• внутренний мир Николая Модестовича

  • Конфуз Николая Модестовича

  • Николай Модестович и Вера Эрастовна смотрели передачу о животных. Вера Эрастовна вязала подштаники Николаю Модестовичу, а Николай Модестович во время рекламы стирального порошка и средств гигиены поглядывал одним глазом на пальчики Веры Эрастовны, ловко шевелившие жёлтыми пластмассовыми спицами. Николай Модестович терпеть не мог рекламу стирального порошка и средств гигиены.
    Когда он в очередной раз, обругав телевидение, соседей, правительство и средства гигиены, косился на жёлтые пластмассовые спицы Веры Эрастовны, на него снизошло счатье ввиде мудрой мысли. Он подумал: "Какой же я счастливый человек! Рядом со мной моя Вера Эрастовна, милая, преданная моя супруга!" Реклама зубных ниток сменилась роликом про шариковые дезодоранты, поэтому Николай Модестович развил свою мысль до того, что прослезился и выключил телевизор, не досмотрев передачу о животных.
    Вера Эрастовна оторвала глаза от дурацких пластмассовых спиц и вперила их в Николая Модестовича, который к тому моменту уже стоял на коленях в слезах, обняв её колени. Он шептал всякие нежности и ласковости. Вера Эрастовна заплакала от умиления и поцеловала его в лоб, а потом в нос и два раза в висок. Николай Модестович был исполнен желанием сложить к ногам своей супруги весь мир и терзался, не зная, как выразить ей всё, что накипело у него в груди.
    Тогда умница Николай Модестович избрал самый простой способ. Он взял кухонный нож и разрезал живот. Покопавшись немного, Николай Модестович достал сердце и протянул его Вере Эрастовне. После чего, прибывая в состоянии эйфории, он извлёк на свет печень, желудок и ещё парочку органов, которые ему, инженеру-конструктору, было трудно опознать вследствии отсутствия нужного образования. Вера Эрастовна заплакала от умиления ещё сильнее, увидев богатый внутренний мир супруга и покрыла его поцелуями.
    Оба рыдали и клялись друг другу в вечной любви два часа и сорок минут. Потом они несколько устали рыдать и клясться друг другу в вечной любви, но боялись в этом сознаться, поэтому до самого утра они уже без особого энтузиазма, периодически позёвывая в кулак, рыдали и клялись друг другу в вечной любви.
    Утром Николай Модестович взял шляпу и пошёл на завод, а Вера Эрастовна--на кухню, варить суп с фрикадельками. С этого дня каждый вечер Николай Модестович, желая уверить супругу в безграничной преданности и любви, вынимал свой внутренний мир и раскладывал перед ней на журнальном столике, а Вера Эрастовна плакала от счатья и покрывала поцелуями всего Николая Модестовича, который не лежал на столике. Потому что всё, что лежало перед ней на столике возывало восхищение, но не вызывало никакого желание покрывать это поцелуями.
    Однако через неделю внутренний мир Николая Модестовича стал изредка выпадать из груди нежного мужа. Вера Эрастовна побоялась, что прекрасный внутренний мир её супруга испачкает ковёр и убрала его в морозилку, чтоб не испортился, не переставая восхищаться его богатством и многообразием. Ещё через неделю Вера Эрастовна подвинула внутренний мир Николая Модестовича так, чтобы в морозилку влезли пельмени и триста грамм путасу.
    Но сделала это пока Николай Модестович был на работе: это могло ранить его чувтсва.









  • внутренний мир Николая Модестовича

  • Конфуз Николая Модестовича