• Встречи во сне и наяву…

  • Встречи , события …изменения … короткий отчет за 11 недель.

  • Что может быть страшнее смерти? Так спрашивал себя молодой повеса, любимец дам и легкокрылого Меркурия… Быстроходные сандалии на ногах, веселие и радость… Питие вина есть особая мудрость. Веселие – есть особая мудрость. Пейзанки в деревнях, так нежны и прекрасны, так доступны… «Хочешь большой, но светлой любви? А кто же ее, соколик не хочет…»
    А может не так все было, может быть совершенно иным образом…Никаких любовных, понимаешь, драм А производственны конфликт в духе советского реализма: Когда мастер и бригадир спорят как лучше, понимаешь, положить кирпичную кладку: в два кирпича или в четыре? Или может ученые – биологи, бесстрашные исследователи запредельных тайн живого мира провели отчаянной храбрости эксперимент?
    ***
    Сознание всплывало медленными рывками. Это было светлое пятно. Как из далекого колодца доносились детские голоса, и мама, да это была, несомненно она, звала меня домой… Глаза сфокусировались и пятно превратилось в помещение освещенное лампами дневного света, дающими призрачный тусклый свет. Пол обрывался ступенькой к рельсам, рельсы убегали в оба конца в темноту тоннеля. Мраморная лавка, на которой сижу. Дурнота отступила окончательно и я, спустившись на рельсы, двинулся по рельсам в левую сторону. Темный тоннель, уводил меня все дальше и дальше от света, пока не превратилось в пятно и светящуюся точку. Зато спереди засветилась точка, превратилась в пятно и открылась помещением с высокой ступенью и мраморной лавкой посредине. Я шел дальше и дальше, и все повторялось раз за разом: Тьма тоннеля, пятно сзади, искра спереди и помещение с мраморной лавкой. Побежал, и движение принесло утомленному уму отдых. Руки – вверх и вниз, ноги – вверх и вниз. Зев тоннеля стремительно надвигается, я бегу во тьме потом на свету, потом во тьме… и так до тех пор пока не устану. Устав выбираюсь на лавку, ложусь отдыхать. На лавке нацарапано… Не знаю… полоски, штрихи, черточки… Не понимаю… Может это надпись? А что такое надпись? Две мысли, одна за другой прошли через сознание не вызвав ни какой реакции.
    Я закрываю глаза, в ушах начинает шуметь прибывающий поезд. Шипят двери, выпуская пассажиров, шелест ног, множество голосов… «Следующая станция - Театральная!» Я открываю глаза … Пусто. Показалось, почудилось… И смысл образов исчезает… Кто такой «поезд», что такое «пассажиры»? Слабый ветер из тоннеля и пустота.
    ***
    … храбрости эксперимент? Скорее ученые биологи… Да, так оно все и было. Была испытательная площадка биологической станции, на удаленном Острове в Северном море. Может в районе Слаттаратиндура, или южнее, где- нибудь около Леруика, или Оркнейских Островов? Уже стал забывать, давно это было… Вот смотрю на Остров Фаир, так ведь и он похож… Подводит память, подводит… Одним словом до того момента как «сельджукские огузы перекочевали в район города Нисы» было еще очень далеко…
    Конечно же, без протектората военных не обошлось. Был такой себе полковник, от биологических войск, Смит… Сволочь, между нами говоря редкая. Все в шпионов играл, то он Смит , то он Джон, то Янус Полуэкт – Полуэктович. На самом деле, списали его военно-морские силы из химических войск… Представьте сами на дворе, космический век и специалист по складам химических войск еще Первой войны… Пьянь редкая. На склады автоматизированную охрану поставили из новых киборгов … Там же мозгов не надо, только смотреть и не допущать: возгораний и проникновений посторонних лиц. И наш, тогда всего лишь капитан, отправился на переподготовку… А тут проект подоспел, в Северном море, биологическая станция. Секретная лаборатория, военные ястребы расправили плечи и хотели там засадить целый батальон охраны. Этих самых ястребов, морских дьяволов. Но слава Богу, нашлись умные люди, и объяснили: опыты над мухами – дрозофилами. А Остров размерами пять на пять километров, ну куда там триста головорезов девать? А ведь есть еще ученые, женщины, между прочим. Да что женщины, девственницы и девственники, вот головная боль для коллектива. Светила науки, и молодые дарования, магистры в конце концов. Молодые ботаники в очках – это же (очень и очень) любимое развлечение, для армейского спецназа…Одного, ну максимум двух специалистов по охране и секретам.
