• “Сегодня я многое понял…” (с)

  • тридцать законов

  • Точка, точка, запятая -

    Вышла рожица смешная.

    Ручки, ножки, огуречик -

    Появился человечек.

    Что увидят эти глазки,

    Что построят эти ручки

    Далеко ли эти ножки уведут его -

    Как он будет жить на свете -

    Мы за это не в ответе,

    Мы его нарисовали -

    Только и всего.

    Чтобы, чтобы - это важно -

    Чтобы вырос он отважным,

    Чтобы мог найти дорогу,

    Рассчитать разбег -

    Это трудно, это сложно,

    Но иначе невозможно -

    Только так из человечка

    Выйдет человек.

    Впрочем знают даже дети,

    Как прожить на белом свете -

    Легче этого вопроса нету ничего.

    Просто надо быть правдивым,

    Благородным, справедливым,

    Умным, честным, сильным, добрым -

    Только и всего.

    Как все просто удается

    На словах и на бумаге.

    Как легко на гладкой карте

    Стрелку начертить.

    А потом идти придется

    Через горы и овраги,

    Так что прежде, человечек,

    Выучись ходить!

    Точка, точка, запятая....

    Вступление.
    Начинаю снова.
    Не сначала, нет, начинать сначала – дело людей молодых и отважных. А скорее, просто незнающих. Ведь незнание – это великое благо. Не зная, не страшно. Мы все смелы потому, что молоды и не знаем. И молоды до тех пор, пока не знаем.
    Узнав, что может статься с нами, каким концом жизнь может пройтись по нашим спинам, мы становимся пугливыми, как зайцы. Мы боимся потерять, что есть, то немногое, что удалось сохранить. Мы боимся потерять людей, боимся потерять свой дом, и все, что нас в нем окружает. Мы боимся. И это люди зовут жизненным опытом. Люди малодушничают, так обзывая свои страхи.
    Опыт.
    Молодые, неопытные и небитые, незнающие, они гораздо смелее и умнее. Их глаза не застилает страх, именуемый опытом. И потому они счастливы. Итак, счастье - это глупость.
    Я начинаю с середины. Мне тридцать лет и два года, и я мать двоих уже дочерей. Девочки мои, когда вы станете так глупы, что сможете прочесть вот эти строки, не берите в голову весь этот бред. Ваша мать, сейчас еще женщина совсем не старая, и еще даже вполне красивая, пишет это все не столько для Вас, сколько с целью увязать воедино подрастрепавшийся пучок своих эмоций и мыслей.
    Начинать с середины всегда проще. Можно смело вернуться к самым больным углам своей пережитой жизни, перетряхнуть сделанные выводы, взглянуть на многое иначе.
    Нет нужды затаивать дыхание от страха и ужаса. Моменты унижения переживать уже не надо заново. История собственной жизни читается уже, как в меру увлекательная книжка.
    Можно закрыть ее на нужном месте, можно почитать её, сидя на унитазе, можно заложить закладку, а можно и вовсе спрятать на самый пыльный верх стеллажа в кладовке. Очень удобная штука – память.
    Мне тридцать два. Два с половиной раза замужем, двое дочерей, два глаза, два уха. Одна жизнь.
    И море самых разных мыслей. Что такое любовь? А может, я еще просто не знаю? А может и не дано мне узнать?
    Может, то, что мне дано было пережить до сих пор и не было вовсе любовью? Какая она?
    Нет, вот тут я лукавлю, я знаю, какая она.
    Ее я боюсь. И это тоже – опыт.
    Я смертельно боюсь кидаться снова в этот омут с головою, потерять себя, потерять ощущение времени, делать то, что никогда и не при каких обстоятельствах не сделала бы я, я другая.
    Я боюсь любить. Такое ощущение, что освобождение от пут привязанности и есть мой жизненный смысл. Иначе, зачем старуха - судьба так последовательно лишает меня всего, что мне дорого?
    Начиная от маленьких вещей, которые дороги, и заканчивая тем, что каждый называет любовью для себя. Ведь для нас, для нас всех это – разное.
    Почему это так? Неужели так у всех, неужели все мы обречены терять, и просто кто-то этого не замечает, а кто-то, так же как я, со временем теряет силы и веру, и уже боится любить, никому не давая шансов ранить?
    Что это, может, кризис возраста?





















  • “Сегодня я многое понял…” (с)

  • тридцать законов