• Рассказ “Шкатулка памяти”

  • Безымянный 151065

  • Предыдущие серии

    День четвёртый. Байдарская долина – пещера Скельская – каньон Узунджа

    Проснувшись утром и выбравшись из палатки, Коля провозгласил: «А здесь красивое место!» Как оказалось, с вечера в полутьме ему уже пейзаж не мил и каждый раз место стоянки кажется просто технической остановкой. Зато с утра мир открывается совсем в новых красках.

    Оценив всю прелесть леса, мы двинулись вновь по дороге. Это был первый по-настоящему осенний день в Крыму. В воздухе висела морось и туман, и стало холоднее. Когда мы вышли на шоссе, долина Чернореченского водохранилища напомнила Андрею картины кавказского высокогорья. Вершины кругом были опоясаны облаками. Из Чернореченского каньона и из других окрестных ущелий медленно выползал белый туман. В долине было тихо и малолюдно, несмотря на большое количество посёлков. Лишь редкие машины проезжали по шоссе, и на поле паслись лошади.


     

    Мы шли через поле, мимо заброшенной фермы, которая напоминала декорации к фильму «Сталкер». Дорога навевала меланхолию. В начале 11 утра в посёлке Родниковое было очень спокойно, будто и не рабочий день. Сам посёлок поражал южным колоритом и богатством домов. Особнячки с башенками, украшенные коваными узорами, глазурованной плиткой, выстроились вдоль главной улицы. У каждого участка был ухоженный палисадник с забором. Почти каждый дом мог бы служить иллюстрацией для журнала загородного жилья и садоводства.

    На центральной площади, как и можно было предположить, были почта и магазин. Меня интересовало, прежде всего, первое заведение: есть такая традиция – отправлять домой открытки. А мужчины пошли опустошать магазин. Не знаю, как у них сложился диалог с продавцами, но просьба продать мне три открытки с видами Крыма и отправить их в Россию вызвала у почтальона неподдельное изумление. Мы потратили не менее получаса, чтобы справиться с этим вопросом.


     

    Ещё минут 20 – и мы пришли в Скельскую пещеру, одну из достопримечательностей местного заповедника. И здесь мы вновь оценили преимущества осеннего путешествия. Мы были единственными туристами в этот обеденный час, и нам провели буквально индивидуальную экскурсию. Бодрый местный смотритель травил байки и взывал к нашему воображению, показывая пещерные скульптуры. Все скальные натёки были художественно подсвечены, создавая таинственную атмосферу. Экскурсовод настойчиво предлагал угадать, на что похожи сталактиты и сталагмиты. Отдуваться приходилось в основном мне и немного Андрею. Колю можно было вычёркивать из диалога, начиная с входа в пещеру. Он зависал у каждого камня, изучая одному ему известные параметры, и даже уговорил экскурсовода, чтобы ему разрешили вынести обломки какого-нибудь минерала.

    Скельская пещера производит впечатление настоящего подземного дома. Каминный зал, центральный зал – практически везде можно было пройти в полный рост. Стены украшены натёками самой разнообразной формы: вертикальными, округлыми, колоннообразными, в виде различных скульптурок. Витиеватые тропинки, устроенные заботливыми смотрителями, превращали экскурсию в приключение. После четырёх дней путешествия по горным вершинам и ущельям спуск в подземелье казался экзотикой.


     

    Вокруг пещеры была уютная обустроенная стоянка, на которой мы с удовольствием пообедали за рубленым столом. Во время еды нас атаковали местные котята, которые ничего не боялись и как гуттаперчевые прыгали по скамейкам и перилам, пытаясь стащить что-нибудь из наших тарелок.


     

    Конечная цель четвёртого дня звучала привычно-знакомо – турстоянка Ай-Димитрий. Попасть на неё можно было по каньону Узунджа. Для этого нужно было пройти по ещё одному живописному ущелью между сёлами Родниковое и Колхозное. Внизу по-прежнему шумела речка, а мы шли по красивой широкой дороге, вырубленной в склоне. Край пути был обрамлён каменным бортиком. За каждым поворотом открывались всё новые виды окрестных гор, местами укутанных туманом. В воздухе витала атмосфера курорта, и представлялось, как в начале 20 века сюда приезжали отдыхающие в шляпах и с зонтиками и прогуливались в послеобеденный час.

