• Названы претенденты на премию Телетриумф

  • Программа кинофестиваля “Профессия: журналист”


  • Телепатический эксперимент: необходимые требования

    Часть 2

    ( Часть 1 )
    ( Часть 3 )
    ( Часть 4 )
    ( Нафиг! Просто скачаю ПОЛНУЮ версию статьи в ZIP-архиве! )

    Кандидаты физико-математических наук М. БОНГАРД и М. СМИРНОВ.
    Журнал «Наука и жизнь», 1967 г., №12, стр. 62 — 70.
    Сканирование, распознавание, верстка — А. ДИКУН.

    Итак, мы присутствуем на телепатиче­ском сеансе. Передающий и принимаю­щий сидят за столом в квартире прини­мающего. Договорились, что передаю­щий будет задумывать какие-нибудь пред­меты.

    «Я готов», — сказал принимающий. Передающий стал оглядывать комнату в поисках подходящего предмета. Вот на­конец объект найден, и передающий го­ворит: «Задумал». Наступает пауза. Прини­мающий пристально смотрит на передаю­щего. Окидывает взглядом комнату. Встает из-за стола и несколько раз прохаживается по комнате, поглядывая время от времени на передающего. «Зеркало», — говорит принимающий. «Правильно», — отвечает передающий, еще раз взглянув на вися­щее на стене зеркало. Опыт повторяют. На этот раз была задумана чашка, а прини­мающий сказал: «Тарелка». «Очень близ­ко, — кричат присутствующие, — тоже белая, круглая и из фарфора!» В третьем, четвер­том и пятом опытах даже присутствующие энтузиасты не видят ничего общего между задуманным и воспринятым. «Но ведь они же наверняка устали, — слышатся голо­са, — надо кончать опыты, шутка ли, такое напряжение мысли. А зато как точно было передано первый раз!» И все убеждены, что присутствовали при «внечувственной передаче мысли».

    Бросается в глаза, что хотя речь идет о специально поставленном опыте, он вы­зывает те же основные возражения, что и «телепатия в быту». Мы помним, как лег­ко заставить двух людей «совершенно про­извольно» одновременно подумать: «Нос». Не губа, не щека, не бровь, а именно нос. Выбор предмета, который в нашем опыте задумает передающий, в какой-то мере определяется внешними обстоятельствами (хотя ему и кажется, что он выбирает совершенно свободно). Те же обстоятель­ства влияют и на выбор принимающего. Где же гарантия, что одинаковые обстоя­тельства не приведут к одинаковому выбо­ру и без телепатии?

    Несколькими учеными проделывался та­кой опыт: человека просили написать со­вершенно случайный ряд из нулей и еди­ниц. Человек писал что-нибудь в таком роде:

    1001011010010111010100101100101

    (А)

    Затем эти нули и единицы предъявля­лись по одному знаку вычислительной машине. Машина предсказывала, какой ока­жется следующая цифра из придуманного человеком ряда, Если бы человек действи­тельно мог придумывать нули и единицы совершенно равновероятно и совершенно независимо от ранее им же придуманных цифр, то машина угадывала бы около 50% цифр. Опыты же показали, что даже весь­ма простые программы систематически угадывают больше 50% цифр. Причина этого, разумеется, не в телепатических спо­собностях электронных машин, а в том, что человек не умеет выбирать вполне случайно. (Такие опыты делались с несколькими разными программами.)

    Итак, человеку нельзя доверять выбор того сообщения, которое должно мыслен­но передаваться. Этот выбор обязательно должен производиться с помощью жребия (бросания монеты или игральной кости, вы­таскивания карты из колоды и т. п.). Результат жребия и должен определить, что будет думать передающий. Естественно, жеребьевка должна производиться тайно от принимающего. Такая процедура должна выполняться и в тех случаях, когда принимающий и передающий находят­ся в разных комнатах и даже в разных го­родах.

    Рассмотрим теперь описанный выше опыт, когда передавалась чашка, а была принята тарелка. Законно или нет счи­тать, что в этом случае было принято нечто похожее? Очевидно, нет, так как ес­ли заранее не было оговорено, какие при­знаки предметов влияют, а какие не влия­ют на сходство, можно любой ответ истолковать и как похожий и как непохо­жий. Например, если задумано зеркало, а принят поднос, то можно сказать, что это «похоже», так как и то и другое прямоугольной формы, а можно сказать, что «не похоже», так как зеркало из стекла, а поднос металлический. Те же признаки при­ведут к противоположным заключениям, если задумано зеркало, а принят стакан. А как считать — удачей или неудачей, если задуманы очки, а принят велосипед?

