• из сборника “Бакенщик”

  • Крылья

  •  Как красиво
    Падает тень
    От вишневого дерева,
    Когда зайдет солнце,
    То тень пропадет...

     

    Покрутила перо, задумалась, а потом написала еще:
    Там, наверное,
    Встретимся мы,
    Мы пойдем вместе,
    К синей горе,
    Держась за руки...

     Хорошо, что есть
    волшебные капли,
    Или гладь
    Зеркальная,
    Глубокая...

     - Ну кто так пишет, Юми? Разве это красиво? Где восемнадцать слогов в пятой строчке? Нет! Тебе никогда не удастся выйти замуж за приличного человека!
    Она не стала возражать. Ведь старую Бибари не разубедишь... Ну как эта женщина не может понять? Словами никогда не передашь того, что видишь: ни цветение сакуры весной, ни цвета голубоватого фарфора, который стоит у бабушки в серванте. Нежная эмаль просвечивает по краям... и никакими словами не передать, как светятся его глаза, особенно когда я одеваю кимоно цвета заката...
    Глупо, на самом деле делать из мелочей нечто очень важное... Розовое кимоно, сакура, легенды, которые рассказывает бабушка - моя жизнь легкая и яркая, как голубая весенняя бабочка, как маленькие оранжевые цветочки - огоньки, которые цветут в августе. Моя жизнь - маленькая, как карликовая сосна, но она красива и загадочна, как сад из камней.
    Старый Манга подолгу сидит смотрит - все пытается найти какой то смысл... В камнях нет смысла...
    Я часто летаю... Я летаю, когда мне легко, когда крылья у меня прозрачные, прохладные - на них я могу долететь до моря, там вдохнуть родной запах воды, зачерпнуть в ладошку серебряной холодности - перетекающей, свежей, чистой...
    я летаю, когда мне тяжело, когда крылья, как веки пьяного Йамато, сонные, фиолетовые, опухшие. Крылья уставшего аиста. Черного аиста... последнего аиста... Или крылья самолета... того самого, американского...

    Я иду по улице Роз, сейчас храм... А он, наверное, уже там...

    Хотите верьте, а хотите  - нет, но они пошли к реке... Там потом нашли ее белую сумку, и его очки...
    Они много думали о том, что рассказывал Манга о давних временах, о любви, любовниках и синдзю. Синдзю - это, сказал он, путь в вечность, влюбленные, ушедшие вместе, навсегда останутся вместе.
    Как то раз в дом к Гэндзи пришли люди в военной форме. "Собирайся", - сказали они. а небо, тем временем все серело - крылья железных летящих машин заслоняли солнце. Он не согласился, свирепо глянули, поговорили с отцом...
    "Если я уйду один, я могу не увидеть тебя больше"
    И что их там ждет? Светлое? Солнце? Фудзи в дымке? Легкие полеты? красные закаты?
    Будут ли они там вместе?

    А вода холодная, любимый... Дай мне руку. Я все -таки боюсь, а вдруг нет? Руку? Вот, так, да... Волосы твои блестят, на них роса, маленькие капельки на черном.. красиво.. Где же мое перо и рисовая бумага? Страшно как то...

    Медленные
    Мелкие шаги,
    НЕужели они,
    Ведут
    К вечности?

    Оттуда не пишут писем. Мы не узнаем самого главного. Только очки и сумка. Белая...
    Как волосы старого Манги, что сидит в саду и созерцает смысл
    А камни, спокойные и холодные ничего не расскажут, так же, как и холодная вода реки...































  • из сборника “Бакенщик”

  • Крылья