    Мы же двигались всё вперед и вперёд, мимо очередного посёлка, который, скорее всего, был местной Рублёвкой для севастопольцев. Там, где между первым каньоном и Узунджей была небольшая долина, раскинулись сразу несколько шикарных усадеб с видами на речку и горы. В конце посёлка на месте старой турстоянки была построена модная гостиница.


     

    Мы не изменяли своей традиции и вошли в каньон Узунджа, когда уже стало смеркаться. На всё про всё было около получаса. К тому же тропа опять шла совсем не так, как было нарисовано на карте. Обещанной дороги по верху ущелья мы не нашли и спустились к реке. После сырого дня тропа была влажной и скользкой, идти нужно было осторожно. Внизу мы упёрлись в живописный порожек, у которого Андрей оставил нас с Колей отдыхать и полез через валуны искать место для стоянки. Подходящая площадка оказалась всего в 5 минутах ходьбы, на берегу не менее живописной заводи. И Коля сказал, что ему впервые с вечера симпатично место, где мы останавливаемся ночевать.

     

    День пятый. Каньон Узунджа – Ай-Димитри – Чайный домик – Ай-Петринская яйла

    Узунджа не похожа на Чернореченский каньон – она меньше и от этого уютнее. Если на Черной речке хочется фотографировать масштабные виды, которые подчеркивали бы размах каньона, то в этом ущелье привлекали внимание детали – камни, перекаты, небольшие ванны и игра воды.


     

    Не успели мы отойти от стоянки, как начался, так называемый, прижим: место, где скалы подходят вплотную к воде, не оставляя места для тропы. Чтобы пройти здесь, нужно было уверенно чувствовать себя на камнях, и Андрей всю предыдущую дорогу на всякий случай тренировал нас. Главное – широко шагать и твёрдо ставить ногу. Мне досталось первой применить свои навыки. К счастью без рюкзака, потому что выписывать такие шпагаты с грузом за спиной я бы вряд ли решилась. А ноги переставлять пришлось очень широко – расстояние между удобными для ноги полочками существенно превышало привычный шаг. Сзади жалобно скулил пёс, который не понимал, как же ему пройти по этому почти гладкому камню. Животное безоговорочно признавало авторитет руководителя и считало необходимым сопровождать его всюду. Но после пары попыток преодолеть скалу, собакевич с визгом скатился в ванну, которая была под скалой, и поплыл обратно к старту.


     

    У меня было преимущество перед псиной, я могла цепляться руками за корни деревьев и выемки на скале. Самое страшное, что могло произойти, это искупаться в ванной вслед за собакой. И уже на выходе на тропу я услышала удивлённый возглас Андрея, который увидел удобный проход по верху на противоположном берегу. Как всегда, всё самое увлекательное досталось мне, а Коля, который нервно курил всё это время за поворотом, представляя свои шпагаты, пошёл в обход.

    После таких переживаний было необходимо освежиться. К тому же речка скоро должна была закончиться, а до следующей воды идти было прилично, поэтому мы решили искупаться. Остановившись у развилки, все с радостью бросились к реке, хотя вода очень бодрила. Но охота пуще неволи, особенно после пяти дней похода, поэтому через 15 минут уже намытые и румяные мы с удовольствием позировали перед камерой на камнях посреди русла.


     

    Далее мы решили не экспериментировать с изучением притоков Узунджи и пошли по основному руслу, чтобы всё-таки выйти на Ай-Димитрий. Через минут 10 мы уперлись в стенку, у подножия которой была забетонированная площадка с оборудованным истоком реки. Он был обустроен с такой заботой, что сразу становилось понятно, насколько ценна вода в этих местах.

    Отсюда нужно было подниматься и мы снова поползли вверх по склону. На противоположной стороне ущелья сначала показались каменистые уступы, как слои у торта, потом на верхней террасе неожиданным пятном возник дождевой лес. Наконец, мы очутились над тем местом, где появляется исток реки. Пока мы любовались панорамой каньона, послышались шаги. Это были первые люди в лесу, которых мы встретили за неделю. На встречу вышли трое местных хлопцев, которые шли обратным маршрутом. Расспросив их о том, как добраться до Ай-Димитрия, мы распрощались и поторопились в путь. Перед нами стояла глобальная задача – пересечь Ай-Петринскую яйлу и дойти до источника Беш-Текне. Глядя на карту, уже ясно виделось, как мы по традиции финишируем в ночи. На самой яйле воды нет, а значит, негде организовать стоянку.