    Для того, чтобы исключить произвол при истолковании результата опыта, необходи­мо до опыта оговорить то множество сооб­щений, из которого может совершаться путем жребия выбор. Принимающий дол­жен знать это множество. Любое несовпа­дение задуманного и принятого считает­ся ошибкой. Эта процедура нужна еще по одной причине. Только она дает возмож­ность оценить после опытов вероятность получить данный результат просто вслед­ствие случайного совпадения. А ведь толь­ко такая оценка нас и интересует, если мы хотим доказать, что именно телепатия по­служила причиной данного результата опыта.

    Поскольку целью опытов является оцен­ка некоторых вероятностей, совершенно недопустима произвольная сортировка ре­зультатов на те, что будут учитываться, и те, что по каким-то причинам («они уста­ли!») не будут учитываться. Ведь всегда можно найти причины для того, чтобы за­браковать неудачные (или, наоборот, удачные) результаты. Правила игры должны быть оговорены до опытов, и должны учи­тываться все результаты, полученные в со­ответствии с этими правилами. Например, можно заранее оговорить, что во избежа­ние чрезмерного утомления делается два опыта в день. Или можно договориться, что перед любым опытом и передающий и принимающий имеют право сказать: «Устал». Опыты прекращаются, но все сде­ланные до этого опыты учитываются при статистической обработке.

    Переходим к следующей принципиаль­ной ошибке описанного выше телепатиче­ского сеанса. Не были устранены обычные каналы связи между передающим и принимающим.

    «Но ведь передающий только думал и ничего не говорил, — может возразить чи­татель, — о каких же каналах связи может идти речь?» Конечно, передающий мол­чал во время опыта. Но разве он не искал взглядом предмет для задумывания? И раз­ве принимающий не имел возможности следить за его взглядом? А ведь это тоже канал связи! Мы уже говорили, что таких каналов много. Более того, можно с уве­ренностью утверждать, что мы еще не все такие каналы знаем. Сравнительно недавно выяснилось, например, что некоторую ин­формацию может передавать свет, попа­дающий не в глаз, а на кожу. Поэтому в опытах по телепатии совершенно необходи­мо прерывать всякую физическую возмож­ность общения передающего и прини­мающего.

    Но обязательно ли заботиться о двусто­ронней изоляции? Может быть, достаточно прервать только каналы связи, идущие от передающего к принимающему? Ведь обратные каналы вроде бы не могут помешать. Это было бы верно, если бы мы могли быть уверены, что прервали абсо­лютно все прямые каналы. Если же по ка­кому-либо недосмотру (или недостатку зна­ний) остался какой-то «слабенький» (с очень малой пропускной способностью) прямой канал связи, то результат опыта будет очень сильно зависеть от того, устранили мы или нет обратные каналы.

    Давайте поместим передающего в тем­ный угол комнаты. Пусть в этом углу так темно, что принимающий не видит пере­дающего. Передающий же видит при­нимающего. Принимающий ходит по комнате. Он приближается к разным пред­метам, прикасается к ним руками. Если в это время исследовать состояние пере­дающего, то окажется, что целый ряд по­казателей — кровяное давление, диаметр зрачка, количество выделяемой слюны, температура и влажность кожи, частота и глубина дыхания и т. д. — изменяется, ко­гда принимающий подходит близко или прикасается к задуманному предмету. Эти изменения могут быть зафиксированы принимающим. Принимающий может и не сознавать, по какому каналу он полу­чил информацию о состоянии передающе­го — воспринял ли он изменение излучае­мого им тепла, услышал ли изменение ды­хания или обнаружил изменение запаха ко­жи. Он просто почувствует, что передаю­щий думает: «Зеркало».

    Это произойдет из-за того, что мы обо­рвали не все прямые каналы. Но эти не за­меченные нами и потому сохранившиеся каналы связи не смогли бы помешать опы­ту, если бы мы оборвали обратный канал. Если бы передающий не видел, что делает принимающий.