    Вот так Смит и попал к нам на Остров. Сначала изображал из себя секретного физика. Темные очки, наглухо закрытый френч, широкополая шляпа… «Закон Ома знаете? - это я написал, когда разрабатывал общую теорию поля…» Стали мы его проверять… Залезли в мировую сеть, нарушили секретность, пару учебников по темам, что он называл пришлось выучить. И вот в столовке однажды давай разговаривать «о резисторных взаимодействиях среди очарованных частиц, о взаимосвязи по суперпозициями ковалентных связей электронных оболочек атомов бора…» И что…? И ничего: он сверкнул на нас темными стеклами и ушел кушать свой рассольник и оливье. Не физик значит, брехло секретное. Алкоголя у нас само собой нету… Остров ведь (Все же, Остров Фаир думается мне. Маленький, компактный Островок…). Волшебных трав, раскрывающих глубины мироздания тоже – секретность же… Но биологи, волшебники от биологии тоже не лыком шиты… Да и поразвлечься хотелось всем очень. Девчонки наши, стали выращивать дрожжи и синтезировать глюкозу. Парни – ботаны, те вообще молодцы. В микроскопе, в туннельном выяснили, что в одежде есть волокна конопли… И не надо ха-ха. Они взяли и клонировали (синтезировали) искусственные семена, высадили их, и собрали первый урожай! И все это за две недели…! И состоялся день «Ч». С утра гнали отличный шотландский виски, со всеми запахами и вкусовыми букетами. Выгнали несколько литров. Потом уже, не отвлекаясь на разные фокусы, просто гнали спирт. Ребята насушив «волшебных» трав, тихонько курили - курили за углом…
    А секретный физик, занервничал. С самого утра в воздухе витал запах виски… Он ходил и там и сям. Приставал ко всем, чем это пахнет? Народ же строил недоуменные физиономии и пожимал плечами. А в центральную вентиляцию положили тряпку смоченную в виски… Развлекались… В обед, у Смита особенно грустен был взгляд, наверное что – то чувствовал… Парни напились «чаю», цвет то похожий… и уже хорошенькие, румяненькие. Секретный физик, же только темными стеклами затравленно блестит и носом крутит туда и сюда… (Думает бедолага, что с ума сходит…) Тут его наша мастерица мушек дрозофил разводить, специалистка с двумя высшими образованиями, в случайно расстегнутом на пуговицу ниже халатике, спрашивает: «как пройти в библиотеку…?» Ну, или еще что – то… и пока агент Смит пускает слюни, в это время чай ему то и подменили!