     

    Лесник в Ай-Димитрии сказал, что проще всего идти по маркированной тропе: и не заблудишься, и егеря вопросов задавать меньше будут, если встретят. Мы не стали спорить, к тому же эта дорога пока совпадала с тем, что нарисовано на карте. И вновь мы шли сквозь осенний лес и шуршали листьями – на спуске быстрее, на подъёме пореже. Чаще пореже, потому что подъёмов было больше и все они казались исключительно длинными. В какой-то момент перед глазами возникла картинка, как в войну партизаны прятались в этих местах и атаковали врага. В таком лесу – для партизан раздолье: горки, бугорочки, склоны, пещерки. И при этом основная дорога хорошо просматривается с боков. Зато пеший враг, наверное, сдался бы уже после первого подъёма с полной боевой выкладкой.

    Оказалось, не случайно возникло ощущение места боевой славы. Вскоре мы увидели обелиск и тропинку к нему, заботливо выложенную камнями. Мы вышли к урочищу с романтичным названием Чайный домик. Когда-то владельцы этих земель прокладывали себе дороги для прогулок по лесу и ставили беседки и бельведеры для отдыха и чаепитий. А в годы войны здесь держали оборону севастопольцы. Сейчас здесь лесной кордон, который охраняет вход в заповедник.


     

    Крым – это вообще один сплошной заповедник. Мы каждый день встречали таблички с названием охраняемой территорией или кордона. На многих дорогах стоят шлагбаумы с запретом въезда. Где-то запрещен даже вход. Большинство этих территорий – место воспроизводства каких-нибудь птиц или зверей. Кроме того, так, наверное, пытаются сохранить леса, вырубленные и выгоревшие в военные годы.

    За кордоном «Чайный домик» стало явственно чувствоваться, как мы выходим из леса на яйлу. Так в Крыму называют относительно плоские нагорья, которые раньше использовались для летнего выпаса скота. Яйла похожа на волнистую степь, и догадаться, что ты находишься на высоте нескольких сот метров над уровнем моря, можно только когда подходишь к краю обрыва.


     

    Осенняя яйла встречала нас туманом. Сначала еле уловимой дымкой, которая потом превращалась в белую пелену. Она медленно выползала из-за горизонта, лощинок, редких деревьев, из-под камней. Также медленно и неуловимо на яйлу спускались сумерки. И хотя идти по степным просторам после крутых лесных тропинок было легко и весело, Андрей решил не испытывать судьбу и вставать на ночлег. В запасе у нас было 2 бутылки воды.

    Место было выбрано у кромки леса на небольшом холме. С высоты виднелись вершины, окаймляющие яйлу. На одной из них разместился бывший космический Центр управления полётами. Здесь же мы впервые за поход смогли оценить всю красоту ночного неба. Вдали от городов с их яркими фонарями на безоблачном небосводе одна за одной загорались звёзды. Впервые после Камчатки, я вновь увидела Большую Медведицу и Млечный путь. Где-то вдали, в темноте небесный простор сливался с просторами яйлы, и от этого пространства казались бесконечными.

     

     

    День шестой. Ай-Петринская яйла – Беш-Текне – Миэссис-Богаз – поселок Оползневое – поселок Резервное – мыс Айя

    Вылезать из палатки по звонку будильника не было совсем никакого желания. На улице шумел ветер, ударяясь об тент, и было зябко. Поэтому был устроен завтрак в спальник. Воды всё равно было немного: хватало только на чай. Андрей вскипятил его прямо в тамбуре.


     

    Это был первый день, когда нам удалось выйти в запланированные 7 утра. И то только потому, что подъём тайком от Коли был установлен на 4.30. Правду он узнал, когда уже все рюкзаки были собраны, но не возражал, потому что прогулка по утренней яйле стоила того.

    Мы шли по азимуту к Южному берегу Крыма, наперерез через степь. То тут, то там виднелись ямки и провалы карстового происхождения. В одном месте нам пришлось спуститься с небольшой стенки, сложенной слоями известняка. Небольшие порывы ветра напоминали о том, что мы находимся на высоте и что уже пришла зима.


