• Безымянный 271598

  • MARKETOLOG

  •  

    Алексей Захаров

     

    Стратегия-31 в вопросах и ответах

    Уже больше года правозащитники, оппозиционные активисты и простые граждане приходят по 31-м числам на акции в защиту 31-й статьи российской Конституции, гарантирующей свободу собраний. Эта брошюра расскажет вам, зачем мы собираемся, и как себя вести, если вы пришли на митинг; поможет найти вам правильные слова, если вы захотите позвать с собой кого-нибудь из ваших знакомых; позволит отстоять свою позицию в споре.

     

     

    Что такое «Стратегия-31»?

     

    В: Что такое «Стратегия-31»?

    О: Каждое 31-е число (в те месяцы, когда оно есть), в 18:00 граждане России собираются, чтобы показать, что им не безразличны их права. В Москве люди собираются на Триумфальной площади (у станции метро Маяковская), в Питере – на Дворцовой. Митинги проходят почти в каждом крупном городе России.

     

    В: Почему именно 31 число?

    О: Потому, что 31 статья Конституции нашей страны гарантирует гражданам «право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование». И потому, что мы считаем это право очень, очень важным.

     

    В: Почему каждый раз митинги разгоняет милиция?

    О: Потому, что высшее политическое руководство нашей страны считает, что у граждан такого права нет. Они хотят показать нам, что все митинги должны быть согласованы с городскими властями. То есть что должен быть чиновник, который вправе решать, где, когда и по какому поводу люди могут собираться. Власти думают, что если люди собрались, не спросив у них разрешения, то их можно разогнать милицией. Как раз против этого мы и протестуем.

     

    В: Почему руководство страны не хочет, чтобы у граждан было право на свободное и мирное собрание?

    О: Потому что власть в нашей стране представляет интересы небольшой, но очень богатой, очень беспринципной и очень циничной элиты. Власть позволяет элите грабить простых граждан (путем воровства из бюджетов и установки монопольных цен). Элита отвечает политической лояльностью. Мы с вами в эту схему входим только в качестве источников доходов. Грабить же и обманывать людей легче, если у них нет возможности объединиться.  

     

    В: Почему вы считаете, что право на свободу собраний такое важное?

    О: Потому что если у людей это право отобрать, то с ними можно делать все, что угодно. Известно, что в нашей стране суды и милиция коррумпированы и зависят от исполнительной власти. Представим, например, что в городе N проходят выборы в городское законодательное собрание. Вы доверяете представителям партии X и считаете, что они смогут представлять ваши интересы лучше, чем правящая партия Y. Но партию X снимают с выборов по надуманным причинам. Вы знаете, что обращение в суд ничем не поможет: судья назовет черное белым и вынесет то решение, которое надо начальству. Единственный способ сделать что-либо в этой ситуации – это организованные действия граждан.

     

    В: Но ведь есть какие-то законы, помимо Конституции, которые регламентируют проведение массовых мероприятий?

    О: Есть. Это – федеральный Закон о собраниях, митингах, шествиях и пикетированиях от 19 июня 2004 года. Этот закон написан намеренно двусмысленно. Из одной части закона следует, что действует уведомительный порядок проведения митингов и шествий – то есть перед тем, как где-нибудь собраться в большем количестве, люди должны поставить городские власти в известность. Дальше власти обязаны обеспечить безопасность собравшихся граждан. Это и есть та позиция, которую мы отстаиваем.

    Однако закон можно интерпретировать иначе: в стране действует согласовательный порядок проведения массовых мероприятий – то есть организаторы должны получить разрешение от властей. Из этого следует, что митинги могут быть «согласованными» или «несогласованными», причем милиция вправе применять силу против участников несогласованных митингов. Мы считаем, что такая интерпретация закона противоречит Конституции и нарушает наши базовые права.

    Вот что думает по поводу права людей на собрание Владимир Путин:

    -- Ну да. Слушайте, все наши оппоненты выступают за правовое
    государство. Что такое правовое государство? Это соблюдение
    действующего законодательства. Что говорит действующее
    законодательство о марше? Нужно получить разрешение местных органов
    власти. Получили? Идите и демонстрируйте. Если нет - не имеете права.
    Вышли, не имея права, - получите по башке дубиной. Ну вот и все!

    -"Коммерсантъ" № 158(4458) от 30.08.2010

     

    В: Почему я должен протестовать «просто так», если у вас нет программ? Ваша критика власти неконструктивна, и вы ничего не предлагаете взамен.

