• БАКЕНЩИК (из одноимённого сборника)

  • Ах, как я зол!! Ух, как я зол!

  • - Ма, мы ляжем на операцию?
    - Да.
    - А когда мы с нее встанем?

    Из давнего разговора со Старшим

    Итак, вторая попытка осуществить процедуру дробления камней у Мелкого. Первая попытка провалилась, так как молодой доктор, со спесью и высокомерием на лице, просто забыл сказать, что для операции необходим еще один анализ. Пока ждали очередь, пока сделали анализ, пока получили результат - Мелкий носился в школу и ветеринарку с камнем, а я носилась с Мелким. Но вот необходимый анализ уже у доктора в руках и он ошарашивает:
    - Я обещал вам, что сделаем в ближайшее время? Делаем послезавтра!
    Как - послезавтра? Я же должна морально подготовиться, ребенка и мужа настроить, еду приготовить...
    Вечер перед дроблением. Интересно, почему Мелкий так хочет есть? Он всегда легко отказывается от ужина, если уже позже 7 вечера. А тут - голодные глаза и судорожное сглатывание слюны... Поешь, дорогой, голодать надо с 12 часов ночи. Но "из солидарности" не ужинаю. Хотя какая солидарность - кусок не жуется и не глотается...
    Проснулась с жутким сердцебиением - я уже выспалась, а значит, прозевала будильник. Сползла с кровати, проверила - ...2 часа ночи. Пошла и посидела в интернете, потом приготовила еду с собой, снова посидела в интернете, попила чай, подняла Самыча, подняла Мелкого и отправила выгулять собаку, оставила завтрак для Маши, сделала кофе и бутерброд для Самыча...
    Выехали в 6.10. В 7.15 приехали к больнице, нашли место для машинки и пошли "сдаваться". В 7.30 пришла секретарь и отправила "по привычному адресу" - в приемное отделение зарегистрироваться и рентгенотделение - сделать снимок живота. А интересно, эти снимки хоть кто-то смотрит? И зачем у меня с собой все намного более точные анализы, чем этот несчастный рентген, который наших камней не показывает?!
    Пришли и сели ждать рентген. Хорошо, что у нас с Самычем есть судоку, а у Мелкого - PSP. Сидим, мерзнем и ждем. Через полчаса Сам не выдержал и пошел узнавать, а чего это мы, собственно, ждем? Оказалось, ждем рентгенолога. Ожидание длилось ровно час!
    Через час и 5 минут вернулись в подвал, к кабинету дробления. Вы нас еще не потеряли? Мы не удирали, мы час рентген делали...
    И вот сквозь грохот отбойных молотков - здесь же, в подвале, идет реконструкция здания - услышали ашу фамилию. "ПрЫглашали!" - кивнул Самыч, и первым поспешил к заветной дверке. А за дверкой нас ждали молодой доктор и молодой анестезиолог. А у доктора вместо спеси на все лицо был глаз. Большой, красный, распухший... Учитывая нашу фамилию, не смогла промолчать и шепнула Самычу:"Это его Б-г за нас наказал!" Доктор услышал и судорожно зашелестел нашими бумагами:
    - Так вы настаиваете на общем наркозе?
    - Нет, доктор, мы уже ни на чем не настаиваем. Делайте, как считаете правильным.
    - Нет, это ваше право, и вы можете, конечно...
    - Доктор, мы уже согласны на эпидураль.
    - Но я бы советовал вам еще раз поду...
    - Доктор, где бумага, которую мы должны подписать? Мы уже согласились на ВАШ наркоз, вы теперь хотите давать общий?
    Доктор потихоньку начинает слышать и понимать, что мы говорим. Анестезиолог не понимает, так как говорим по-русски. Поэтому начинает нас тоже убеждать согласиться на эпидураль, расписывая все ужасы и сложности общего наркоза. АС арабским акцентом и совершенно еврейским размахиванием руками и мимикой не только лица, но и всего тела, описывает все ужасы того наркоза, от которого мы уже отказались. Успокойся, дорогой, "уже никто никуда не идет"!
