03.11.2011

Варшава



  • Начнём-с….Далек-кк-о ли до Талл-лл-ина?!…

  • В отпуск надо уезжать! Часть 3. Польша.

  • Начало тридцатых годов прошлого века. Варшава. Город с женским именем и девичьей душой. Приветливая юная хозяйка. Она рада всем, кто приехал и всем кто остался. Столица-дитя, с распахнутыми глазами и предвкушением первого выхода в свет. Девушка бежит по улице. В руках первое «взрослое» платье от известной портнихи. Мода стремительно меняется. Забыты кринолины, кружева и мазурка. Дамы носят драпированные наряды смелых расцветок, шляпы-колокольчики и туфли на высоких каблуках. Тонкие чулки, округлые коленки, изящные лодыжки. Обнаженные запястья и длинные мундштуки в пальцах. Прически становятся гладкими, ленты на лбу, экзотические перья в волосах. Столица больна музыкальными салонами и варьете. Танго. Пронзительное и легкое. Висит маревом в воздухе днем и сметает классовые различия с наступлением темноты. Już nigdy* - звучит из сверкающих окон варьете. Już nigdy - отзывается старенький патефон, выставленный в окно первого этажа. Już nigdy – бормочет себе под нос старый ювелир в еврейском квартале. Варшава слышит всех. Такая молодая и ветреная. Ждет своего бала и мечтает примерить новую пару туфель.
    Осень одна тысяча девятьсот тридцать девятого. Пожар и взрывы. Депеша. «Варшавы больше нет. Теперь это только географическое понятие». Руины, в которых не отыскать ни туфель, ни пластинок. Осень следующего года. В городе, которого не существует, есть гетто. Она услышит танго. Совсем скоро. В сорок втором. Когда заработают газовые камеры Треблинки. «Последнее воскресенье**» превратится в «Танго смерти». Оркестр обреченных играет его вновь прибывшим. Люди едут семьями, с пожитками, уверенные, что их просто переселяют. Спокойно складывают вещи и отправляются в «душевые». Танго мечется, кричит. И умирает. Задыхается.
    Варшаву отстроят полностью. Юнеско внесет ее в список памятников культуры. Столица вновь станет гордостью поляков. Буклеты туристических агентств запестрят красочными фотографиями. Приезжие, удивляясь и ахая, будут идти по бутафорской булыжной мостовой. Появятся метро и дополнительные ветки для трамваев. Экскурсоводы, отвечая на вопросы, будут с гордостью говорить – «Четверть населения составляют учащиеся. Варшава – воистину молодежный город» Музыка, спросите вы? Да. Ночные клубы, в которых студенты университета знакомятся со слушательницами театральной академии. Камерные концерты и музыкальная академия имени Шопена. Народные мотивы на улицах и в Королевском замке. Казалось бы, все хорошо. Все наладилось.
    Последний раз я приезжала в Варшаву два года назад. Вечером, когда все проблемы удачно разрешились, и до поезда оставалась короткая летняя ночь, я не выдержала. Распахнула створки старого шкафа. Бабушка моя была модницей – ее шляпки мне очень идут. Патефон давно продан. Мундштук мне когда-то подарили коллеги. Глядя в провал открытого окна, я ждала ее. Наивную девочку, которая так любила танго. Но она не спешит возвращаться. Наверное, потому что я не умею танцевать.

    * Już nigdy – «Никогда». Название популярного польского танго.
    ** «Последнее воскресенье» - танго, известное в Союзе как «Утомленное солнце»






  • Начнём-с….Далек-кк-о ли до Талл-лл-ина?!…

  • В отпуск надо уезжать! Часть 3. Польша.