    О: Мы хотим, чтобы на нашу акцию приходили люди с самыми разными политическими взглядами. От того, что у людей нет возможности контролировать и избирать свою власть, в равной степени страдают и коммунисты, и правые либералы. Мы хотим, чтобы в страну вернулись свободные выборы и политическая конкуренция. В любой стране – и наша страна не исключение - люди имеют разные взгляды на то, как должна быть устроена экономика, какой должна быть внешняя и внутренняя политика. Левые и правые есть везде, и политический курс, проводимый государством на всех уровнях, обязательно кого-то не устраивает. Но все политические разногласия должны решаться при помощи свободных и справедливых выборов. 

    Сейчас почти все идеологические различия в нашем обществе второстепенны. Неважно, кто ты по убеждениям - коммунист или либерал-рыночник. Потому что, если ты не принадлежишь к элите, у тебя нет возможности решать, кто из политиков будет представлять твои интересы. Поэтому на Триумфальную площадь приходят люди всех убеждений. Посмотри на их лидеров! На свободных выборах они были бы конкурентами. Но сейчас их – и всех нас – объединяет стремление вернуть себе наше право самим распоряжаться своей судьбой, наше право на достойное к себе отношение, наше право на будущее наших детей. Поэтому на Триумфальную площадь приходят без лозунгов.

     

    В: Правда, что вы куплены Западом, что вы – марионетки в руках ЦРУ (Моссада, британской разведки, «мировой закулисы»)?

    О: Добро пожаловать в реальный мир, Нео. Все, что говорят наши «официальные лица» по поводу связи между нашей оппозицией и западной разведкой – очевидное вранье.

     

    В: Кто является главными организаторами митинга?

    О: Есть небольшая инициативная группа граждан, подающая заявку на проведение митинга. Большинство участников (в том числе и автор этих строк) приходят самостоятельно и не состоят в каких-либо общественных организациях.

     

    В: Мне не нравятся некоторые из организаторов митинга.

    О: Ваше право, но решайте, что для вас важнее. Других оппозиционных лидеров у нас пока нет, но посещение митинга не обязывает вас подписываться под чьими-то политическими взглядами. Если вы не солидарны с кем-то из организаторов акции, то подумайте обо всех остальных людях, которые приходят на митинги. Они – обыкновенные россияне, такие же, как и мы с вами. Если вы будете ждать, пока появятся политики, которые вас устраивают, то, возможно, вы будете ждать очень долго.

     

    В: Сколько человек ходит на эти митинги?

    О: По моим оценкам, в прошлый раз, 31 августа, в Москве было около полутора – двух тысяч человек. Такого же мнения придерживаются и большинство людей, вывших на митинге. По официальным данным, предоставленным ГУВД Москвы, было в несколько раз меньше – 400 человек.

     

    В: Почему люди ходят туда?

    О: Разговаривая с людьми, получаешь самые разные ответы. Вот такое письмо прислала одна участница митинга:

    На взгляд современного рационального интеллигента митинги и акции – пустое сотрясание воздуха (любой назовет десяток причин, почему это бесполезно, а может быть даже вредно). Я сама так думала до недавних пор. До тех, пока не узнала, что за свои убеждения каждый человек несет ответственность сам. Не только перед окружающими и перед собой, но перед Богом. Если ты убежден в ценности свободы слова, в необходимости защиты природы, в чем-то другом, ответь себе на вопрос: что ты сделал для того, чтобы дать жизнь своим убеждениям? Только скептически рассуждал о том, что все бесполезно, т.е. по сути не сделал даже попытки?

     

    Всякое человеческое действие и слово изменяет реальность. Какие-то изменения заметны (шум в прессе заставил чиновников заняться улаживанием очередного беспредела), какие-то изменения подспудны (крупная корпорация вместо разрушения памятника ищет вариант попроще, не желая связываться с буйными архнадзоровцами), какие-то изменения происходят только в душе человека, делающего жест в поддержку своих убеждений. И к последнему я не стала бы относиться скептически. Бог дает силы и помогает тем, кто ищет правды.

     

     

    В: А что вы будете делать после того, как вам разрешат проведение митинга? Вы же сами не знаете, что вы будете делать.

    О: Зато мы знаем, что надо делать сейчас. Есть поставленная задача – добиться признания московскими и федеральными властями нашего права на мирное, свободное собрание. Это будет большой шаг вперед не только для москвичей, но и для всех жителей России. Вы же знаете: в последнее время власть позволяет себе все больше и больше. И все больше и больше общество раскалывается на тех, кто во власти или приближен к ней, и на всех остальных.

