• Как программисты дом строили

  • Против течения

  • ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
    Я, инженер 2-й категории,
    Владимир Петрович, начальник Бюро Предпроектной Проработки

    Я: Владимир Петрович, мне надо вам сказать.
    В.П.: Что?
    Я: Наши рабочие отношения…
    В.П.: Что рабочие отношения?
    Я: Мне бы не хотелось, чтобы всё дальше так продолжалось.
    В.П.: Виталик. Ты написал сопроводиловку в газовый?
    Я: Да.
    В.П.: Неси на подпись Сорокину.
    Я: Хорошо, Владимир Петрович, сейчас. 
    В.П.: Дай посмотрю.
    Я: Пожалуйста.
    Владимир Петрович быстро читает.
    Я: Я не хочу, чтобы так продолжалось.
    В.П.: Что?
    Я: Мне не нравится, как вы со мной обращаетесь.
    В.П.: Как я обращаюсь?
    Я: Вы грубите мне.
    В.П.: Виталик, будь проще.
    Я: Я проще. Но вы должны быть более вежливы.
    В.П.: Виталик не неси чушь.
    Я: Я  не могу это сейчас правильно сформулировать… Я могу сейчас не очень внятно высказаться. Но это потому что я волнуюсь.
    В.П.: Чего ты хочешь?
    Я: Хочу, чтобы это прекратилось. Я сейчас скажу, подождите. Мне просто трудно говорить. Когда такое говоришь, всегда волнуешься. Если бы вы на моем месте, то тоже бы волновались.
    В.П.: Виталик, что такое?
    Я: Вы грубы. Вы должны перестать грубить мне. Но это не совсем точно.
    В.П.: Я тебе не грублю. Ты грубости не знаешь.
    Я: Да, я не знаю. И мне невыносимо, когда со мной обращаются грубо. Вы грубите мне. Боже мой, я не могу чётко высказаться. Вы грубите мне. Не всегда, время от времени. Большую часть времени не грубите, а потом вдруг нагрубите.
    В.П.: Ты слишком впечатлительный.
    Я: Да, я впечатлительный. Мне трудно, когда грубят неожиданно. Если бы вы грубили постоянно, я бы знал, чего ожидать. Но вы можете не грубить какое-то время, а потом вдруг нагрубить. То есть в целом вы как будто вежливый и особенно не придерёшься…
    В.П.: Так, послушай, у меня нет времени.
    Я: Подождите. Но это не совсем точно. Я хочу сказать больше. 
    В.П.: Иди, отнеси Сорокину сопроводиловку.
    Я: Хорошо. Я по дороге подумаю.
     
    Ухожу. Владимир Петрович остаётся в кабинете. Он раздражён. Берёт бумагу на столе. Пишет. Через две минуты возвращаюсь.
     