    Бумага подписана и доктор разрешил остаться с Мелким. Кому-то одному. Сам посмотрел в мои глаза и понял, что меня можно выгнать только пинками. Обнял Мелкого, чего-то шепнул и вышел...
    Нас провели в "операционную" - комнатка с кучнй аппаратуры, огромной ванной и крошечной узенькой кушеточкой.
    - Раздевайся.
    - Совсем? - голос у Мелкого срывается.
    - А с чем проблемы?
    - С труасми...
    - Хочешь быть в трусах? Да пожалуйста!
    Интересно, а почему меня не спрашивали при такой же процедуре?!
    На Мелкого надели рубаху "с разрезом во всю спину" и сказали присесть на кушеточку. Сел, я стою рядом. Возле нас крутится молодой анестезиолог и что-то пытается сделать с "адской машиной", которая должна держать Мелкого в ванной. Нагло пошла и попробовала воду - теплая. В отличае от Мелкого, который в своей рубашечке уже остывает. Сняла с себя пончо и укутала ребенка. Анестезиолог крутит машину уже какими-то ножиками и ножницами, задавая нам какие-то дурацкие вопросы. Дорогой, да мы видим, что аппарат не работает! Появился пожилой анестезиолог и с места в карьер начал нас убеждать... правильно, сделать эпидураль! Да мы уже согласны! Дядечка расцветает и начинает шутить и щипать Мелкого за щеки. Еще один щипок - и мы снова будем настаивать на общем наркозе! Доктор понимает шутку, но руку прячет за спину. В это время молодой анестезиолого говорит по телефону с техником - техник еще дома, пьет кофе, пытается убедить подождать его приезда. Какое "подождать" - у меня ребеной голодный и мерзнет, у меня муж в коридоре в безызвестности, да мне, если хотите знать, самой уже присесть-прилечь хочется!
    Тут на сцене появляется третье лицо - молодой мужчина - и представляется:"Заведующий отделением реанимации Такой-то!" - и тоже начинает активно меня склонять ... к эпидуралю. Доктор, я уже согласна, я уже так согласна, что могу Вам и свою спину подставить. И даже Самычеврой рискнуть, если еще 5 минут поубеждаете...
    А ремонтом машины занимаются уже трое - два анестезиолога и уролог с глазом. Проблема в механике-гидравлике, и Мелкий робко предлагает позвать папу, так как папа - Мастер (доктор с глазом вздрогнул, еще бы, он же меня убеждал, что на ремонт стиралки надо приглашать мастера по стиралкам, а я его убеждала, что зову только Самыча - что ему стиралка, если он автобусы чинит!) Тут Самый Главный анестезиолог заметил, что Мелкий сидит в женском пончо, а его матерь как-то ежится и пытается подпрыгивать между аппаратурой, горе-техниками-докторами и столиком с лекарствами и шприцами. артина ему ооочень не понравилась и Мелкому принесли одеяло! В благодарность Мелкий сказал, что может спать уже и без наркоза вообще.
    Машину продолжают чинить, Мелкий осматривает помещение и мучает мающегося безделием заванестезиологией вопросами о назначении приспособлений, инструментов и аппаратуры. При этом щедро снабжает того сведениями, как это же самое применяют в ветеринарии. Заспорили о каких-то ножницах, открывают-закрывают, термины какие-то - и все на иврите... Разговор перешел на что-то другое и вдруг Мелкий обращается ко мне:
    - Ты знаешь, ждя чего вооон та машина с трубками? Это для общего наркоза. Собакам так делают. И ты хотела, чтоб и МНЕ? КАК СОБАКАМ?!
    Кое-как машину наладили, анестезиологи готовят шприцы - "эфедрин", "атропин". Ничего не меняется... Самый молодой анестезиолог ставит Мелкомы систему:
    - Леля, хорошо, что ты не кошка или собачка...
    - Почему?
    - А иначе тебе бы пришлось лапку брить...
    Мелкий хохочет, доктор пугается. Пришлось перевести. Доктор отсмеялся:
    - Хорошо, что вы сказали, когда я уже все сделал - а то с вам и в вену от смеха не попадешь!
