• Безымянный 285499

  • СКАЗКИ

  • Посвящается [info]peoplez и его посту столетней давности

    Ману, прорыла весь твой архив, чтоб дать людЯм сцылочку, и нифиха не нашла... ну мне ж не могло присницца?... =)))) или могло?..

    Ну в общем, если интересно ЧТО, то вам

    "... Я имею в виду Эдгара Аллана По и его "Философию творчества". Многие в свое время сочли этот текст провокацией, попыткой показать, что в "Вороне" "ни один момент творчества не был случайностью или интуицией - работа шаг за шагом продвигалась к завершению с точностью и жесткой логикой математической задачи". Я же считаю, что По попросту хотел описать то, что, по его мнению, читатель первого уровня должен почувствовать, а читатель второго уровня - открыть для себя при чтении его стихотворения.

    Трудно побороть искушение обвинить По в некоторой наивности, когда он утверждает, что художественное произведение должно быть достаточно коротким, чтобы его можно было прочесть за один присест, "ибо, если требуется чтение в два присеста, во впечатление вмешиваются мирские дела, и что-либо подобное цельности сразу разрушено". Впрочем, мне представляется, что даже и его предписание не основано на психологии эмпирического читателя: здесь речь идет о том, чтобы сделать из образцового читателя споспешника и замаскировать мучения вечного поиска золотого правила. Дальше По делает следующий шаг - он рассуждает о том, что ему представляется главным свойством стихотворения, а именно о Красоте: "Красота какого бы то ни было рода, в высшем ее развитии, неизменно возбуждает впечатлительную душу до слез. Печаль является, таким образом, наиболее законным из всех поэтических настроений". Однако По хочет отыскать "какой-нибудь стержень, на котором могла бы вращаться вся машина" и заявляет, что "никакой прием не имел такого всеобщего применения, как припев".

    По довольно пространно рассуждает о воздействии припева (рефрена), которое основано на "Силе монотонности - как в звуке, так и в мысли" и на удовольствии, которое "выводится единственно лишь из чувства тождества - повторения". Он приходит к выводу, что, дабы добиться навязчивой монотонности, рефрен должен состоять из одного слова, причем оно должно быть "звучным и имеющим длительную выразительность" - в силу чего выбор слова "никогда" (nevermore) представляется ему совершенно очевидным. Однако, поскольку заставлять человеческое существо бубнить подобный рефрен по меньшей мере неразумно, По заключает, что у него нет иного выхода, кроме как вложить его в уста говорящего животного, Ворона. После чего переходит к решению следующей проблемы:
    "... Я спросил себя: "Из всего, что печально, - что наиболее печально, согласно со всеобщим пониманием человечества?" Смерть, гласил явный ответ. И когда, подумал я, эта наиболее печальная область наиболее поэтична? Из того, что я уже достаточно подробно разъяснил, ответ также явствует: "Когда она наиболее тесно сочетается с Красотой: итак, смерть красивой женщины, несомненно, есть самый поэтический замысел, какой только существует в мире, и равным образом несомненно, что уста, наиболее пригодные для такого сюжета, суть уста любящего, который лишился своего счастья." Я должен был теперь сочетать два представления - любящего, скорбящего о своей умершей возлюбленной, и Ворона, беспрерывно повторящего слово "Никогда..."

    По ничего не упускает из виду, даже идеальных с его точки зрения размера и строфики... В конце концов он задается вопросом, как найти достаточно естественный "способ сопоставления любящего и Ворона". Хотя проще всего им было бы встретиться в лесу, По считает необходимым использовать "узкое замкнутое пространство", будто "раму к картине", чтобы внимание читателя не рассеивалось. Поэтому он помещает влюбленного в комнату в его же собственном доме, и теперь лишь остается решить, откуда там возьмется птица: "и мысль о введении ее через окно была неизбежной". Влюбленный слышит биение птичьих крыльев о ставень и принимает его за стук в дверь, причем эта деталь введена только из желания потянуть ожидание читателя и "допустить случайный эффект, который получается в силу того, что любящий распахивает дверь, видит лишь тьму, и отсюда возникает полугреза о том, что это был дух его возлюбленной, который постучался". Ночь, разумеется, должна быть ненастной, "во-первых, чтобы объяснить, почему ворон ищет приюта, во-вторых, чтобы создать эффект контраста между этой ночью и (физической) ясностью, царящей в комнате". Наконец, автор решает усадить птицу на бюст Паллады, ради визуального контраста между белизной мрамора и чернотой оперенья: "Бюст Паллады был выбран потому, что, во-первых, что он находится в наибольшей гармонии с тем, что любящий посвятил себя умственным занятиям, и потому, во-вторых, что слово Паллада само по себе звучно".

    Нужно ли и дальше цитировать этот удивительный текст? По отнюдь не пытается объяснить нам - как это кажется поначалу - какие именно ощущения он хочет породить в душе эмпирического читателя; в этом случае он оставил бы свой секрет при себе и объявил бы формулу стихотворения такой же тайной, как и рецепт кока-колы. Скорее он показывает, как добивается того, чтобы ошеломить и завлечь читателя первого уровня. А на деле сообщает по секрету, каких открытий ждет от читателя второго уровня."

    Умберто Эко. "Шесть прогулок в литературных лесах"

    . А Ману, надеюсь, вскоре развеет мои сомнения. Ну или еще больше сгустит тучи, не знаю =)))))))

    Да, кстати, отдельное спасибо за книжку (которую все-таки обещаю вернуть) наимудрейшему, наиумнейшему и наиначитаннейшему моему коллеге - [info]timonya =)))





  • Безымянный 285499

  • СКАЗКИ