    Чернокожая красавица наша, виляя крутыми бедрами, отплывает в сторону. А Смит, хватает стакан с чаем и глотком в себя заливает, дабы жажду утолить…
    Ага! После этого непередаваема игра мыслей и чувств на лице. И о чудо, впервые он снимает свои очки, чтобы глянуть в стакан. Потом к ближайшему столу: «Что это?» Невозмутимый ботаник берет остатки «чая», допивает и говорит, что чай… как всегда между прочим…Это Смита и доконало, он берет со стола второй стакан с «чаем» и пьет… Медленно смакуя каждый глоток, кадык верх и вниз. Допивает затравленно оглядывается и говорит – «Я сошел с ума, вызывайте врачей…» Ему заботливо несут «простую воду» из разбавленного спирта… Он еще медленнее пьет, улыбается и просит закурить… Тут ему, заботливо собранную самокрутку и подносят…
    Смит курит, начинает говорить о себе в третьем лице… Подсаживается народ и начинается веселье… Так мы и выяснили что никакой он не физик, а просто бывший военный, приставленный секретность соблюдать…
    После этого случая, Смит выпрашивал у девчонок спирт, и проводил время созерцая либо кровать у себя в комнате либо на пляже валялся…Не мешая нашим гениальным волшебникам выращивать новые сорта особо полезных клопов и насекомых…
    Я занимался тогда проблемой анабиоза у насекомых. И развитием аналогичных способностей у животных и людей. Особенно был интересен, зимний сон у медведей. Мы тогда привезли с материка два десятка бурых медведей. Вывели, вычислили формулу вещества которое вызывает столь длинный сон… Надо попробовать, на ком? Добровольцев у нас нет, Остров ведь. Все ученые все заняты. Втихомолку дали Смиту… Он уснул на пол года… Пришлось около него вести журнал наблюдений. Пост автоматизированного контроля… Через пол года он проснулся… Видимо крепко его там приложило… Не вменяемым стал… Пришлось его… изолировать.
    В это время на Остров прибыло новое пополнение молодых дев. Сама белокурая Венера, прибыла с ними. Ну, наши то, наши, совсем с ума сошли... Прибытие непорочных дев, всегда большое и трепетное событие… Но это на материке, а здесь… дисциплина хромала. На проклятом Острове нет календаря, ребятня и взрослые пропадают зря
    А мне по фигу, я однолюб. Меня дома ждет, зеленоглазое чудо в рыжих драконьих перьях. В общем, и целом воздержания на проклятом Острове как не было так и нет. Испанские страсти, мексиканские сериалы и прочее, и прочее, и прочее…
    ***
    Однажды… Вот слово лишенное всякого смысла. Однажды? Однажды! Однажды, однажды, однажды…
    Однажды я сидел, прикрыв глаза, и слушал звуки в своей голове. Шум поезда, шелест шагов… Шелест шагов приближался, становился все громче и отчетливее. Я открыл глаза, ко мне подходил мужчина с серой бородой в зеленых брюках и футболке цвета хаки… Я где то его видел… Знакомое лицо… Но кто он? Новые слова, так много новых слов и образов: «брюки, мужчина, борода, хаки». Он подошел совсем близко, пристально посмотрел в глаза.
    - Узнал?! Молодец! – Совершенно автоматически я поднялся на ноги и низко ему поклонился.
    - Хидру, здравствовать! – Слова прокатились во рту, а в голове началось движение. Быстрое и необъяснимое движение образов и слов. «Хидр, Хидра, Хидру, Хидром…» Хидр, как будто прислушиваясь к моим мыслям, улыбнулся… Его черные глаза перестали обжигать. От улыбки стало теплей, и светлей, и спокойней. Мысли потекли ровным потоком. Теперь я знаю, что такое «мысли». Хидр присел на лавку и закрыл глаза
    - Садись – сказал он и я послушно сел рядом. Метро, станция метро – вот как называется это место. Я вспомнил! Это место – метро! Я – мужчина! Я вспомнил море и Остров, и себя на Острове. Я вспомнил! Я – есть!
