• Игра. Пуст - Путешествие в смерть. Глава 001.

  • Заседание ломоносовского Муниципального Совета 9 июля 2011

  • Эпилог.
    Кусок дописанного рассказа.

    Она все-таки изменилась. И она бы имела право разбить меня как хрустальную вазу, если бы я соврал – что ей до сих пор будто семнадцать. Она очень изменилась. Волосы отрастила, с очками смирилась, в уголках глаз  появились лучики – они были милыми, как будто привет из прошлого. Ее лицо рассказывало мне, не видевшему ее так давно, что она эти годы улыбалась. Широко, приветливо, по-настоящему.  Это успокаивало.
    Я взял ее за руку. Прохладная, тонкая, тоже слегка тронутая временем. Она руку не вырвала, но так оттянула, оставив лишь только кончики пальцев в моей ладони. Я понимающе кивнул.
    - Послушай, - она помолчала и рассмеялась, стряхивая с плеч глупое смущение, - ты же знаешь, я не люблю это. Да еще так, спустя столько…
    - Да полно тебе.  –  Я закурил, - Неужели так сложно сказать спасибо за поздравления с днем рождения?
    - Когда тебе двадцать – это ничего, но когда, - она запнулась.
    - Что когда? Тебя никогда не мучили комплексы,  и я…
    Зазвонил телефон.
    - Ответь, это может быть важно. Маша?
    - Нет, - я поморщился. Имя жены прозвучало как-то фальшиво и невкусно. – Это из издательства. Я отвечу. 
    Трубка заголосила:
    - Николай Сергеевич, и когда ждать книгу? Вы задерживаете снова.
    - Я выслал пару рассказов, - сжал руку в кулак. Как не вовремя.
    - Ты пишешь? До сих пор? – она вскинула брови.
    Я кивнул.
    - Но книга то когда? Мы договаривались на сегодня.
    - Я не могу сейчас говорить, понимаете, совсем не могу.
    - Вы останетесь так без наших услуг! – и запиликало.
    Вот спасибо. Мне, конечно, не хватает хороших новостей.
    У нее сдают нервы, я вижу, оглядывается, поджимает губы. Поправляет очки, сползающие с узкого носа, посматривает на часы, которые встали давно и превратились в браслет.
    - Мне пора, - она стукнула три раза по столешнице и улыбнулась. – Я была рада повидаться.
    - Ну, прости. Я просто забыл и все.
    - Пятнадцать раз? – ухмыльнулась.
    - Я подписывал тебе открытки. – Я привстал и посмотрел ей в глаза. Ну же, пожалуйста, поверь мне еще один раз.
    - Без твоего секрета здесь явно не обошлось. И я не поверю тебе. В прошлый раз кончилось как-то не очень.
    Не очень. Мягко сказано, чуть не убил маленькую влюбленную в себя девочку. А потом заставил себя забыть о ней. А потом вдруг – как наваждение – вспомнил, что у нее день рождения. Захотел поздравить. И ведь еле нашел,  она как будто исчезла с моих карт и воспоминаний.
    Но я нашел же! И даже уговорил встретиться, но не ради обмана или какой-то глупости. Мы были давно и бесповоротно женаты, каждый на своей судьбе, работе и своем супруге. Это просто было желание увидеть близкого человека.
    - Прости. Было неправильно тащить тебя сюда. Я сделал больно.
    - Все нормально. – Она отпила кофе из обидно маленькой чашечки. Нет, действительно, чашечка была ровно на пригубить и поморщиться. – Дети есть?
    - Дочка, - я улыбнулся, рука потеплела, - шесть лет.
    - Совсем взрослая, красавица?
    - Да, знаешь, я бы не сказал, что красавица, скорее – обаяшка. Глазки красивые, веснушки, маленькая только очень. Ниже всех в группе.
    - Это не беда, подрастет. И все же, что ты мне хотел сказать?
    - Я писал тебе письма и подписывал открытки.
    - И реальность тебе разрешила сделать это за день до нашей встречи?
    Я не виноват, что могу. Все двери в волшебство давно закрылись для меня, но пару раз в год -  я еще кое-что могу. И почему я не могу потратить редкий шанс на приятный поступок. Я итак уже наделал ошибок.
    - А ты не можешь поверить в хорошую сказку?
    - Я завязала, - она посмотрела мне в глаза. Тихо улыбнулась. Очень тихо, еле заметно.
    Я потянулся к ней. Поцеловал куда-то между уголка губ и щекой. Ровно посередине. За это в душе она готова меня растерзать, ее всегда преследовало мое «посередине». Оно рвало ее маленькое сердечко, которое сейчас очень осторожно. – Не надо, ладно?
    - Поверь мне. Я писал.
    - Я в это не верю, поэтому пока конверты пусты. Ты знаешь оборотную сторону своего волшебства.
    Да, я не всесилен. Я могу немного подарить, могу немного забрать себе.
    - Там есть.
    - Тогда читай сам. – Она прикрыла глаза рукой.
    - Хорошо. – Я попытался дотронуться, но вышло кисло.
    Достал последнее, самое свежее письмо. Распаковал. Не я это был должен делать. Но я и не писал. Оно само. Так всегда случается.