     

    Вскоре мы подошли к ещё одному шлагбауму, преграждавшему дорогу. Мы спускались с небольшую впадину. Рядом начали проглядывать струйки воды, а луг превратился в болотце. Это и есть Беш-Текне – урочище с питьевой водой. В центре стояли побитые временем здания, из которых вышли два заспанных солдатика. И хотя они нас открыто не прогоняли, но стало понятно, что переночевать здесь, как мы накануне планировали, нам бы не разрешили. Ещё бы – этот источник был по-настоящему стратегическим. Поэтому один из солдат строго следил, пока мы набирали воду из речки у колодца.

    Мы не стали испытывать терпение украинских военных и пошли восвояси. Изначально планировалось дойти по яйле до спуска к морю, а оттуда к мысу Айя, но оставалось всего полтора дня, поэтому мы решили выйти к ЮБК в районе села Оползневое, спустившись с Кастропольской стены по перевалу Миэссис-Богаз.

    Вид со стены заставил нас ахнуть. В проёме перевала виднелась скала-отторженец Биюк-Исар, а за ним над пеленой облаков поднималось солнце. Казалось, что мы в высокогорье. Однако обмануть нас было сложно, потому что там под облаками было то, чего мы так все ждали – море. И хотя оно еще было скрыто от нас, вдалеке на горизонте уже можно было разглядеть тонкую полоску воды.


     

    Цепляясь за выемки в скале и камни, мы спустились снова к лесу. Хотя пришлось долго объяснять собакевичу, что мы вовсе не хотим бросать его на перевале и готовы помочь ему на спуске. Коля проявил себя как настоящий друг и почти что на руках стащил псину с большого камня, который так пугал нашего четвероногого спутника. В награду за это горы предложили Коле пещеру, в которой он уже был готов окопаться на целый день. Но нас ждало море, поэтому мы поторопили нашего товарища.

    На обочине дороги вскоре мы наткнулись на уютно обустроенный родник. Вода была забрана в трубу и укрыта так, чтобы в водоток не попадал мусор. Рядом стоял столик со скамейками. Мы с удовольствием умылись и пообедали, греясь в лучах декабрьского солнышка. И устроили пир для собакевича, который из-за отсутствия воды пропустил и ужин, и завтрак.

    Спускаясь в село, я всё не переставала с удивлением повторять себе, что сегодня 3 декабря. Под яркими лучами солнца верилось в это с трудом. Особенно, когда по дороге стали попадаться цветы, а вдалеке показались виноградники. После 5 дней в лесу и каньонах мы с непривычки заплутали в поселке и не сразу вышли на нужную дорогу к нижнему шоссе. Здесь пришла пора прощаться с верным псом. Наверное, к счастью мы так неожиданно поймали попутную машину и так быстро в неё закидались, что никто толком не сумел понять, что мы едем дальше, а собакевич остается в Оползнево.


     

    По дороге хозяева машины рассказали нам, в чем секрет облачного одеяла над водой. После холодного октября вновь пришло тепло, и море стало греться. Наши попутчики оказались общительными людьми и, видно, сами не раз ходили по местным тропам, потому что подробно и обстоятельно рассказали, как лучше выйти на мыс Айя, где набрать воды и как потом дойти до Балаклавы.

    Следуя их советам, мы вылезли у развилки на село Резервное и пошли к ясно видневшемуся перевалу у конкусообразной сопки с нашлёпкой. Здесь ощущалось влияние цивилизации, поэтому хотелось поскорее пройти село, чтобы не нарушать особое равновесие, которое возникает наедине с природой. Путь на подъём дался нелегко, и подбадривало только предвкушение морского купания.


     

    За перевалом глаз радовался сочным краскам стволов сосен и яркой хвои. Казалось, что это и не зима вовсе. Даже трава здесь была зелёная, потому что холодные северные ветры долетали реже, а вода отдавала накопленное за лето тепло. Побросав вещи на живописном уступе, мы побежали к морю. В небольшой бухточке у самой оконечности мыса Айя был каменистый пляж. Голубые прозрачные волны шумно шуршали по накатанной гальке. На ощупь вода оказалась прохладной, но мы так долго ждали этого момента, что готовы были искупаться несмотря ни на что. 


