• Безымянный 224193

  • Ветер

  • В середине 80х к нам по делам приезжал молоденький инженерик из Австралии, и меня с приятелем - как самых "разговорчивых" по-английски ровесников - "приставили" от нашего отдела его развлекать с культурной программой - Кремль, ВДНХ,  ночной эстонский бурлеск в Центре "Хаммера" с икрой :) и пр. На второй день будучи в каком-то космическом павильоне ВДНХ парень не выдержал - и показав на удобно оказавшися рядом бюст Ильича спросил - мол, а это-то кто такой лысый ("bold guy" ) у вас везде стоит. Я помню в этот момент моя первая мысль (отчётливо) - "Везёт вам в Австралии - ха-ха...", а вторая (задумчивее) - "живут там свою австралийскую жизнь о нас ничего не зная,  и от того что в наших джунглях сам Вождь всего Мирового Пролетариата, дедушка и пример всем детям засушен всем на обозрение - им не жарко и не холодно..."

    Ещё через полгода покинув Москву в пургу в служебную командировку, я стоял в жару и в коротких штанах на ступенях летящих парусов Сиднейской Оперы, смотрел на голубые воды гавани Сиднея - и первый раз в жизни неожиданно и остро ощутил себя внутренне свободным - от нашей, далёкой, заокеанской, стуженой коллективной несвободы с какими-то местечковыми экзистенциальными мифами и легендами, мещанскими историческими рюшечками и лубочками, комплексами, соц. соревнованиями и соц. лагерями, политинформациями, обидой на весь мир, великостью и державностью, сплочённостью, выкладыванием на стол и измерениями - когда здесь, сейчас, всё  это -  для меня - не имеет ни малейшего значения или смысла. Хотелось просто и счастливо жить, дыша ветром и солнцем   - как индивидуальность, свободным от этих занудных "нас" или "их"...

    Через пару недель я уже стучал зубами в какой-то очереди в зимнем Шереметьево не получив багажа с тёплой одеждой, потеряного Аэрофлотом во время остановки и пересадки в Сингапуре и оказавшегося где-то в районе Вьетнама... Мне больше не пришлось вернуться  в Австралию. Несколько лет спустя,  посреди американского хайвея за рулём старенького Бьюика в котором ( с  женой, ребёнком, $300 и двумя чемоданами в багажнике )  заключалось  всё чем в этом мире в это мгновение я обладал и чем действительно дорожил - мне оставалось ещё шесть часов дороги до города с моим новым местом работы. Я был потерян для всех, никто меня не искал, никто меня не знал, никому я был не нужен  и никто больше не  нужен был мне - а через приспущенное стекло машины мне  в щеки и ноздри бил такой знакомый до боли горячий ветер - ветер Сиднейской Оперы....  И я снова был счастлив... :)
     



  • Безымянный 224193

  • Ветер