• Не убивай меня, мамочка!

  • Нигерские шутки

  • Они вваливаются в «Нору» рано утром, все семеро, переговариваясь и пересмеиваясь, будто вернулись не с войны, а с матча по квиддичу – решающего матча Гриффиндор-Слизерин – и, конечно, победа, и конечно, чудом, в последний момент - "А помнишь? Как я его!", но они победили, и живы, и твердо уверены, что отныне и навсегда все будет хорошо – осталось только вернуться домой, к маме.
    Отца дома нет – он, как всегда, на службе, в Министерстве: собственно, он и подсказал им вернуться всем вместе, чтобы мама больше не беспокоилась и не спрашивала ни о ком; они так гордятся им теперь – невысоким, лысоватым, сутулым, вовсе не похожим ни на генерала, выигравшего войну, ни тем более на министра – скорее, на старого тренера, наконец-то дождавшегося победы своей команды.
    То и дело шикая друг на друга – «Тише, разбудишь!» - они толкаются в прихожей, открывают дверь на кухню – и замирают на пороге при виде ярко горящих свечей, стола, накрытого парадной скатертью, исходящих аппетитным паром кастрюль.
    - Сюрпри-и-из… - запоздало тянет Рон, но мама встает им навстречу и улыбается, и Фред шепчет:
    - Идиоты, про часы забыли! – и все, смеясь над собственной глупостью, бросаются к ней, и Молли обнимает их, и отвечает всем сразу, и плачет, и смеется, и причитает, что надо непременно садиться за стол, и только Перси, привычно оттертый назад, бормочет:
    - А когда она все успела? – но кто его станет слушать, зануду Перси?
    Уже рассевшись вокруг стола, каждый на своем месте, они все не могут угомониться – хоть и твердо решили не рассказывать ей ничего «такого» - но как удержаться, чтобы не похвастать своей ловкостью, и храбростью, и удачей, и получить взгляд, предназначенный тебе одному, и восторженное «Ужас какой!», и с легким сердцем дать обещание больше никогда-никогда так не делать!
    Наконец, ложки сосредоточенно скребут по тарелкам, и никто уже не требует добавки, а близнецы интересуются, как насчет десерта – «Ты сиди, мама, мы сами положим!», и Молли позволяет себе отодвинуться и бросить короткий взгляд – всего один – на аккуратно сложенные на коленях ладони – и довольно вздохнуть: успела, все зажило просто прекрасно, никаких шрамов: и второй – на часы, висящие на стене. Кто бы мог подумать, что стрелки окажутся такими острыми, и она едва сможет удержать их, не позволить сползти с отметки «опасность» на отметку «смерть»? Это надо ж было додуматься - хватать их руками!
    Она вновь облегченно вздыхает – и кровь со стены удалось отчистить, замечательное все-таки заклинание!Несколько оставшихся пятнышек не в счет… а уж как оно пригодится сегодня - давно ей не случалось мыть столько посуды!










  • Не убивай меня, мамочка!

  • Нигерские шутки