    Триумфальная площадь, здесь и сейчас – та площадка, на которой происходит борьба интересов элиты и общества. Те люди, которые решают не согласовывать митинги, и потом отдают милиции приказы эти митинги разгонять, прекрасно понимают, зачем и в чьих интересах они действуют. Они действую в интересах элиты.

    Интересы элиты и власти – по крайней мере, значительной ее части - противоположны интересам общества. И любая организованная, мирная попытка снизить вседозволенность власти в итоге служит общей цели: снижение коррупции и произвола, уважение к людям и их труду, будущее без страха, вранья и воровства. 

     

    В: Почему вы не идете на компромисс с властями? Вам предлагали Пушкинскую площадь, а вы отказались. Вам предлагали вычеркнуть Лимонова из списка организаторов – а вы отказались. Почему вы взяли такой жесткий курс на конфронтацию?

    О: Компромисса быть не может, так как власть не вправе решать, кому, где, и зачем можно собираться. Она вообще не является стороной в этом вопросе. Если мы пойдем на компромисс – хотя бы на самый маленький – то это будет равносильно капитуляции. Стопроцентной сдаче позиций. Наша позиция такова: мы проводим митинг там, где хотим. Задача городских властей – обеспечивать нашу безопасность. Пожелания кремлевских чиновников здесь совсем ни при чем.

    Ни для кого не секрет, что приказ не разрешать проведения в Москве некоторых оппозиционных акций исходит из Кремля. Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов сказал, что в Кремле есть высокопоставленное лицо, которое «курирует» вопросы массовых мероприятий, и решает, какие акции можно проводить, а какие нельзя. Так вот, тактическая цель «Стратегии-31» - дать всей нашей власти понять, что чиновника с такими функциями существовать не должно. Ни на федеральном уровне, ни на региональном.

    Если мы будем продолжать собираться и добьемся своего, то авторитет этого неизвестного нам лица пошатнется. Будет нарушена цепочка принятия решений; власти будет все сложнее и сложнее санкционировать силовые меры против массовых мероприятий. Чиновники будут бояться брать на себя ответственность; решения о разгоне собраний придется принимать на все более и более высоком уровне. И людям будет легче бороться за свои права. За свои избирательные права – в следующий раз, когда граждане захотят оспорить нечестно подсчитанные результаты выборов. За свои материальные права – в следующий раз, когда в каком-нибудь шахтерском городке жители потребуют поднять им зарплату. Когда под чьими-нибудь окнами начнут вырубать деревья, чтобы построить автодорогу. Когда в центре вашего города начнут сносить очередной памятник архитектуры, чтобы построить очередной торговый центр.

    Однако компромисс, уступки властям опасны. Один малейший компромисс – и этот неизвестный нам чиновник будет считать, что он победил. Жизнь на этом не закончится, но это будет шагом назад. И все чиновники уровнем ниже поймут, что произошло. И это усложнит жизнь избирателям и шахтерам. И упростит жизнь правящей партии и владельцам шахт.

     

    В: А если вы захотите провести митинг во дворе больницы? Вы что, тоже считаете, что у вас на это есть право?

    О: Эти разговоры – демагогия. Конечно же, никто из нас не собирается блокировать больницы или не давать людям выехать из города в пятницу вечером. Триумфальная площадь – не больница; мы всего лишь хотим собраться на том месте где, мы считаем, наш протест будет заметен окружающим. Напомню, что кортежи первых лиц мешают транспорту гораздо больше, чем все протестные акции вместе взятые. 

     

    В: Вы думаете, что из-за ваших митингов действительно все изменится?

    О: Изменится. Но не сразу. Потребуются многие годы. Хотя точного времени не знает никто – все зависит от нас с вами.

    В конце 80х - начале 90х годов на улицы выходили сотни тысяч. Многие из нас тогда полагали, что стоит нам несколько раз выйти на улицу, что еще немного – и мы заживем так, как живут американцы. Потом наступили тяжелые времена, и люди ударились в другую крайность. Стали думать, что выхода не существует, что ничего сделать нельзя, что люди, как бы они не старались, никогда не смогут ничего добиться, что наша страна навеки обречена. Правда, как всегда, лежит где-то посередине.

    Надо понимать, что американцам то достаточно благополучное общество, в котором они сейчас живут, тоже досталось не просто так. У них тоже были и коррупция, и беззаконие, и неравенство. Но они справились с этими проблемами, благодаря активности своих граждан.

