• Композитор Джон Кейдж о музыке.

  • 7. Околомузыкальные экзерсисы.

  • Шепотом, музыке в такт
    я тебе расскажу, ты молчи,
    расскажу про ручьи,
    расскажу про солнце в небесах.
    о любви, дрожащей на руках,
    тающей на греющих ладонях -
    Шепотом. Музыке в такт.

    Закрой глаза, я молчу для тебя,
    Зная, что поймешь мотивы,
    как дождь осенний ты прольешь
    мои душевные порывы
    не уйдешь?..
    Уйдешь. Шепотом. Музыке в такт.

    Посмотри, представь что я - лето.
    Не похоже? Жаль, но это
    было бы забавно.
    Я приходила бы нежданно
    Шепотом. Музыке в такт.

    Ты озираешься, как пленный..
    Я для тебя ушла, не жги
    костры своей надменной
    сладкой лжи.
    Я возвращалась громким
    Шепотом. И музыке в такт.

    В любви нет места слову - факт
    закрой глаза, и помолчим
    как раньше. я не забыла.
    не кричи.
    я слишком тихо любила
    Шепотом. Музыке в такт.

    Я любила нежно, неспешно
    я боялась ступить каждый шаг
    пролетая в прозрачной бездне
    я любила слишком прилежно
    Шепотом, музыке в такт

    В любви все как в хорошей музыкальной композиции. Сначала легкий флирт, пара тройка нот, для того чтобы заинтересовать слушателя. А потом.. А потом краски начинают сливаться, смешиваться, сгущаться, складываясь в тонкую материю. Мягкий напевный мотив, не отягощающий ни ритмом, ни мыслью. Романтика. А потом кульминация. Громко, больно, разрывно, бьются клавиши, рыдают ударные, истерят духовые. И остается легкий проигрыш фортепьяно, словно показывая, что ничего кроме него и не надо.
    Как в жизни. Открывается что то одно, все остальное - не важное, сумбурное, лишнее.
    - Почему люди боятся просто быть счастливыми? А кто их знает. Просто боятся. Думают, что так не бывает, только не с ними. И в каждой мелочи вдруг видят подтверждение своих страхов. Потому что сами создали эту идею для себя. Родная, измени свой подход к видению счастья. И не бойся ничего.. Ну что ты
    Я прижимаю его к себе и тихо шепчу:
    - Не надо об этом.. пожалуйста
    - Но ты должна понять!.. Почему ты всегда смотришь, словно сейчас я развернусь и уйду?
    Я отвечаю грустным виноватым взглядом.
    - Помнишь, я тебе рассказывал про Ренуара, которого спросили, почему его картины полны радужных красок и излучают позитив. Он ответил, что в жизни и так много грустного, поэтому не надо сгущать краски и на холст..
    - Я не рисую.
    - Но ты так думаешь!.. И пишешь так, - хмурится он
    - Все это так пусто..
    Просто.. как бы тебе объяснить. мне хочется писать, то что человек сможет понять.. и не надо видеть себя или автора! Нет.. просто чувствовать..
    Каждая любовь так тесно связана с болью, что порой их даже путают. Я хочу показать, что это разные вещи! И за болью представленной в строках увидеть именно чувство.
    Просто о чувстве этом нельзя писать. Нельзя сказать. "Я люблю, и он любит." Это больше
    Это выше, это сильнее...
    Оно слишком большое для четверостиший, слишком сложное для фраз русского языка, его можно понять только эмоционально. Понять, как отражение боли.
    Нельзя человеку без боли. Нельзя, чтобы всегда было солнце. И кому нужно солнце когда оно каждый день на небе? Мы ждем лета - после долгой зимы. Мы ждем дождя - после засухи.
    Потому что больно!.. но так прекрасно
    И у каждого своя неповторимая, единственная в своем роде история, своя боль, своя любовь. И свой взгляд. Грустно, если человек за грустью не видит света.
    Я выражаюсь косо.. я выражаюсь непонятно, но я просто хочу, что бы ты понял!.. Понял, о чем я говорю.

    Он хмурится и не смотрит на меня. Встает и уходит, безмолвно признавая свою правоту. Я слышу как, хлопая, закрывается дверь. Я закрываю глаза.
    Жалобно берет высшую ноту скрипка. Заканчивает свое "па" каким-то всхлипом. Музыка умолкает.
    Эта секунда передышки длится вечность, плюс минус пару столетий. И снова играет фортепьяно. Снова легкий, мелодичный проигрыш, - то, самое главное..
    Я открываю дверь, а он стоит и виновато улыбается. Обнимая меня, он закрывает глаза и шепотом произносит три слова. Тот самый мотив. Тот самый проигрыш.
    Главное, что тихо. Главное, что шепотом. Нельзя иначе.






















































  • Композитор Джон Кейдж о музыке.

  • 7. Околомузыкальные экзерсисы.