    - Моя дорогая девочка, кажется,  - я посмотрел на нее и продолжил, - прошел один год с нашей последней встречи. Я не нашел тебе того плюшевого ежа, о котором ты писала. Но, кажется, сочинил для тебя небольшую сказку. Это сказка о том, что прошло почти шестнадцать лет, а я обманул весь мир и оставил тебе из каждого года весточку. Она как голубка долетела до этого года, пожелтела там и потрепалась. Клей с конверта там немного облез, а марка потерлась. Потом весточка вернулась туда, откуда я ее посылал. В мой письменный стол.
    И здесь я хранил это чудо, не открывая, не читая своих старых слов. 
    В том времени я вложил в конверт твои любимые открытки и лепестки роз. Каждый раз – разного оттенка. На самом деле – это достаточно тяжело, цветов мало, но я знал – что оно того стоит. Поэтому искал.
    В первом своем путешествии было легко моему письму. Я помнил тебя отлично – твои интересы и всякие глупости.  Я придумал для тебя игру – всем нашим знакомым придумать аналог из еды. Мой кот – кабачок или патисон.  А ты… Черт, кажется, я забыл, кем назвал тебя. И много вкусного было в друзьях, а недруги были абсолютно несъедобны.
    Спустя время я отправил назад второе письмо. Оно украдкой увидело по пути тебя – ты подросла. Уже изменились вкусы, ты перестала много стесняться. Я был дураком, теша надежду, что ты обо мне скучаешь. Кстати, как звали того мальчика на красивой машине? Хотя, это закончилось так быстро.
    А я следил, отправил третье письмо. Оно вернулось с новостью, что ты переехала. Тебя сложно найти, ты решила изменить свою жизнь.
    Шестнадцатое перед тобой. И этот человек перед тобой. Ты пытаешься вспомнить, как он выглядел тогда, вроде был ниже. Или выше?  Нет, он совсем не хотел читать твоих мыслей. Он просто пытался пролететь мимо. Но последнее письмо, кажется, дошло до адресата.

    Она взяла пятнадцать конвертов. Открыла предпоследний, он еще был не распакован. Она долго всматривалась в содержимое.  А потом улыбнулась. Протянула конверт мне.
    - Я тебя прощаю, спасибо за поздравления.
    В конверте были пустые листы. Обычная, средней плотности бумага. А я верил, что все получилось.
    - Растерял ты свое волшебство.
    Я поднял глаза и дочитал письмо.
    - Она была молода. Красива и сильна, даже со своими комплексами. И пустые листы были только потому, что их еще рано заполнять.  – Я долго смотрел, как она меняется – а через пару мгновений глазам стало легче. Все изменения сошли на нет. Мы были там, где прощались пятнадцать лет назад. Мы были теми, кто был там.
    - С днем рождения…

    И только чье-то пролетающее письмо, которое не было вовремя написано, стало свидетелем. Да, я не всесилен, я не могу многое дать или взять себе. Но один день в моих силах.
    Вполне в моих.




























































  • Игра. Пуст - Путешествие в смерть. Глава 001.

  • Заседание ломоносовского Муниципального Совета 9 июля 2011