• Интеллектуальные беседы :)

  • Биохимия крови. Американские нормативы.

  •   Сцена 7. У здания суда.
    Балалайкин: Какой я столб был! До неба рукой доставал!
    Ганченко (с горечью): Иых!..  И вдруг рухнул! 
    Балалайкин: Ничего, коллега, не плачь. Братья-попугаи завсегда
    таких как мы, балалайкиных, поддержат и прикормят. Не один, так другой
    пригреет, галстук подарит и скажет: «Ну давай Балалайкин, трынди!
    Даю тебе зарплату на трындёж  и  официальный мандат, что ты при
    исполнении и можешь сосиски брать за так просто, поскольку это
    тебе по служебной надобности!».
    Ганченко (в умилении): Я тоже думаю, что провидение не без умысла
    от времени до времени такие зрелища допускает!
    Балалайкин:  Для чего провидение допускает такие зрелища - это, коллега, 
    не твоего умишки дело. А вот что разлюбезный моему сердцу Юг-Арт да и
    наш друган Фурмангд беспричинно   подверглися   каре закона - это верно. 
    Это я не только в газетах читал - сам лично в суд ходил против РАО и потерпел
    там полное фиаско! Думал я, что судья как завидит мой галстук, так и упадёт
    и подумает: «Видать, большой человек к нам сюда в суд пришел! Уважить
    его надо, решить дело так, как он говорит!». Фигвам. Такую красоту – и прокатили.  
    Ты-то всё дома дурака валяешь, а я в суде трындел час, а то и два -  пока мне
    на дверь не показали. Потому могу говорить со знанием дела как эксперт и
    по материальному, и по процессуальному праву! Все законы - против нас.
    Фурмангд: Што жы вы, Анатоль Семёныч, по моим делам в суд не ходили и
    не проиграли и там? Пришлось мне лично супротив РАО в суде выступать.
    Ну и , конечно, продул им подчистую. Теперь вот должен денег мешок авторам
    этим, приставы так и охотются, а я вот бегаю… То в Москву, то в Питер, то туда,
    то назад – 700 км туда, 700 км обратно. Беспокойно, конечно, но зато в форме.
    Меня все за марафонца принимают, тем более что я в футболке своей с мультами.
    В чём был на пресс-конференции – в том и сбежал. 
    Ганченко: Помню-помню вашу прессуху, это когда вы голодать решили на дому –
    неделю почти в ресторан не заглядывали… А как морозы настанут, как же вы
    без шубы-то?
    Фурмангд: Подамся   в тёплые края … Мы, пираты, как и бывалые отцы –
    птицы перелётные.
    Балалайкин: Сейчас пока шагай, братец, нам копирайт отменять надо.
    Viribusunitis. 
    
    Adeadebeatadaptarijusquaefrequentereveniunt.
    
     
    Фурмангд: Ы? Хенде хох? А чё делать-то, шеф, конкретно, в натуре?
    Из здания суда выходят  трое   мужчин в изорванных  пальто,
    с изорванными  физиономиями  и, пошатываясь, горланят:
                               Нам законы не по нраву! 
                               На х…, на х… авторское право!

     

    Ганченко (восторженно): Братья! Камарады! 
    Трое мужчин («Партия инвалидов») – Ик!..
    Балалайкин: Коллеги! Вы страдальцы от копирайтов? Вы с нами, а мы с вами!
    «Партия инвалидов»: Ик! Мы пострадавшие от РАО...Нас засудили...
    Мы безвинные пираты.
    Балалайкин (оживленно): Вот-вот, как лицо при исполнении я обещаю
    вам, что займусь всенепременно вашим вопросом, лично проконтролирую,
    напишу жалобы и обращения и мы отменим авторское право! Оно мешает
    пиратам жить так, как они хотят! Как мы хотим! Я ликвидирую это РАО
    со всеми его авторами! Надоел этот произвол, надоели эти карманные
    раовские суды! Пиратов они не защищают, а авторов ещё  как! А ведь пират –  
    весьма достойный гражданин, у которого есть права, прописанные в Конституции
    и ещё много где. Он вправе рассчитывать на заботу и поддержку государства,
    а его всё мордой об стол - так и норовит РАО его в тюрьму запихнуть!
    Душит его прекрасные порывы!
    Пираты - узники совести, страдальцы от интеллекта! Они должны в Думе, а не в тюрьме,
    сидеть! Они должен законы против авторов принимать! Я лично возьмусь
    за это  дело, нашу неправду мы совместными усилиями донесём до высшего эшелона!
    «Партия инвалидов»: Вы можете помочь?
    Балалайкин (гордо): Я эксперт по интеллектуальной собственности!
    Aquila non capit muscas Я ратую за отмену четвёртой части ГК!
    «Партия инвалидов»: А при какой конторе вы состоите?
    Балалайкин: «Балалайкин и Ко».
    «Партия инвалидов»: Никогда не слышали…
    Ганченко: Ну что вы, что вы! Разве вы не читаете стенгазету у дома № 6
    в коровино-фуниковском районе?
    «Партия инвалидов»: Ммм… Мы читать не обучены, мы пираты – дебилые ребяты...
    Фурмангд: Рази вы не слышали, как "Юг-Арт"  Южному филиалу РАО проигрался?
    Подчистую! А кто помог? - «Балалайкин и Ко»!
    «Партия инвалидов»: Вот это да! Так вы сам и есть, который в галстуке попугайском? 
    Балалайкин (распахивая плащ,  кланяется): Я самый. 
    Ганченко: Он!! Какую он сделал шумиху у дома № 6 по поводу пиратского
    Юг-Арта! Вывесил в стенгазете судебные акты по Юг-Арту - всё пытался
    коллективный ум привлечь…
    Балалайкин: Ну да, свой-то умище я знаю от и до, потому решил халявой
    попользоваться. Надеялся, что общественность мне в стенгазету
    дельных советов надаёт.
    Фурмангд: Мне тоже со всех сторон наши пираты помогали, советы давали,
    а РАО пришло в суд и по шеям, по шеям  мне надавало… Даже очёчки слетели.
    Балалайкин:  Да, потому что всем такая линия вышла! Мы надеялись, что закон
    в России дышло, а оказалось, что в ГК есть часть четвёртая,  которая  охраняет
    авторские права! Вот незадача…
    Фурмангд: Бяда нам с этим копирайтом. Кому-то из нас скоро конец – либо нам,
    либо авторскому праву.
    Балалайкин: Авторскому праву, конечно! Vitasinelibertate, nihil!  Верьте мне,
    мы отменим копирайт!
    «Партия инвалидов»:  А ВТО?
    Ганченко (восторженно): Нам ВТО не указ! Иых!.. Отрежем, отрежем от ГК
    четвёртую часть! А спросят нас: как же часть 4 ГК? Там мы скажем: впервые
    слышим о такой! У нас в нашем Кодексе три части – первая, вторая и третья.
    И точка! И четвёртой нету вовсе  – это несанкционированная  антипиратская
    допечатка, факт. 
    Балалайкин: Вот-вот. Коллега совершенно прав. Мы идем своим путём –
    пиратским. Таков наш национальный менталитет – воровали, воруем и будем,
    даст Бог, воровать. 
    «Партия инвалидов»: Ой, РАО  сюда идёт! Бежим скорее!
    (бросаются врассыпную, с ними Фурмангд).


  • Интеллектуальные беседы :)

  • Биохимия крови. Американские нормативы.