     

    Этот вечер и закат мы впервые за поход встречали не в пути. Сначала небо вдалеке стало приобретать более насыщенный синий оттенок. Потом над мысом поползли тонкие облака, окрашенные в желто-багряный цвет. Они наливались всё ярче и ярче, и вот уже всё небо до горизонта стало ярким: от красного и оранжевого, до лилового, фиолетового и темно-синего. Мы поднялись на уступ, и оттуда ещё долго виднелась дорожка заходящего солнца, которое садилось прямо в море.

    Лежать на берегу, слушать морской прибой и смотреть на Млечный путь и звездопад – так можно встречать зиму в Крыму. В небе иногда мерцали огни самолётов, и сонные пассажиры, наверное, не подозревали, как красива эта ночь. На горизонте уверенно светили прожекторы сухогрузов, которые спешили в порты. Не верилось, что где-то рядом, буквально в паре километров, живут люди. О близости посёлка ничего не напоминало. И только над Балаклавой небо казалось чуть светлее, да за горой, где был Севастополь, можно было видеть отблески.

     

    День седьмой. Мыс Айя – Балаклава – Севастополь

    Наш поход заканчивался. Сегодня предстоял последний переход до Балаклавы. Напоследок мы искупались еще раз на так называемом Золотом пляже. Расставаться с морем не хотелось. Даже зимнее, оно приятно манило своим простором, бесконечностью и солёным привкусом.


     

    То ли близость моря, то ли ощущение последнего дня действовали расхолаживающе. Если кто-то и думал, как я, что мы пойдём до Балаклавы проторенной дорогой без крутых подъёмов и спусков, то это было преждевременное ожидание. Андрей выбрал тропу вдоль обрыва над берегом, с которой открывались виды на мыс Айя, навевавшие нашему руководителю воспоминания о детстве. Издали силуэт горы был похож на носорога, который лежит на берегу.

    Тропа то и дело терялась в пожухлой траве, и мы шли, скорее, по террасе. Местами виднелись стволы обгорелых деревьев. В этом месте лес сильно пострадал от какого-то пожара. И там, где корни совсем перестали держать глинистую почву, вода обточила склон настолько, что он стал похож на горную гряду в уменьшенном макете.


     

    Мы вышли к высокой сопке, на вершине которой виднелась железная бочка. Это был форт Южный – один из системы укреплений Севастополя. Построенный в начале 20 века на основе опыта обороны Порт-Артура, он успешно использовался в годы Великой Отечественной войны. Ниже виднелся фундамент какого-то здания, сверху похожего на собор. Еще дальше – на горе у входа в Балаклавскую бухту, – под лесами стояла генуэзская крепость Чембало. Горе-реставраторы уже не один год пытаются сделать хоть что-нибудь, чтобы  сохранить эту достопримечательность.

    Небольшая остановка у крепости, еще один поворот – и вот, наш маршрут закончен. Мы пришли в Балаклаву – город славной истории подводного флота. Сейчас там, где раньше чернели корпуса подводных лодок и военных бушлатов, стоят белые катера и яхты, на пирсах мирно сидят рыбаки, а по набережной прогуливаются жители. Все в куртках и сапогах. Стоя на главной площади в футболке, ощущаешь себя странно: почему эти люди так тепло одеты? Но у зимнего Крыма свои законы моды.


     

    Из Балаклавы добираемся до вокзала Севастополя, по пути рассматривая город из окна автобуса и троллейбуса. В глаза бросается южный колорит. Сложно однозначно описать, в чём он выражается. Может, в светлых стенах домов, может в неуловимом оформлении крылец и балконов. Может, все дело в многообразии рельефа Севастополя. Вековое смешение культур наложило отпечаток на этот город, придав ему особый шарм. И даже улица Ленина здесь выглядит по-особому.

    К сожалению, у нас было не так много времени, чтобы погулять по Севастополю. Но главное, осталось желание сюда вернуться, чтобы познакомиться поближе с этим городом и с Крымом в целом.


    Эпилог

    Уже в поезде мы рассматривали карту и стали строить планы на будущие маршруты. А это верная примета того, что поход удался. Каждый день был не похож на предыдущие и открывал нам что-то новое. Мы оценили осеннюю красоту Крыма, увидели исключительной красоты каньоны и реки, спустились под землю и прогулялись по яйле. И всё это – в хорошей компании. Как говорится, красивые места и интересные люди. Таким было наше путешествие.

     























  • Рассказ “Шкатулка памяти”

  • Безымянный 151065