• Безымянный 271598

  • ВОЛГА / VOLGA, “Дом” 3.02.06

  • Хочется начать с цитаты Ивана Дыховичного во время обсуждения этого фильма: «Искусство не отвечает на вопрос как надо жить. Оно создает образ из которого вы потом что-то вынимаете». Весь вопрос в том, кто что вынет.

    О Гай Германике и об этом фильме, за который она даже «Нику» получила как «Открытие года» впервые услышала какое-то время назад услышала. В то время захотелось посмотреть, но как-то не случилось. И вот, спустя почти год, вижу в программе этот фильм в «Закрытом показе» с Гордоном. Как ни хотелось спать после тяжелой трудовой недели, но я дотянула до половины одиннадцатого но...

     

    Действие не захватило, пришлось взять ручку и делать заметки по ходу фильма. Про актерскую игру молчу – реалистично: девочки пили, курили, страдали и жестко дрались, мальчики пили, курили и половодозревали, родители били, учителя ниче ситуациюменяющего не делали. Но я так и не поняла, что хотела режиссер сказать этим фильмом. Ее собственные неосмысленные и несвязные ответы, данные во время обсуждения, подсказки в себе, увы, не несли. Несколько вопросов я для себя, однако, «вынула».

    Вопрос 1: Это правда?

    Ответ: Наверняка, да. Возможно, не в такой концентрации, но мы в этом живем. Во многих школах существуют жестокие отношения между старшими и младшими классами, крутыми и ботанами, мальчиками и девочками, и СМИ не устают нам это доказывать. Есть семьи, в которых родители, вместо того, чтобы поговорить с ребенком, попробовать его понять, бьют его, просто потому, что по-другому они не могут, не научили их другим способам укрепления собственного авторитета в глазах ребенка. Есть семьи, в которых дети манипулируют родителями, используя их страх («Мама? Она у меня в кулаке»). Подростковая дружба (да и не только детская) бывает жестокой и эгоистичной, по принципу «мы только завтра не вместе, а потом, после дискотеки, будем опять дружить». Грустно слышать, что словарь Эллочки Щукиной живет и в нашем времени – молодежи больше 30-ти слов и не нужно для общения.

    Вопрос 2: И что дальше будет?

    Ответ: Неизвестно. Фильм ответ именно на этот вопрос и не дает. Хотя его вполне можно было бы превратить в воспитательно-познавательную картину. Хотелось либо какого-то мощного отрицательного результата во время, когда происходит действие фильма, либо демонстрации взрослой жизни героев из серии «что с ними стало после такого детства». А так, получилось незаконченное home video.

    Вопрос 3: Зачем это все показывают нам, если этой грязи и без того много в нашей жизни?

    Ответ: Вероятно, в надежде, что хотя бы так это нас зацепит и мы начнем что-то делать, чтобы скорректировать ситуацию.

    Вопрос 4: И что теперь делать, чтобы изменить мир?

    Ответ: А что каждый из нас готов для этого сделать? Как насчет начать с себя?

    Я не знаю, по каким критериям Гай Германику причислили к талантливым режиссерам, а эту картину называли шедевром. Но я точно знаю, что показанное ею появляется на экранах, на сценах, в книгах не впервые – были и до нее умельцы. Я точно знаю, что есть лучшие варианты воплощения таких сюжетов.  И я точно знаю, что время, потраченное мной на просмотр этого фильма, потрачено зря.

    Но, Боже мой, как грустно от того, что есть такие ситуации, и страшно за будущее моих пока нерожденных детей!


  • Безымянный 271598

  • ВОЛГА / VOLGA, “Дом” 3.02.06