    И меня выставили за дверь с обещанием, что через 20-25 минут... Самыч подскочил:"Уже?" Что "уже" дорогой? Еще и не начинали, только машину все время чинили! По глазам мужа вижу, что сейчас меня отправят к специфическому доктору... А на часах - 9 утра. Зачем назначали на 7.30?
    Сидим под дверью. 9.30. Появились два импозантных дядечки. По разговору понимаем - техники прибыли. Машину чинить. Просачиваюсь следом за ними в кабинет - скоро уже? Еще чуть-чуть!
    Чуть-чуть растянулось на полчасика. 10.08 - Мелкого выкатили на кровати. Ребенок не спит, улыбается и пытается помахать родителям лапкой. Именно той, в которую воткнули капельницу. Спереди кровать везет молодой анестезиолог, сзади толкает пожилой, зав идет слева, уролог - справа. Больше в коридоре места нет, поэтому родители семенят следом. В четыре голоса нам рассказывают, какой у нас самый-самый-самый ребенок. Да мы все это и сами знаем, вы нам про камень расскажите? А это не к нам, мы только дробим!
    Мелкого завезли в реанимацию, а нам сказали:"Идите и часик погуляйте!"
    Пошли и часик погуляли - по этажу, к машинке, вокруг машинки, снова под дверь. Сели и тут... Оказывается, можно упасть сидя на стульчике. Куда я падала - не знаю, но люди вокруг кричали, кричали, меня куда-то тянули, а я сопротивлялась, так как куда же я от заветной двери? Напрасно сопротивлялась - притянули за ту же дверь, померяли давление и что-то укололи. Даже кроватку предложили. И тут сообщили, что к Мелкому может пройти родитель. Один. Сам ТАК посмотрел, что я прилегла и только следила за его спиной... Через 20 минут появилась кровать, доктор и Самыч в каком-то зеленом халате и шапочке. Мысль:"Хорошо, что я не пошла - как бы я выглядела в зеленом???" Под квохтание "куда-куда-куда" сползла с кровати и вцепилась в кровать Мелкого - некогда нам лежать, нас теперь в урологию везут - анализ делать!
    В урологии Мелкого вкатили в палату, Самыч почти нежным пинком всадил меня в кресло рядышком. Мелкий тут же должил:
    - Я уже ноги чувствую. Все-все. Мне надо в туалет. А когда есть можно будет?
    Самыч метнулся за медсестрой - ребенку столько всего хочется!Медсестра прибежала с аппаратами - мерить давление и температуру - как у комонавта! Обед будет через полчасика, а вот в туалет... Она убежали, прибежала и протянула утку. Не ту, большую, ржаво-зеленую. И не ту, красиво-стеклянную. А маленькую, легенькую, изящную. Одноразовую. Из папье-маше! Но Мелкому даже это не понравилось - ему надо в туалет - и он пойдет!
    С капельницей, папиной помощью и маминым квохтанием встал - прошел - сделал - вернулся - лег - и попросил снова еду. Хорошо, что была шоколадка. А медсестра принесла чай.
    Еще полчаса он сидел в кровати и играл на этом дурацком PSP, мы с Самычем развлекались чтением русско-ивритского разговорника. Обед! Мелкий сьел все! И с хлебом! И шоколадку доел. Вот только пьет он столько, что скоро лопнет. Сушит после наркозов.
    В 3 часа пришла медсестра, принесла письмо на выписку. А анализ? Анализ - это то, что ему померили температуру и давление! Можно переодеваться и ехать домой! И тут выяснилось... Тут выяснилось, что все это время Мелкий лежал в трусах. Мокрых. В которых его "купали в ванной"...
    П.С. Ловим осколки. Выловили уже 2 больших. Синяк у Мелкого от машины на полживота. Освобождение от занятий на 10 дней, но он кричит, что в понедельник пойдет - у него лабораторная по физике. А впереди еще одно СТ, после чего нам скажут, насколько дробление было успешным...



















































  • БАКЕНЩИК (из одноимённого сборника)

  • Ах, как я зол!! Ух, как я зол!