    Я – есть! Я – есть! Я – есть! Эта мысль билась в моей голове встревоженной птицей. Я – есть! А до этого не было ни птицы и ни тревоги… Я есть! Я живой! Я существую… Я, я, я, я – есть. И это радость и это счастье. Это - счастье быть! Хидр улыбался. Молчал и улыбался. А во мне пробуждалась жизнь…
    ***

    ….сериалы и прочее, и прочее, и прочее… Как это сталось, что одним все, а другим что попало? Не так ли спрашивают современные люди друг у друга… Одним, понимаешь все, а другим понимаешь… ничего особенного. Все началось с дамочек - самочек Венеры. Во – первых, по уровню доступа и секретности требовались такие… Чистые как лист бумаги и интеллектом как у ребенка… Слава Богу таких много… Во – вторых, вы же знаете, что у не порочных дев, и девственников результаты экспериментов иные, нежели… у проверенных Жизнью…?! Вот - вот, и очень перспективные результаты с точки зрения военных экспериментов. Зато в коллективе, это создает очень не здоровую атмосферу… Наш агент по безопасности, товарищ Смит был пойман, во время попытки проникновения в девичий блок… Зубами грыз прутья защитной решетки… С этого момента, пришлось держать его на цепи и в состоянии медвежьего анабиоза. Тут как говорится, что у Смита на языке, то у ботаника на уме… А настоящий ботаник, любитель дрозофил, придумает всегда этакий кунштюк (скажем спасибо театралу Куншту)…
    Через какое - то время, в нашем местном директорате, стали скандалы разгораться. Результаты экспериментов, скатываются к средним, по всему зоопарку. Объявились беременные среди молодых исследовательниц, даже среди девственниц…! Ученые мужи стали кивать на влияние Луны, близкой Венеры и неудовлетворенного мужского коллектива ученых. Белокурая Венера, в которую тайно были влюблены девять из десяти мужчин, представительница т.с. Женского движения в Лиге Наций, стала «расставлять всех по местам». Ученые мужи в ответ, стали делать из нее полную дуру… Чего Венера не потерпела ни секунды… На проклятом Острове, началась война: мужчины против женщин… Сначала Венера и ее девственницы отбивались сами, а потом к ним присоединились все остальные наши женщины… Странная война. Сколько их потом будет, этих странных войн?!
    Ночью жаркие объятия, днем презрение и издевательства. Скандалы и словесная пикировка. С этими выяснениями: кто кому Рабинович, кто Зигмунд Фрейд, а кто и Рабиндранат Тагор, ученые мужи, тоже успевшие разругаться меж собою в дребезги, укатили в столицу отдельными экипажами..!
    Так получилось, что все это прошло мимо, мимо меня. На счастье, или на беду, но мимо меня… В ученом совете, отбывая роль представителя, все о своих проблемах думал. О вопросах временного прекращения жизни. Грустные мысли посещали, когда приходил смотреть на мистера Смита. Проект «зимней спячки», пришлось свернуть. Подопытные собаки, за пол года сна просто дичали, и бросались, рыча на руки их кормившие. Мои коллеги, откровенно бездельничали, и обсуждали прелести белокурой Венеры. Кто, кого и как, любил этой ночью, и что из всего вышло…
    Свежее открытие, что биологическое окисление в «силовых станциях» живых клеток – митохондриях – заканчивается не образованием молекул АТФ, как считает академическая наука, а генерацией вихревого крайне высокочастотного электромагнитного поля в неразделимом единстве с ионизирующим протонным излучением и является, полем, обеспечивающим необходимой энергией все живые существа. Вызвало лишь вялое обсуждение о прорывах в новые области, пока кто – то не ляпнул, что у Венеры, есть «проницательницы». «Проницательницы темной материи», она их как зеницу ока бережет. Вот они то, отличаются особыми свойствами при проницании в глубину проблемы…Вот если их подключить на частоты десять в двадцатой степени, то тогда можно достучатся до энергетики клеток… И тогда…
    И тогда состоялось мое знакомство с Венерой, - воплощенной женственностью. Сначала, как порядочные ученые, мы вычертили генеалогию каждого рода, чтобы понимать… Игиги и Анунна братья на век. Она рода Игиги, а я – Анунна. Соответственно род Ящеров, род Змеев. Выяснилось, что у нас есть общие … предки что- ли, не важно… Важно то, что никаких профессиональных противопоказаний со стороны Солнца нет, сторона Луны готовы к сотрудничеству. Присяга была озвучена, допуски согласованны и я изложил проблему, которой занимаюсь…
    Именно Венера, и предложила тогда ту идею, что если нельзя сохранить сознание в анабиозе, может быть изменить носитель сознания… То, что сейчас называют переселение душ… А тогда идея была очень даже свежей. Записать на пленку, ленту, бумагу сознание, а потом перенести его на другого, например человека …
    Сама же Венера, плюнув на секретность, доверительно сообщила что занимается созданием фейри… В логичный противовес тому чем заняты все остальные ученые. Тут надо объяснить, некоторые смысловые аспекты: Если на Острове одни создают оружие массового поражения, то другие, тут же разрабатывают что - то очень полезное. Баланс, как говаривал наш бухгалтер, выдавая зарплату, должен сходиться. Венера, например, создала: благой двор, альвов, диниши и тилвит тегов. А я создал… нет, это секретная информация! Но баланс, в создании и разрушении по Северному морю сходился… А это самое главное!
