• Две различные манеры любить

  • распродажа

  • Лучше мне промолчать, - подумала Алиса.
         На этот раз, так как она  не  произнесла  ни  слова,  никто  ничего  не
    сказал, но, к величайшему ее удивлению,  все  хором  подумали  (Надеюсь,  ты
    понимаешь, что значит "думать хором", потому что мне, по правде говоря,  это
    неясно):
         - Лучше промолчи! Знаешь, сколько стоит разговор? Тысячу фунтов -  одно
    слово!
         - Сегодня мне всю ночь будет сниться тысяча фунтов! - подумала Алиса.
         А Контролер все это  время  внимательно  ее  разглядывал  -  сначала  в
    телескоп, потом в микроскоп и, наконец, в театральный бинокль.  Наконец,  он
    сказал:
         - И вообще ты едешь не в ту сторону!
         Опустил окно и ушел.
         Господин, сидевший напротив (одет он был в белую бумагу), произнес:
         - Такая маленькая девочка должна знать, в какую сторону она едет,  даже
    если она не знает, как ее зовут!
         Козел, сидевший рядом с господином  в  белом,  закрыл  глаза  и  громко
    сказал:
         - Она должна знать, как пройти в кассу, даже если она не умеет читать!
    
    Рядом с Козлом сидел Жук (это был очень странный вагон, битком  набитый
    пассажирами), и, так как  говорить  здесь,  судя  по  всему,  полагалось  по
    очереди, он сказал:
         - Придется отправить ее обратно с багажом.
         Алисе не видно было, кто сидит за Жуком, она  только  услышала  хриплый
    голос:
         - Пусть пересядет на другой...
         Тут голос закашлялся и замолк.
         - Что это у него? Грипп? - подумала Алиса.
         И тотчас же тоненький голосок прошептал ей прямо в ухо:
         - Из этого вышла бы неплохая шутка: "Коль хрип - так грипп..." или  еще
    что-нибудь в таком же духе...
         В самом конце вагона кто-то ласково пропел:
         - На ней надо написать: "Хрупкая девочка! Не кантовать!"
         А голоса продолжали выкрикивать ("Сколько их здесь!" - подумала Алиса):
         - Надо отправить ее почтой! Налепить ей справа марку и отправить!
         - Нет, лучше телеграфом!
         - Пусть тянет поезд вместо паровоза!
         Но господин в белой бумаге наклонился к Алисе и прошептал:
         - Не слушай их, детка! Просто на каждой остановке покупай по  обратному
    билету!
         - И не подумаю! - воскликнула, потеряв терпение, Алиса. -  Эта  поездка
    мне совсем не нужна! Хочу в лес! В чащу!
         - И из этого  вышла  бы  _неплохая_  шуточка,  -  проговорил  тоненький
    голосок прямо у нее над ухом. - "Хочу _почаще_ бродить _по чаще_"... Или еще
    что-нибудь в этом же духе...
         - Ах, оставьте меня, наконец, в покое! -  сказала  Алиса,  оглядываясь.
    (Она никак не могла понять, кто это с ней  говорит  тоненьким  голоском.)  -
    Если вам так хочется шутить, шутите, пожалуйста, сами!
         Тоненький голосок в ответ глубоко  вздохнул.  Он  был,  видно,  _очень_
    несчастлив.
         - Надо бы его утешить, - подумала Алиса.  -  Но  только  почему  он  не
    вздыхает, как люди!
         Понимаешь, вздох был такой легонький, что она  бы  его  ни  за  что  не
    услышала, если бы он не раздался у нее прямо над ухом. От этого в ухе у  нее
    защекотало, и она перестала думать о горестях своего невидимого собеседника.
         - Я знаю, что ты мне друг, - продолжал голосок. - Старый друг... верный
    друг... Ты меня не обидишь, даром, что я насекомое...
         - Какое насекомое? - забеспокоилась Алиса.
         На самом деле она хотела узнать, кусается ее  собеседник  или  нет,  но
    задать такой вопрос прямо было бы, конечно, невежливо.
         - Неужели ты не догада... - начал тоненький голосок,  но  его  заглушил
    пронзительный свисток паровоза.

     


  • Две различные манеры любить

  • распродажа