03.11.2011

Shock? SHAQ!



  • Бои с первого дня

  • “Destinies Entwined I: Jaina’s Journey”

  • Хотя, все-таки шок. Все-таки верил я, что он сделает еще один крестовый поход, что есть еще порох в пороховницах, что возраст его еще не настолько нежен. Однако.

    19 лет. Куча команд. Где-то лучше, где-то хуже. Где-то кольца, где-то нет колец. И - всегда - большой. Очень большой. Помню, когда десять лет назад я впервые у друга увидел NBA 2001, я спросил, а за кого он играет. Он, вроде, даже пальцем у виска покрутил. "Конечно, за Лейкерс, там ведь Шакил О'Нил играет!" А я, к своему стыду, даже не знал кто это. Именно в это время, когда озерники выиграли три титула подряд, Шак был самым доминирующим игроком в лиге. А Коби... ну, Коби был чем-то вроде ТиМака до травм. 

    Он не изменил своим словам, когда говорил, что, даже в его нежном возрасте, нынешним центровым-звездам, вроде Ховарда или Байнума с ним не совладать в одиночку. Я помню их игру с Орландо. Комментатор еще спросил: "Коллега, а это ничего, что у нас бегают по площадке два парня с одинаковыми прозвищами: Супермен?". На что последовал незамедлительный ответ: "Ховард, конечно, молодец, но я бы никому не советовал называть себя Суперменом, если только ваша фамилия не О'Нил, и вы еще не завершили карьеру". Что ж, теперь совесть Ховарда может быть чиста. Если только он забудет, как все наскоки на кольца отражались огромным телом Шака как от огромного резинового мячика. Да, он забивал, используя сильные стороны своей техники и телосложения. Но соревноваться с Шаком, скажем, в толкании - надеюсь, до этого он не дойдет.

    Сколько сейчас весит Шак, никто не знает. Возможно, что больше 150 кг. На ум невольно приходит сравнение с другим центром, того же роста, который также толстел набирал мышечную массу со временем. Речь идет, конечно, о Уилте Чемберлене. Человеке, который до сих пор держит большее количество рекордов НБА, чем у кого-либо еще (да, Джордан сосет; могу повторить еще раз). Да, Шак запросто мог дотянуться до его высот. Если бы тренировался. Но Шаку и так было хорошо. Научившись многому у еще одного великого центра, Хакима Олаюна, он очень разумно использовал свои физические кондиции. Среди всех центров его смело можно ставить на пятое место:

    На верхней ступени пьедестала почета стоит, понятно дело, Чемберлен, улыбаясь и попирая ногой гору трусиков совращенных им женщин. На второй ступеньке тихонько себе сидит Билл Рассел, держа в руках газетную вырезку с заголовком "Наш ответ Чемберлену" так, чтобы были видны все его 11 чемпионских перстней (это больше, чем у любого другого спортсмена в командных видах спорта Америки, а может, и всего мира). На третьей ступеньке стоит Карим-Абдул Джаббар, с презрением поглядывая на тех, кто не торопится строить ему золотых статуй, и на тех, кто пытается побить его рекорд, самый главный рекорд НБА - количество набранных очков за карьеру. У его ног сидит его одноклубник, Хаким Олаюн, которому глубоко фиолетовы эти достижения, поскольку он вполне доволен собой, как лучшим защитным центром в истории лиги. И сбоку, на отдалении от пьедестала, стоит Шак. И вы, естественно, первым делом будете смотреть на него, а не на тех четверых. Почему?

    В уже упомянутом матче Бостона с Орландо был приведен занимательный факт: впервые в истории НБА в одной пятерке играют четыре человека, у которых больше 20,000 очков за карьеру (ну, Рондо, будем надеяться, еще наберет свои, но пока что он еще молодой). И я посмотрел на их лица. Рондо выглядит так, как будто собирается у тебя отжимать мобилу. Аллен, когда не улыбается (когда улыбается - милейший человек) - это безжалостный робот-убийца, которому только и мог покориться рекорд забитых трехочковых за карьеру. Пирс выглядит старшим братом чувака, который собирается отжать у тебя мобилу: он торгует ворованными машинами, слушает тру-гангста-рэп и носит за поясом две пушки. Гарнетт, особенно когда орет и бъется башкой об основание щита, никогда не произведет впечатление дееспособного человека. По его лицу с чудовищно напряженными жилами частенько течет кровь, пока он третирует и измывается над соперниками. А Шак? А Шак улыбается.

    И в этом, собственно, и есть subject. В то время, как Коби превратился со временем с беспощадного задрота с манией величия и убийственным броском, Шак, как был, так и остался ребенком в душе. Сколько он подарил зрителям и игрокам светлых, добрых, искренних эмоций. Помню, в том же самом матче он улетел на трибуны, захватив руками в падении сразу трех зрителей. Быстро оглядевшись и увидев, что все пережили его приземление на их тоненькие тела, он ослепительно улыбнулся и очень добро обнял этих несчастных/счастливых.

    Время уходит, как уходят те игроки, за игрой которых я следил с придыханием, и новые штурмуют лестницу плей-офф в надежде получить славу, признание, титул, деньги и свидание с президентом. Впрочем, двое из них, Дуня и Лёба, нашли время между финальной мясорубкой и финальной мясорубкой, чтобы вспомнить, поблагодарить и почтить своего бывшего одноклубника. Я думаю, Лёба никогда не забудет, как на разминке одного матча всех звезд Шак развел его на танец. Такое не забывается. Может быть, будут еще центры с таким ростом и весом. Но чтоб был еще один игрок, без разницы на какой позиции, который умел бы делать все время смешно - черт его знает. Нынче мне все видется через черные очки.

    Впрочем, я не думаю, что он пропадет. Он просто не может без зрительского внимания и симпатий. На его месте я бы пошел и отобрал телепередачу у Чарльза Баркли. Прямо сейчас.


  • Бои с первого дня

  • “Destinies Entwined I: Jaina’s Journey”