    Не слишком ли надуманны эти опасения? Подтверждается ли необходимость устра­нять обратные каналы столь же тщательно, как и прямые?

    Широко известны психологические опы­ты великолепно работающего эстрадного актера В. Мессинга. Мессинг выполняет разнообразные задания, задуманные кем-либо из зрителей. Например, такое: «По­дойти к такому-то человеку, снять у него с левой руки часы, перевести их на 9 ча­сов 15 минут и надеть тому же человеку на правую руку». Зритель, задумавший эту последовательность действий, ничего не го­ворит Мессингу, но он или держит Мессин­га за руку, или просто находится поблизо­сти, так что Мессинг видит его, слышит его и т. д. Таким образом, во время опыта со­храняются некоторые прямые каналы чув­ственной связи. Сохраняются и обратные каналы — зритель видит Мессинга.

    А что, если устранить обратный канал? Например, завязать глаза зрителю? Хватит ли при этом прямых каналов связи для передачи необходимой информации? Од­нажды один из авторов этой статьи, выпол­няя роль передающего, предложил В. Мессингу произвести такой опыт. Мес­синг отказался. Тогда передающий, не завязывая себе глаза, просто старался не смотреть на то, что делал Мессинг. Он дер­жал Мессинга за руку и старательно думал о тех действиях, которые нужно было совершать Мессингу. Оказалось, что при этих условиях Мессинг перестал воспринимать мысли. Дрожание руки и изменения ды­хания передающего не смогли передать Мессингу, например, мысль «девять часов пятнадцать минут». В то же время ясно, что дрожания руки хватило бы, чтобы пе­редать мысль «стоп», если бы передаю­щий видел положение стрелок на часах. Окружающие зрители рассказывали, что Мессинг сделал не менее четырех оборо­тов часовой стрелкой, но не знал, где же остановиться. Аналогичные затруднения возникли у Мессинга и при поиске нужно­го человека и при поиске предмета, с ко­торым нужно было работать, и т. д.

    Чтобы опыт мог продолжаться, приходи­лось время от времени смотреть на то, что делал Мессинг («включать обратный канал»), и тем давать возможность перехо­дить к следующему действию {2}.

    Итак, при организации опытов по телепа­тии нужно устранять и каналы, способные передавать информацию от передающе­го к принимающему, и каналы, способ­ные осуществлять обратную передачу информации.

    Допустим теперь, что мы организовали опыты с учетом всех сформулированных выше требований. Передающий и при­нимающий находятся в домах, располо­женных на разных улицах (разумеется, из окон одного дома другой не виден). Они сверили часы и договорились, что мыслен­ные сообщения будут передаваться пяти­минутными сеансами, с пятиминутными перерывами и что всего будет передано 10 сообщений. В качестве объектов сооб­щений были выбраны «0» и «1».

    В условленное время передающий подбросил монету — выпала «решетка». Поскольку он заранее решил, что «орел» будет означать «1», а «решетка» — «0», пе­редающий начал напряженно думать: «Ноль, ноль... ноль». В то же время прини­мающий старался почувствовать, что же внушает ему передающий. Через пять минут передающий записал в своем про­токоле «0». Принимающий решил, что скорее всего передавался ноль, и записал это в своем протоколе. После перерыва передающий снова кинул монетку, при­нимающий снова сосредоточился, и в про­токолах появились новые записи. И так про­шла передача 10 сообщений. Когда после опыта протоколы сличили, то оказалось, что из десяти сообщений 6 принято верно, а в 4 случаях была ошибка.

    Как истолковать этот результат? С одной стороны, правильно принято более полови­ны сообщений. С другой стороны, такой ре­зультат с довольно высокой вероятностью мог получиться и случайно. В самом деле, если, например, 10 раз бросить монету, то совсем не обязательно она 5 раз упадет на «орла» и 5 раз на «решетку». Если сделать много серий по 10 бросаний, то сравнитель­но часто будут случаи 6:4. Несколько ре­же, но все еще не слишком редко — 7:3. А примерно 1 раз на 1000 серий будут даже случаи десяти выпадений «орла» подряд.

