• ВОЛГА / VOLGA, “Дом” 3.02.06

  • Интеллектуальные беседы :)

  • Василий Григорьевич Зайцев


    снайпер 1047-го стрелкового полка (284-я стрелковая дивизия, 62-я армия, Сталинградский фронт) младший лейтенант.
    Родился 23 марта 1915 в селе Елино ныне Агаповского района Челябинской области в семье крестьянина.

    Широкий размах получило в период уличных боев снайперское движение среди защитников Сталинграда. Особенно настойчиво учились снайперскому искусству комсомольцы. В сложных условиях уличных боев, в лабиринтах и закоулках зданий, заводских корпусов и городских оврагов снайпер мог проявить инициативу и сметку, свойственные нашему народу. Но снайпер — это не просто "искусный охотник", как его иногда называют. Снайпер — это прежде всего человек с горячим сердцем, патриот, мститель.

    Таким именно и был знаменитый снайпер Василий Григорьевич Зайцев, ныне Герой Герой Советского Союза. До 15 лет он жил на Урале. Вспоминая свое детство, Василий Григорьевич рассказывает, что однажды решили они с братишкой сделать старшей сестре беличью шубку. Чтобы шкурки не испортить, надо было белку одной дробинкой бить. И набили они так 200 белок.

    Однако профессией своей будущий снайпер избрал дело, очень далекое от охоты: бухгалтерию.

    В 1937 г. по комсомольскому набору Зайцев был взят в Тихоокеанский флот. Там он был командиром отделения команды писарей, старшиной финчасти. Война застала Зайцева в должности начальника финансового отделения в Тихоокеанском флоте, в бухте Преображенье.

    "Когда немцы стали подходить к Сталинграду, — рассказывает Зайцев, — мы возбудили ходатайство перед Военным Советом о посылке комсомольцев-моряков на защиту города Сталина. Учиться нам приходилось по дороге в эшелонах, Я сам пулемет изучал так: на верхние нары поставлю пулемет, положу рядом с собой пулеметчика, он мне рассказывает и показывает. Назначили меня командиром хозяйственного взвода, но я сказал, что хочу быть простым стрелком. Прибыли мы в Сталинград 22 сентября. Город в это время весь горел. Если посмотришь из-за Волги, видишь то тут, то там языки пламени; потом все они сливаются в одно громадное зарево. Идут, ползут раненые. Их перевозят через Волгу. Все это потрясающе действовало на свежего человека и возбуждало сильную злобу к врагу".

    Рассказывает Зайцев спокойно, медленно. Он старается не говорить о себе, но, слушая его, понимаешь, почему им гордится вся армия.

    В партию он вступил в самые тяжелые, критические дни Сталинградской обороны — в октябре 1942 г. "...Положение было исключительно тяжелое. Тогда в партию вступил. У нас был представитель от Главного Политического Управления Красной Армии. Я заверил командование, что на той стороне Волги земли для нас нет. Наша земля здесь, и мы ее отстоим и выстоим".

    Зайцев произносит слова, которые стали известны всему миру, которые стали лозунгом всей борьбы 62-й армии. Он произносит их без всякого пафоса, просто, как самые обычные слова.

    "Большая ненависть у нас была к врагу, — продолжает он. — Поймаешь немца, не знаешь, что бы с ним сделать, но нельзя — дорог как язык. Скрепя сердце, ведешь его. Усталости не знали. Сейчас, как похожу по городу, устаю, а там утром, часа в 4—5, позавтракаешь, в 9—10 вечера приходишь ужинать и не устаешь. По три-четыре дня не спали, и спать не хотелось. Чем это объяснить? Так уже обстановка действовала. Каждый солдат только и думал, как можно больше фашистов перебить".

    Прославившись в батальоне как меткий стрелок, Зайцев вскоре получил снайперскую винтовку. Затем ему поручили обучать снайперскому искусству других воинов. Сначала занятия проходили в кузнице завода, который обороняла его часть, потом Зайцев стал брать учеников с собой в засады на два-три дня.

    Он любит вспоминать эпизоды из своей снайперской практики.

    "На Мамаевом Кургане надо было взять один дзот, который не давал нам возможности маневрировать, переходить из одного района в другой, подносить пищу, подтаскивать боеприпасы. Там засели немецкие снайперы. Я послал туда из своей группы двух снайперов, но их ранило, и они вышли из строя. Командир батальона приказал мне самому пойти туда. Я взял еще двух снайперов и пошел в этот район. Наскочили на хорошего немецкого снайпера. Только показал каску из окопа, как гитлеровец ударил по ней, каска упала. Нужно было определить, где он находится. Это очень трудно было сделать: выглянуть нельзя — убьет. Значит, нужно обмануть, перехитрить врага. Я ставлю на бруствер каску, он стреляет, каска летит. Часов пять охотился за ним. Наконец, я избрал такой способ: снял варежку с руки, надел на дощечку и из траншеи высунул. Немец дает выстрел. Я опускаю эту варежку, смотрю, где варежка пробита. По пробитому месту определяю, откуда он стрелял. Варежка пробита в середине — значит, он где-то прямо впереди. Если бы он находился справа от меня или слева, то варежка была бы пробита сбоку. Установив, откуда немец стреляет, я взял окопный перископ и начал наблюдать. Выследил его. И когда гитлеровец приподнялся, чтобы посмотреть на нашу пехоту, выстрелил — он упал".

    К 5 января 1943 г. на счету Василия Григорьевича Зайцева было 230 убитых гитлеровцев.

    О знаменитой дуэли Зайцева и Хорвальда сняты два фильма. "Ангелы смерти" 1992 г. режисер Ю.Н. Озеров, в главной роле Федор Бондарчук. И "Враг у Ворот" 2001 г. режиссер Жан-Жак Анно, в роле Зайцева - Джуд Ло.

    По материалам сайта: http://gorod.bayard.ru/gorod_text.asp?id=57

    P.S. Т.ч. не понятно на что в этой жизни можно жаловаться, если ты одет, обут и голод не гуляет по твоей земле.

    Были времена и хуже, и о них надо помнить.




  • ВОЛГА / VOLGA, “Дом” 3.02.06

  • Интеллектуальные беседы :)