    Работа закипела. Закипела жизнь. Все мои коллеги, забросив свои темы, пришли «помочь товарищу». Подлые людишки, на сладкое потянуло. Венере льстило такое внимание мужской части коллектива, и она чувствовала себя царицей Савской. Только одно портило гармонию полного матриархата. Вернее один – я.
    Работа - это мой Бог. А я лишь скромный жрец Бога. Диньши, альвы, гномы и тролли были испробованы как переносчики сознания. Но оказались плохими переносчиками, со своими стихийными характерами… Со своей дурацкой, не управляемой стихийной природой… Ты внедряешься в гнома рудокопа и как бы пытаешься пересечь подземные царства, а он нехороший, начинает своими делами заниматься…
    Однажды в лабораторию где, мы Венерой как раз обсуждали последние результаты, зашел стройный высокий мужчина с серой бородой. Он молча поклонился и сел в кресло, которое немедленно пустило зеленые стрелки и побеги. Светлые голубые джинсы и беленькая футболка с надписью: «АБЛАНАТХАНАЛБА».
    - Это Хидр, - шепнула Венера
    - Здравствовать Хидру!- сказали и склонились в поклоне перед ним.
    - Да ладно, я сегодня по - простому, без чинов – Он небрежно помахал рукой. Рассказывайте, как и что у нас, вернее у вас. – Мы с Венерой переглянулись и начали по очереди свой рассказ. Хидр внимательно слушал, потом взял с пожарного щита красный багор и задумчиво покрутил его в руках. Багор незамедлительно стал пускать зеленые ивовые побеги. Глядя на них, Хидр поморщился, и обрывая зеленые веточки стал говорить:
    - Ну и слава Богу, думаю что все получится… В более широкой та сказать перспективе… Достижения одного, он кивнул на меня, поможет другому стать… Достигнуть более высоких вершин… Жениться не думали? – неожиданно спросил он, и не дожидаясь ответа продолжил,- Вот и молодцы. Вам еще не раз вместе придется трудится…Много кругов… - Багор в его руках выпустил корни, разделил крону на несколько стволов и пытался зацвести… - Что нибудь, от этой напасти можешь предложить?,- обратился ко мне Хидр. – Иногда во время серьезного разговора, так неловко получается…Все цветет и растет, со страшной силой…
    - Айн момент, - ответил я. По внутренней связи вызвал лаборанта с электронным подавителем жизни…
    - А по анабиозным состояниям жизни, попробуй эксперименты с минералами, растениями… В начале. Вот формула, - он ткнул пальцем в надпись на груди. – Попробуй плазму заместить жирными кислотами, глицерином например…
    - Ешкин кот,- заорал я, и побежал, сразу же позабыв о Хидре …

    ***











































  • Встречи во сне и наяву…

  • Встречи , события …изменения … короткий отчет за 11 недель.