• Похудеть за неделю -2

  • Похудеть за неделю. Начало

  • Скажите, что здесь не так?


    Он доедает десерт, откладывает газету, снимает очки и вдруг говорит:
    - Видишь ли, Молли…
    И мне становится тошно. Конечно, бывают слова и похуже - например, «понимаешь, Молли…». «Понимаешь» – это мертвый Альбус, это Сириус за Завесой, сожженные Фэйб и Гидди – но ведь сейчас все живы и здоровы, кому и знать, как не мне!
    А «видишь ли» - жидкий картофельный суп, долги, которые давно пора отдавать, «Что, опять свитер?» - так и не сказанное вслух рождественским утром, заплаты на локтях и коленках, очередная маггловская штуковина, купленная на последние кнаты…
    Это слабость и злость, с которыми я научилась справляться.
    - Видишь ли… - повторяет он. Я терпеливо жду продолжения и наконец получаю:
    - Тебе не кажется, что сегодня суп пересолен? И мясо вчера было не очень…
    Я едва не падаю со стула – вот это?! Из-за этого?! Вот так всегда – не знаешь, смеяться или плакать. Нет, он не виноват – это мир меняется, а я не успеваю за ним – то ли за миром, то ли за Артуром… пусть даже перемены – к лучшему, и больше нет тоскливого безденежья, и бессонных ночей на кухне под часами, и газет со списками раненых и погибших. И почему б ему, действительно, не говорить «видишь ли, Молли…» из-за подгоревшего жаркого и пересоленного супа? Я не то чтобы не рада – скорее, смотрю с другой стороны, а сказать «видишь ли, Артур…» до сих пор просто-напросто повода не было
    - Я понимаю, Молли, что тебе сейчас трудно, - изрекает он, словно прочитав мои мысли, - испорченный обед – это показатель!
    Соглашаюсь: да, это слишком; прежде чем говорить «видишь ли, Артур…» стоит побеспокоиться о нормальном обеде для него. Раскрываю рот – не зря же так долго готовилась, но он опять оказывается первым:
    - Может, позвать Джинни и Гарри – пусть поживут у нас? Или Рона с Гермионой? Чтобы не кормить меня одного….
    Да он вправду хочет как лучше! Представляю несчастного Гарри - медовый месяц в тещином доме! Или Гермиону – она, бедняжка, так и не может придумать, как ко мне обращаться!
    - Ты могла бы узнать, - он вдруг запинается и ожесточенно чешет в затылке, - узнать насчет внуков…
    Узнать? Да я и так прекрасно знаю – ни один из моих детей не собирается в ближайшее время осчастливить меня внуками. А если и соберется – с какого перепугу отдаст их мне на воспитание? И вообще – внуки – это не дети, не хватало еще мне отчитываться за каждый шаг!
    - А еще, - преувеличенно весело восклицает он, - можно завести кошку! Или собаку!
    Как будто нам не хватило крысы-Питера!
    Впрочем, он на верном пути – и момент как нельзя более подходящий, чтобы сказать все-таки «видишь ли, Артур!» и показать ему кое-что – если, конечно, мне дадут вставить слово.
    - И не думай о деньгах - теперь никаких ограничений! Хотя, конечно, лишних не бывает…. Но для тебя – все, что хочешь – лишь бы тебе понравилось, и ты…
    Ну да, не пересаливала суп. Интересно, можно ли перестать экономить? Не дрожать за завтрашний день? Помнить, что твои дети уже выросли и сами зарабатывают на жизнь?
    - Так вот – видишь ли, Молли, - говорит он торжественно, открывая потертый портфель и выкладывая на стол, точно козырного туза, красочный рекламный проспект. На проспекте копошится и пищит что-то неопределенно-серое – мне отсюда не рассмотреть. – Я подумал, что тебе понравится – ты же любишь детей!
    По краю листа вьется и подмигивает замысловатая надпись: «Подлинная помощь Министерству Магии! Яйца и птенцы почтовых сов у вас дома! Разведение сов – выгодно, надежно, модно!»
    - Видишь ли, Артур… - рука в кармане халата сжимается в кулак, комкая листок – так что писка и царапанья почти не слышно. – В сущности, ты совершенно прав. Я люблю детей.
























  • Похудеть за неделю -2

  • Похудеть за неделю. Начало