, и тот, ничтоже сумняшеся, ставит свою подпись в графе «Перевод с корейского языка на русский язык выполнил … Ф.И.О.». Допустим, что пятью языками из нескольких заявляемых десятков такой специалист действительно владеет, но вот только корейского языка он, к сожалению, ещё не освоил. Как можно ставить свою подпись под переводом, адекватность которого невозможно оценить тому, кто под ним подписывается? Даже если допустить, что удаленный перевод с корейского выполнен верно, то проверять такой перевод и ставить подпись на нём должен только тот, кто владеет таким языком и может документально подтвердить свои знания. А если такой профессионал есть, зачем отправлять документ на перевод непонятно кому?

    - представьте теперь на минутку другое: удаленный переводчик плохо владеет своим родным корейским, а уж русским – и того хуже, но за перевод взялся и отправил его вовремя. Как в такой ситуации поступит «специалист» фирмы? Он подпишет перевод, не сомневайтесь. И нотариус заверит его подпись, тоже будьте в этом уверены. Формально нотариус не нарушает закон, ведь он свидетельствует подлинность подписи известного ему переводчика. Правда, закон он всё-таки нарушил, когда принял заявление от такого «переводчика», не потребовав от него подтверждающих документов. По сути, это не что иное, как фальсификация документов.

    А ведь всем хорошо: нотариальная госпошлина взимается кратно количеству заявленных языков, перед нотариусом не мелькают лица разных переводчиков, он имеет дело с одним человеком, фирма процветает, заказчики довольны… Но ровно до того момента, когда выясняется, что диагноз переведен ложно, что стаж работы не переведен вообще, что содержание гербовой печати даже близко не соответствует оригиналу. Именно это и называется заведомо ложным переводом. И тогда страховку выплачивать не положено, пенсионный стаж урезается, а с печатью – вообще отдельная и долгая история. Заказчик возвращается в фирму и начинается долгий процесс разбирательств, который может закончиться чем угодно…


    Как потребителю услуги обезопасить себя от подобных мошенников от перевода? – читайте в следующий раз

     

    Оксана Люкшина

    Директор

    Агентство переводов «Мультиформа»



  • Биохимия крови. Американские нормативы.

  • Рассказ “Шкатулка памяти”