• ЖИВОЕ ВРЕМЯ (И ПРОСТРАНСТВО) В ТЕЧЕНИИ ФИЛОСОФСКО ПОЭТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ. Часть 13

  • “Ирония судьбы, или С легким паром!”. Отрывки.

  • История про незадачливого гастарбайтера Женю, потерявшего документы, обувь и себя в негостеприимной Москве не появилась из ниоткуда, она - плоть от плоти документального фильма «Ушел» о белорусском гастарбайтере, снятого Хлебниковым совместно с Валерией Гай Германикой в 2006 году.
    Делая ставку на оригинальность не фабулы, а интонации повествования, режиссер выбрал для своей картины достаточно хорошо обжитую сюжетную почву.
    На кино-карте она расположена по соседству с фильмом «Кремень» и строго напротив «Я шагаю по Москве». Столица, в начале 60-х встречавшая провинциалов лучистыми улыбками молодой Арины Алейниковой, спустя 50 лет населилась продажными ментами, бесправными работягами и циничными обывателями, которые без остатка вытеснили из города оттепельный оптимизм. И именно к такому образу Москвы тяготеет Хлебников.
    Почти несущественное внешнее отличие – болезненно-пестрая окраска домов в спальных районах города, основном месте действия картины. И то ли в оправдание прогрессирующего среди героев безумия эти цветные клетки, то ли – как одна из его причин, разобрать уже трудно. Ясно одно – сохранять человечность в такой Москве может только сумасшедший - единственный условно положительный герой картины, «добрых дел мастер» (положительность условна, т. к. большинство его «добрых дел» носит разрушительный характер), убедительно сыгранный Сергеем Дрейденем.
    Развлекающийся спасением мира, да еще и поставленный в пару с аморфным гастарбайтером Евгения Сытого, он неизбежно начинает вызывать различные литературно-мультипликационные ассоциации. В процессе создания картины эта пара походила то на Дон Кихота с Санчо-Пансо, то на Чебурашку с крокодилом Геной, однако на выходе получились стопроцентные Малыш и Карлсон – вероятно свое дело сделал эпизод с поеданием жареной курицы (читай: банки варенья) и торта в одиночку….
    На стыке старческого маразма и инфантилизма – основные комические ходы, местами, может быть, даже смешные (и все же ни в какое сравнение не идущие с юмором «Свободного плавания»). Разыгранные хорошими актерами, на протяжении всего фильма они умело зафиксированы на кинокамеру, украшены достоверными бытовыми подробностями, но… пусты.
    Набор разномастных шуток не несет в себе узнаваемого стиля, в наборе надуманных тем нет идеи. Потому что фильм не про границы нормального, не про взаимопомощь, не про безнаказанную жестокость, не про... Фильм про артиста.
    Намеренно сделав жанр (вместе с его смысловым наполнением) формальностью, Хлебников вывел в центр внимания персону Евгения Сытого. Но бенефиса не вышло: на фоне прошлой своей роли Сытый в данном случае выглядит крайне не выгодно.

    Диалог библиотекаря с читателем из фильма «Бубен, барабан» отлично характеризует и «Сумасшедшую помощь», и многие другие фильмы, идущие с ней в одной фестивальной обойме:
    - А «Отверженные» Гюго – интересно?
    - Франция.
    - Жаль.
    И жанр в данном случае уже не важен, произносить эти слова можно с абсолютно любой интонацией, смысл не изменится в виду его отсутствия - в рамках фильма «Бубен, барабан» эта бессмыслица звучит прекрасно - помимо юмора в нем есть еще и ловко нарисованные в пяти вроде бы отвлеченных словах образы говорящих -, но того же ли эффекта хотел добиться Хлебников?













  • ЖИВОЕ ВРЕМЯ (И ПРОСТРАНСТВО) В ТЕЧЕНИИ ФИЛОСОФСКО ПОЭТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ. Часть 13

  • “Ирония судьбы, или С легким паром!”. Отрывки.