     

    В: Почему кругом столько цинизма?

    О: Цинизм – это главный защитный механизм человеческой психики. Если человек чувствует несправедливость в мире вокруг него, но не знает, что он может сделать, то он ощущает дискомфорт. Психологи называют это «когнитивным диссонансом». И человек начинает подстраиваться. Он может убедить себя, что несправедливость является нормальным положением вещей. Это и есть источник основной источник цинизма большинства наших сограждан.

     

    В: Почему так часто приходится слышать, что «все бесполезно»?

    О: Это тоже защитный механизм. Несправедливость перенести легче, если ты убедил себя, что ты ничего не в состоянии сделать. Поэтому кругом столько пессимистов: не потому, что все действительно безнадежно, а потому, что пессимисту живется легко. Получается порочный круг: человек решает думать, что ничего сделать нельзя, и это оправдывает его решение ничего не делать.

     

    В: Триумфальная площадь в Москве закрывается на ремонт. Означает ли это конец «Стратегии-31»?

     О: Конечно, нет. Мы будем продолжать приходить на Триумфальную площадь, несмотря на то, что значительная часть площади огорожена. На ступенях Филармонии и вокруг ограждения достаточно места для того, чтобы могли собраться несколько тысяч человек.

    Начиная с 31 июля 2009 года, организаторы 9 раз подавали заявки на митинг. Каждый раз, под различными надуманными предлогами, власти не давали разрешения на митинг. Очевидно, что каждый раз это было не правовое, а политическое решение. Политическим было и решение закрыть площадь. Фактически, позиция власти такова: мы можем запретить вам собираться под любым предлогом. Мы с этим категорически не согласны.

     

    В: Русский народ – нация хомячков, не умеющих бороться за свои права.

    О: А вы тоже хомячок? Дать орешков?

     

    В: Российская традиция – повиновение власти и уход от персональной ответственности. Мы никогда не сможем построить такое общество, как в развитых странах.

    О: Никто не спорит, что в нашем обществе нет сильных гражданских традиций. Но унывать не стоит – традиции создаются нами, здесь и сейчас.

     

    В: Наша страна находится в тупике. Мне кажется, что у нас нет будущего. Коррупция, ложь и безнадега повсюду. У меня душа болит за свой несчастный народ. Разве можно так жить?

    О: Конечно, нельзя. Лучшее лекарство от хандры – действие. Приходите на площадь. Вы сразу почувствуете, как меняется ваше восприятие мира и своего места в нем. Сразу станет легче и жить, и думать.

     

    В: У меня есть несколько знакомых, которых я хотел бы позвать на митинг. Как мне быть? Чего следует избегать?

    О: Универсального ответа не существует. К каждому человеку нужен свой подход. Однако верно одно: политическая работа требует времени, и всех все равно пригласить не удастся. Так что не надо рассчитывать на то, что вы сможете в ту же секунду убедить любого человека бросить все и пойти за вами. Скорее всего, у вас ничего не выйдет; возможно, ваш знакомый обидится. Люди не любят, когда их учат жизни. Так что будьте осторожны.

     

    В: Мой знакомый согласен со всем, что я ему сказал про «стратегию-31», но боится ходить на митинги.

    О: Это – нормальная реакция. Человеку свойственно бояться всего нового. Если ваш друг идейно созрел до посещения наших акций, то напоминайте ему почаще. На самом деле, человеческий страх - наш самый главный противник. Но если страх все-таки окажется сильнее – скажите своему другу слова благодарности за поддержку.

     

     

    В: Я позвал на митинг друга-банкира, а он сказал, что не придет: он «над политикой».

    О: Успешные люди могут отрицательно относиться к митингу по двум причинам. Во-первых, чем выше в деловой среде находится человек, тем больше безнравственного поведения ему приходится наблюдать, и тем более циничных взглядов ему приходится придерживаться, чтобы добиться успеха или просто не сойти с ума. Часто люди могут просто не понимать, что кто-то способен действовать по каким-то идейным побуждениям, а не преследуя немедленную материальную выгоду; или к таким «идеалистам» относятся снисходительно, считая такое поведение непривлекательным. Такого человека будет трудно убедить прийти на митинг – хотя разговор с ним может быть для вас очень полезным. Разговор о «Стратегии-31» с успешным циником поможет вам самому более четко понять, каковы итоговые цели и задачи вашей гражданской деятельности.