    Во многих работах по телепатии от капри­зов случая пытаются уйти, увеличив число посылаемых сообщений. Если правильно принять 60 сообщений из 100, то вероят­ность того, что это произошло случайно, гораздо меньше, чем если бы было 6 пра­вильных случаев из 10. А вероятность того, что случайно совпадут 600 сообщений из 1000, уже совсем мала (меньше 10−6). По­этому многие ученые, когда не удается по­лучить высокий процент правильно приня­тых сообщений, начинают увеличивать чи­сло сообщений до тех пор, пока законы статистики не начнут с большой достоверностью гарантировать, что имеющееся от­клонение от 50% {3} получилось не случайно. Есть работы, в которых с этой целью пере­дано около 25 тысяч сообщений!

    Верный ли это путь? Можно ли при ча­стоте правильных угадываний 52%, сделав 10 тысяч опытов, доказать существование телепатии? Ответ на этот вопрос звучит так: этот путь был бы верным, если бы мы были уверены, что точно знаем начальную не­определенность сообщения. Проще говоря, если бы мы были уверены, что не суще­ствует способа угадывать сообщения с ве­роятностью большей, чем 0,5, вообще без канала связи. Однако такой уверенности у нас никогда нет и, по-видимому, принци­пиально быть не может.

    Поясним сказанное примерами. Допу­стим, передающий пользуется слегка по­гнутой монетой. В результате «орел» и «ре­шетка» выпадают не одинаково часто. На­пример, «орел» — с вероятностью 0,6, а «решетка» — с вероятностью 0,4. Теперь даже без всякой телепатии принимаю­щий имеет возможность угадывать более 50% сообщений. Для этого ему достаточно записывать в протокол несколько больше единиц, чем нулей. Например, если он бу­дет писать 60% единиц и 40% нулей, то в среднем будет угадывать 52% сообщений. 10 тысяч таких опытов — и существование телепатии «доказано».

    Мы начали с самого простого случая, ко­гда нули и единицы появляются с неодина­ковой вероятностью. Очевидно, такую при­митивную закономерность легко заметить и после этого забраковать всю серию опытов. Дело, однако, осложняется тем, что это да­леко не единственный вид закономерности, который может изменить начальную не­определенность (энтропию) сообщения. Например, последовательность нулей и еди­ниц (А), приведенная на стр. 63 [номер страницы приведен для оригинала статьи — А. Д.], содержит их поровну и, казалось бы, в совершенно случайном порядке. В то же время суще­ствует способ угадывать шаг за шагом сле­дующую цифру этой последовательности более чем в 50% случаев. Дело в том, что в ней переходы от нулей к единицам и на­оборот встречаются заметно чаще, чем это должно быть при случайном их распреде­лении {4}. Поэтому если действовать по прин­ципу: первый раз назови что попало, узнай, ошибся ты или нет, назови цифру, не совпа­дающую с той, которая оказалась не пер­вом месте, узнай, ошибся или нет... и да­лее продолжай тем же способом, то для последовательности (А) получится всего 7 или 8 ошибок на 30 сообщений.

    Заметим, что для того, чтобы использо­вать эту закономерность, принимающий вовсе не обязан ее понимать. Он просто будет называть то, что «приходит ему в го­лову», но в голову ему (как и тому, кто придумывал последовательность) после ну­ля чаще приходит единица, а после единицы ноль.

    Существуют и такие закономерности, для использования которых не нужно получать сведений, ошибся ли ты в предыдущий раз.

    Как же быть?


    {2} Все, что когда-либо было продемонстри­ровано В. Мессингом, не является телепати­ей. Сам Мессинг утверждает, что он может воспринимать мысли и в условиях чистого опыта. Однако все попытки ученых прове­сти такие опыты остались безрезультатны­ми. В принципе соглашаясь на опыты в чи­стых условиях, В. Мессинг пока никак не может найти для них времени.

    {3} За исходный уровень мы принимаем 50%, так как в нашем примере имеется 2 возможных сообщения. В тех работах, где выбирают, например, из 5 возможных сооб­щений, за исходный уровень принимают 20% и т. п.

    {4} Такая закономерность обычно получается, если человек пытается из головы придумать «случайную» последовательность.

    ( НАВЕРХ странички! )
    ( К Части 1. К ПРЕДЫДУЩЕЙ части статьи! )
    ( К части 3. К СЛЕДУЮЩЕЙ части статьи! )












  • Названы претенденты на премию Телетриумф

  • Программа кинофестиваля “Профессия: журналист”