• ВОЛГА / VOLGA, “Дом” 3.02.06

  • Безымянный 271598

  • Киргизский Ак-жол и среднеазиатский парламентаризм.

     (текст автора)

    Постсоветская политическая практика показывает, что т.н. азиатская демократическая модель, подразумевающая доминирование одной сильной партии в условиях многопартийности, в моде у евразийских государств. Так, на прошедшей неделе в Киргизии была создана “президентская партия”. 

    15 октября в Бишкеке прошел учредительный съезд партии Народной партии Ак-Жол (“Светлый путь”). Главой нового политического образования стал действующий президент республики Кыргызстан Курманбек Бакиев. Как было заявлено председателем партии, Ак-Жол будет “партией созидания, ответственности, действия, партией, которая намерена воплотить волю народа в практических делах”.

     

    Попробуем посмотреть на потенциал партии “Светлого пути” не только с точки зрения функционирования партийной системы Киргизии, но и с точки зрения перспектив работы администрации К.Бакиева. Очевидно, что создание партии Ак-Жол приведет к целому ряду важных со стратегической точки зрения последствий.

     

    С момента свершения “тюльпановой революции” марта 2005 г. киргизские власти пережили как минимум два кризиса – осени 2006 и весны 2007 г. Оба политических кризиса, последний из которых все же привел к вводу в аппарат власти ставленника оппозиции Алмазбека Атамбаева, прямо свидетельствовали о незаконченности революционных начинаний правительства К.Бакиева. И речь в данном случае, в первую очередь, идет о доминировании северян.

     

    В ситуации, когда после марта 2005 г. властный консенсус между южными и северными кланами так и не был достигнут, официальный Бишкек был вынужден искать базис для укрепления собственной власти в республике. В условиях киргизской политической практики “мир кланов” – это фактор, безусловно, стабилизирующий политическую жизнь в стране. Вместе с тем, создание партии Ак-Жол во главе с нынешним президентом К.Бакиевым является свидетельством явного усиления лишь одного из многочисленных властных кланов.

     

    Можно ли говорить о том, что создание Ак-Жол стало шагом киргизских властей в актуальную центральноазиатскую политическую культуру? В известной степени это именно так.

     

    Политический опыт главных партнеров Киргизии по СНГ – России и Казахстана – дал официальному Бишкеку почву для рассуждений о построении парламентской модели власти, где ведущую роль в политическом процессе страны играет сильная пропрезидентская партия. И если роль таковых в России и Казахстане исполняют Единая Россия и Нур-Отан, соответственно, то в Киргизии отныне таковой станет партия Ак-Жол. В условиях рыхлой партийной системы Киргизии создание сильной “партии власти” не явилось для исполнительной власти серьезной проблемой.

     

    По данным Минюста республики, на момент сентября 2007 г. в стране зарегистрировано более 100 политических партий, самыми видными из которых являются “Моя страна”, Социалистическая партия “Ата-Мекен”, Партия коммунистов Киргизстана, Демократическая партия женщин Киргизстана, блок “Союз демократических сил”. Тем не менее, ни одна из республиканских партий, начиная с 1991 г., не являлась партией власти и не обладала значительным политическим весом в решении государственных дел. Опираясь на первые заявления лидеров Ак-Жол, вряд ли можно сомневаться, что партия, созданная нынешней властью, намерена пойти во власть и, возможно, этой властью стать.

     

    Как и в случае с Казахстаном и Россией, исполнительная власть “вписала” новую партийную инициативу в общегосударственный конституционный строй.

     

    Хотя большинство аналитиков заметило, что согласно статье 43, пункту 5 действующей Конституции Киргизии, "президент Киргизской Республики на период осуществления полномочий должен приостановить свою деятельность в политических партиях и организациях до начала новых выборов президента Киргизской Республики", как подчеркнул главный соратник президента по партии Автандил Арабаев, президент выйдет из партии после прохождения регистрации в министерстве юстиции. С технической точки зрения, это будет именно так, что, впрочем, не изменит пропрезидентского статуса партии Ак-Жол.

     

    Каков смысл последней инициативы К.Бакиева по созданию пропрезидентской партии Ак-Жол? Очевидно, что последняя президентская инициатива призвана не только усилить влияние на законодательную властную ветвь, но и ограничить поле для действия оппозиции.

     

    Притом, что К.Бакиев не обладает безоговорочным авторитетом среди всех киргизских групп влияния, создание и усиление партии Ак-Жол придаст действующему президенту сил в борьбе с основными политическими конкурентами – оппозиционной партией Ата Мекен, под знаменами которой уже не раз собирались все антибакиевские силы республики.

     

    Победа партии власти для режима К.Бакиева – это не столько вопрос престижа, сколько вопрос политического выживания.

     

    В дальнесрочной перспективе создание пропрезидентской партии, нацеленной на получение большинства мест в законодательном органе власти Кыргызстана создает основу для переориентации республиканской модели в случае необходимости с президентской на республику парламентского типа. В этой ситуации лидерство К.Бакиева в партии Ак-Жол дает право на фактическое продление властных полномочий, но уже в ином статусе. Именно такой путь легитимного удержания власти сегодня в моде у постсоветских лидеров Центральной Азии.

     

     

     

    .

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     



  • ВОЛГА / VOLGA, “Дом” 3.02.06

  • Безымянный 271598