• My Top 100

  • Биохимия крови. Американские нормативы.

  •     Сказочных выходных Вам, дорогие френды и гости моего журнала!
        Да улыбнет Вас вновь "Кофейная книга"!

    Н. Крайнер
    ФОТОГРАФИЯ

        - Нет, на эту стенку!
        - Нет, на ту!
        - На той не видно, если заходишь.
        - А её и не должно быть видно. Её надо найти!
        - Нет, Она должна находить всех сама.
        Сейчас поссоримся окончательно, разойдемся дуться по разным комнатам. Точнее, я уйду в спальню, а он пойдет на кухню. И это нечестно, потому что там он сможет курить, а мне остается только обиженно сопеть в подушку. Мы скребли по всем мыслимым и немыслимым сусекам, чтобы снять двушку, как раз для таких случаев. А повод, как всегда, ерундовый – картинка. Фотка, украденная накануне из клуба. Тырили вместе, между прочим, я отвлекала охранника, а он запихивал фотографию под куртку. А теперь, а теперь вот что. Это совместная жизнь, бубнят, вечный поиск компромиссов.

        Он стоит у своей стены, смотрит на меня носорогом без всякого желания уступить слабому полу. Фотка лежит на столе между нами, как пресловутый меч.
        Ежедневный поиск общих решений: кто варит кофе, кто выносит мусор, кто моет плиту после того, как кофе убежит? Кто объяснит кошке, что свежекупленный диван – хреновая когтеточка. А всё почему? Потому что мы не признаем кофе-машины, не успеваем ловить кофе, не любим ругать нашу кошку. Это всё наше общее, на двоих. И фотография, если вдуматься, тоже. Я подпираю свою стенку, смотрю на стол. Там, рядом с фотографией, лежит пачка сигарет. Кто первый добежит и схватит, тот пойдет обижаться на кухню. Он перехватывает мой взгляд. Мне до стола три шага, ему пять, но он шустрее, я знаю, он и кофе ловит раза в полтора чаще.
        - На эту стенку, - говорю я, надеясь отвлечь его внимание, даже стучу по стене, для наглядности. Он мотает головой, но продолжает смотреть на стол. Интересно, а сколько у нас зажигалок и где они. Постоянно теряются. Мы уже при каждом походе в магазин покупаем десяток, а все равно теряются. Он хлопает себя по карманам, я делаю то же самое. Кажется, в заднем кармане лежит раздавленный коробок спичек из того самого клуба. Главное, чтобы он не понял, у него-то голяк, судя по всему. Хотя, может, на кухне что завалялось. Я делаю полшага вперед.
        - Глупый повод для ссоры, - говорит он. Ага, ну точно, не нашел он зажигалку.
        - Да, но он не хуже всех прочих. – Ещё полшага. Он напрягся, готовиться к решительному рывку, видимо.
        Я замираю.
        - Мы можем пойти и сделать копию.
        - Глупо будет смотреться. – Я смотрю на его левое ухо. Серьга, которую я ему подарила на день рождения. Обычное колечко, но я помню, как он обрадовался. Он теребит себя за ухо. Может, из благородства уступит?  Нет, две секунды и снова та же поза, и даже руку вперед протянул. Я делаю ещё полшага. Он кидается вперёд.
        С кухни доносится какое-то шипение.
        - Что это? – спрашивает он.
        - Кофе, очевидно.
        - Я мою плиту. – Он хватает сигареты и убегает на кухню.
        Я задумчиво смотрю на фотографию. Концерт, фигура музыканта, белый слайд, на нем надпись: «Жизнь – это череда удивительных событий, которые мы ошибочно делим на удачи и неудачи».
        - Тогда я выношу мусор, - кричу я ему вслед и тоже иду на кухню. – А ещё у меня есть спички.

    Кофе с молоком
        В джезву наливается молоко с водой, в пропорции один к двум. Туда же выливается мёд, тут по вкусу, мне половины чайной ложки хватает. Мед должен быть жидкий. Если засахарился, можно в ложку и над огнем чуть-чуть подержать. Потом две ложки кофе (с горкой, ещё лучше с холмиком). Сверху бросается щепотка корицы. Ещё щепотку корицы можно бросить в огонь, на котором всё это дело будет готовиться. Чтобы огонь знал, чего дальше делать. При варке кофе лучше всего помешивать, а когда он соберется убегать, дать ему ещё щепотку корицы, чтобы успокоить.




























  • My Top 100

  • Биохимия крови. Американские нормативы.