• Против течения

  • Говорят дети :)

  • Вино из одуванчиков нисколько не потеряло своего очарования за столько лет. Вчера проглотила его в один присест. Словно смакуешь во рту любимое мороженое в жаркий летний день. Может быть, лимонное с ванилью?

    Вино из одуванчиков - это не просто особый универсум. Это миры. Мир Дуга и мир Тома, мир Бабушки и Дедушки, Лео, Эллен Лумис и Билла... Живее всех живых. Словно входишь в прохладную реку времени и судеб, Лета по эту, а не ту сторону бытия.

    Именно Дуг в свое время, когда мне хотелось только и обязательно девочку, примирял меня с возможностью родить мальчика :-) Потому что такого мальчика, как Дуг - всегда пожалуйста.

    Я бы разобрала всю книжку на цитаты, от начала и до конца.

    Я до сих пор брожу по миру с глазами, открытыми в поисках Дома-Дуга-Сполдинга. Один такой я в свое время обнаружила недалеко от Минска. И каждый раз приветствовала его: привет Тебе, привет, Дом-Дуга! Еще один похожий стоит у нас в деревне. Конечно, дом, в котором жил Дуг в 1928 году 20 века в Гринтауне штата Иллинойс далек от найденного мной, но что-то трогает душу в этих живых домах. Дерево и много стекла, дощатая ли веранда и дымок из трубы? Привет Тебе, привет!

    ...Вино из одуванчиков.

    Самые эти слова — точно лето на языке. Вино из одуванчиков — пойманное и закупоренное в бутылки лето. И теперь, когда Дуглас знал, по-настоящему знал, что он живой, что он затем и ходит по земле, чтобы видеть и ощущать мир, он понял еще одно: надо частицу всего, что он узнал, частицу этого особенного дня — дня сбора одуванчиков — тоже закупорить и сохранить; а потом настанет такой зимний январский день, когда валит густой снег, и солнца уже давным-давно никто не видел, и, может быть, это чудо позабылось, и хорошо бы его снова вспомнить, — вот тогда он его откупорит! Ведь это лето непременно будет летом нежданных чудес, и надо все их сберечь и где-то отложить для себя, чтобы после, в любой час, когда вздумаешь, пробраться на цыпочках во влажный сумрак и протянуть руку…

    И там, ряд за рядом, будут стоять бутылки с вином из одуванчиков — оно будет мягко мерцать, точно раскрывающиеся на заре цветы, а сквозь тонкий слой пыли будет поблескивать солнце нынешнего июня. Взгляни сквозь это вино на холодный зимний день — и снег растает, из-под него покажется трава, на деревьях оживут птицы, листва и цветы, словно мириады бабочек, затрепещут на ветру. И даже холодное серое небо станет голубым.

    Возьми лето в руку, налей лето в бокал — в самый крохотный, конечно, из какого только и сделаешь единственный терпкий глоток; поднеси его к губам — и по жилам твоим вместо лютой зимы побежит жаркое лето…
    — Теперь — дождевой воды!

    Конечно, здесь годится только чистейшая вода дальних озер, сладостные росы бархатных лугов, что возносятся на заре к распахнувшимся навстречу небесам; там, в прохладных высях, они собирались чисто омытыми гроздьями, ветер мчал их за сотни миль, заряжая по пути электрическими зарядами. Эта вода вобрала в каждую свою каплю еще больше небес, когда падала дождем на землю. Она впитала в себя восточный ветер, и западный, и северный, и южный и обратилась в дождь, а дождь этот час священнодействия уже становится терпким вином.

    Дуглас схватил ковш, выбежал во двор и глубоко погрузил его в бочонок с дождевой водой.

    — Вот она!

    Вода была точно шелк, прозрачный, голубоватый шелк. Если ее выпить, она коснется губ, горла, сердца мягко, как ласка. Но ковш и полное ведро надо отнести в погреб, чтобы вода пропитала там весь урожай одуванчиков струями речек и горных ручьев.

    Даже бабушка в какой-нибудь февральский день, когда снуется за окном вьюга и слепит весь мир, и у людей захватывает дыханье, — даже бабушка тихонько спустится в погреб.

    Наверху в большом доме будет кашель, чиханье, хриплые голоса и стоны, простуженным детям очень больно будет глотать, а носы у них покраснеют, точно вишни, вынутые из наливки, — всюду в доме притаится коварный микроб.

    И тогда из погреба возникнет, точно богиня лета, бабушка, пряча что-то под вязаной шалью; она принесет «что-то» в комнату каждого болящего и разольет — душистое, прозрачное — в прозрачные стаканы, и стаканы осушат одним глотком. Лекарство иных времен, бальзам из солнечных лучей и праздного августовского полудня, едва слышный стук колес тележки с мороженым, что катится по мощеным улицам, шорох серебристого фейерверка, что рассыпается высоко в небе, и шелест срезанной травы, фонтаном бьющей из-под косилки, что движется по лугам, по муравьиному царству, — все это, все — в одном стакане!

    Да, даже бабушка, которая спустится в зимний погреб июнем, наверно, будет стоять там тихонько, совсем одна, в тайном единении со своим сокровенным, со своей душой, как и дедушка, и папа, и дядя Берт, и другие тоже, словно беседуя с тенью давно ушедших дней, с пикниками, с теплым дождем, с запахом пшеничных полей, и жареных кукурузных зерен, и свежескошенного сена. Даже бабушка будет повторять снова и снова те же чудесные, золотящиеся слова, что звучат сейчас, когда цветы кладут под пресс, — как будут их повторять каждую зиму, все белые зимы во все времена. Снова и снова они будут слетать с губ, как улыбка, как нежданный солнечный зайчик во тьме.

    Вино из одуванчиков. Вино из одуванчиков. Вино из одуванчиков. (с)



  • Против течения

  • Говорят дети :)