    Во-вторых, нежелание вашего друга принимать участие в митинге может быть вызвано тем, что в нашем обществе сформировался отрицательный имидж политического активиста как человека с несложившейся карьерой и личной жизнью, или «клоуна», который не понимает до конца, что ему нужно, или человека крайне безнравственного. Осознание того факта, что он не имеет ничего общего с «клоунами», неудачниками и подлецами и находится «над» политикой, может доставлять вашему другу определенное удовольствие. Так что для того, чтобы уговорить его принять участие в митинге, вам придется спустить его с небес на землю. Самое главное – помнить, что никто не может находиться «над» политикой. Можете процитировать Уинстона Черчиля: «Если ты не будешь заниматься политикой, то политика займется тобой». То, что человек может находиться полностью вне системы – иллюзия.

    В-третьих, успешным людям есть чего терять. Никто не хочет попасть в базу неблагонадежных и склонных к экстремизму. Для бизнесмена это может обернуться трудностями, вплоть до потери бизнеса. Так что часто именно это сдерживает состоятельных людей от участия в каких-либо акциях (не говоря уже о финансировании акций и политических партий).

     

    В: Я позвал на митинг знакомую, и, по-моему, ее это «покоробило». Почему?

    О: Позвать на митинг (и вообще пригласить принять участие в любой гражданской деятельности) – не то же самое, что позвать в ресторан или на вечеринку. Для человека, всю жизнь игравшего роль пассивного наблюдателя, любая гражданская активность (пусть даже подписание обращения) требует переосмысления жизненных ценностей. И поэтому люди иногда обижаются – как правило, сами не зная, почему. Будьте снисходительны к ним. Надо понимать, что приглашая человека на митинг, вы требуете от него очень многого.

     

    В: Там, на площади, будет милиция и ОМОН! Меня могут задержать?

    О: Если вы ведете себя тихо – не машете флагом, не проявляете агрессии по отношении к милиции, если на вас нет никакой символики – то вас вряд ли задержат. Если вы как-то выделяетесь из толпы собравшихся, то ваши шансы быть задержанными резко возрастают. Однако надо помнить: никто не застрахован. Сейчас такое время, что всякий, кто выступает за защиту прав – своих и чужих – подвергает себя опасности. Это – суровый факт жизни. Все страны, ныне свободные, проходили через это; и если мы хотим, чтобы наши дети жили в благополучии и достоинстве, то кое-кому из нас придется за это пострадать.

     

    В: Должен ли я сопротивляться милиции?

    О: Нет. Наши митинги носят исключительно ненасильственный характер. Мы собираемся не для того, чтобы меряться силой с милицией и ОМОНом; все равно физически сил у них больше. Мы собираемся для того, чтобы показать, что мы не боимся, что мы солидарны друг с другом, и что мы готовы отстаивать наши принципы. Наша цель – победить силу при помощи ненасилия.

     

    В: Что, если рядом со мной человек ведет себя агрессивно по отношению к милиции?

    О: Возможно две причины агрессивного поведения. Во-первых, человек в толпе может потерять голову. Во-вторых, это может быть провокатор. Чем больше агрессии было проявлено на митинге против сотрудников правоохранительных органов, тем больше морального права у властей не разрешить нам собираться в следующий раз. Власти прекрасно это понимают. Так что старайтесь, соизмеряя свои силы, сдерживать агрессию других участников митинга.

     

    В: Как надо вести себя по отношению к другим митингующим?

    О: Самое важное - уважать мнение друг друга. Наши митинги аполитичны, так что вас не должно удивлять, если у стоящего рядом человека взгляды на настоящее, прошлое и будущее будут радикально отличаться от ваших. Не надо вступать в полемику – все равно по некоторым вопросам люди никогда не придут к согласию.

     

    В: Я пришел на митинг, простоял час в толпе, потом все разошлись. За спинами мне ничего не было видно. Как-то неинтересно. Что, так оно и должно быть?

    О: Не беспокойтесь, вы все сделали правильно и выполнили свой гражданский долг. Наша акция – не концерт, ее цель – собрать как можно больше людей. Так что главное – это то, что вы пришли.

     

    В: Где я могу больше узнать о «Стратегии 31»?

    О: Приводим несколько полезных ссылок

    Сайт движения - http://31svoboda.livejournal.com

    Статья про стратегию в русской Википедии

    Что делать, если вас задержала милиция? http://nemoskvichi.ru/st53.php

    Доклад «Путин – итоги» http://www.putin-itogi.ru/

     







  • Безымянный 271598

  • MARKETOLOG