    Я: Можно я сяду?
    В.П.: У меня нет времени.
    Я: Я потом не смогу это сказать. Вам придётся послушать.
    Сажусь на стул возле стола начальника
    В.П.: Что ты хочешь сказать?
    Я: Я волнуюсь и могу быть сбивчив. Но ничего. Мне сейчас наплевать, как это выглядит. Я могу выглядеть смешно, я могу сейчас потерпеть поражение в нашем разговоре, но это неважно. Я хочу всё это сказать. Вы сильнее меня. Я думаю, вы сильнее меня психически. Я могу это признать. Да, вы, скорее всего сильнее меня психически. Вы начальник. Да, вы начальник. Такие условия. Но я  не хочу, чтобы вы говорили мне делать то, что не касается моей работы.
    В.П.: Что не касается?
    Я: Иногда вы говорите мне поставить чайник.
    В.П.: Прошу поставить чайник. Прошу.
    Я: Нет, это не просьба. Это звучит, как приказание.
    В.П.: Это тебе кажется.
    Я: Не кажется. Вы говорите это таким тоном…
    В.П.: Обычным тоном.
    Я: Нет, не обычным
    В.П. (улыбается).
    Я: Это не обычный тон.
    В.П. (улыбается).
    Я: Вот вы улыбаетесь. Конечно, я выгляжу немного странно сейчас. Как будто у меня сейчас будет нервный срыв. Как будто я параноик, которому кажется, что его начальник превышает служебные полномочия. Как будто я в каждом вашем слове пытаюсь найти подоплёку! Ну хорошо. Пусть это выглядит… Пусть я истеричка, а вы хладнокровный, уверенный в себе начальник. Господи, как я нескладно говорю! Надо, наверное, просто выговорить нескладные слова, а потом должно пойти… 
    В.П.: Что дальше?
    Я: Короче. Я похож на идиота, но мне наплевать. Я всё равно скажу. Мне трудно, я волнуюсь. Но, я сейчас скажу. Слушайте. Это будет сейчас очень простая вещь. Слушайте. Я не должен включать для вас этот чёртов чайник! Я не должен! Понимаете!
    В.П.: Виталик, я тебя не заставляю!
    Я: И не просите меня! Никогда не просите меня включать чайник!
    В.П.: Послушай, ты не обязан его включать.
    Я: Я знаю, что я не обязан. И вы это понимаете. Но вы можете застать меня врасплох.
    В.П.: Делать мне больше нечего.
    Я: Я не знаю, вы это делаете специально или неосознанно. Скорее всего, вы делаете это неосознанно. Часто вы сами ставите себе чайник. А потом вдруг сидите и грубо мне говорите поставить. Я не могу быть всё время начеку! Я не всегда готов сопротивляться. У вас очень сильная мужская энергия. Вы меня подавляете. Иногда
    В.П. (улыбается).
    Я: Да. Поэтому я иногда ставлю. Но мне становится после этого противно, понимаете?! Я ненавижу себя за то, что не сказал вам, чтобы вы сами его поставили. Меня это унижает. Вы это понимаете?
    В.П.: Я тебе говорю – будь проще.
    Я: Я не могу быть проще. Я сейчас психически подготовился, собрал силы и говорю вам заранее. Я хочу, чтобы вы никогда больше не просили меня ставить чайник.
    В.П.: Ты бредишь.
    Я: Просто пообещаете мне.
    В.П.: Ты несёшь бред.
    Я: Я вам говорю – просто пообещайте мне и всё.
    В.П.: Ты просто…
    Я: Владимир Петрович! Это простая вещь! Давайте просто договоримся. Вы увидите, как всё будет хорошо. я же не конфликтный человек, вы же знаете. Может быть, для вас этот чайник - пустяк, но в моей реальности он имеет огромное значение.
    В.П.: Слушай, Виталик. Мне не нужен от тебя никакой чайник! Ты замолчишь теперь?
    Я: Спасибо за понимание.
    В.П.: Пожалуйста.
    Пауза. Облегчение.

    Я: Поверьте, мне было непросто вам донести. Я очень волновался. Мне было страшно. Я понимаю, что моё послание вам звучало очень дико, но, поверьте, это очень важно. Идиотизм ведь, да?
    В.П.: Идиотизм.
    Я: Ну да. Какой-то «чайник». Но иначе было нельзя. Я просто совсем извёлся с этой ситуацией, поверьте. Спасибо вам. И извините, ради бога. Но нам вместе надо было пройти через трансформацию. Это всегда страшно… И стресс такой. Фух. Но теперь должно быть  лучше.

    Пауза. Я и Владимр Петрович молча сидим по разные стороны стола. Владимир Петрович будто бы смотрит в какую-то свою бумагу. Затем не выдерживает, поднимает голову.

    В.П.: Ну всё?
    Я: Главное позади.
    В.П.: А что ещё?
    Я: Завтра будет тяжело. Особенно утром. Плохой сон ночью. Я, наверняка пожалею. А вы будете думать о том, как должны были лучше мне ответить. Постарайтесь меньше переживать.
    В.П.: Я не переживаю.
    Я: Это надо перетерпеть... И ещё, первое время вам будет трудно самому ставить чайник. Я это понимаю, поверьте. Вам будет казаться, что этим вы признаёте поражение. Но это не так, на самом деле. Я искренне хочу вам помочь пережить эту ситуацию. И если вам захочется подойти к чайнику, когда я буду в комнате... Поверьте, во мне не будет злорадства. Мне будет также неловко. Потому что я неконфликтный человек на самом деле. Просто так ситуация сложилась... Владимир Петрович!

    Владимир Петрович поднимает голову.

    Я: Владимир Петрович. Я бы хотел вас обнять...Но я понимаю, что, может быть у вас не то настроение...Или? Знаете, раз уж как-то всё у нас так пошло вроде хорошо, то для завершения трансформаци...

    Я медленно обхожу стол, за которым сидит Владимир Петрович.

    В.П. ( смотрит на меня не отрываясь):
    Я (протягиваю руки): Ну, смотрите. Смотрите. Просто мы оба сейчас в таком состоянии. Открытости что ли. Это диковато немного, но я просто чувствую, что нам сейчас очень хорошо будет обняться.























































































  • Как программисты дом строили

  • Против течения