• КИЕВО-ПЕЧЕРСКАЯ ЛАВРА. ПАСХА. Часть 1

  • АЛЬПЛАГЕРЬ “ТАЛГАР” часть 1

  • * * *

    Я вспоминаю приветственный жест Сереги через 20 дней, когда он прилетел, чтобы доставить очередную группу искателей приключений, в том числе и меня, вниз, в Каркару, в зеленую зону.
    Брызги воды из луж, кусочки льда, снег - в дикой пляске от винтов стремятся в глаза, под пуховку… Посадка.

    Увидев мой собранный рюкзак, он, прежде всего вопросительно кивнул головой в сторону вершины. И увидев в ответ мой утвердительный кивок, озарился восторженной улыбкой. Которая была дороже самых престижных знаков отличия.

    В это день, день отлета, погода побаловала нас теплом и солнцем. Хотя с утра здесь, на высоте 4 000 метров над уровнем моря, было – 15. Поэтому с отлетом не спешили. Серега выключил двигатель. И мы не торопясь набивали брюхо вертолета своим нехитрым скарбом – рюкзаками, снаряжением, пустыми газовыми баллонами, мешками с мусором...

    Было невыносимо грустно. Не верилось, что все тяготы экспедиционной жизни уже позади. А впереди – такой же стремительный «авиабросок» домой. И будни, наполненные работой и тренировками в ожидании следующего лета и встречи с новой Горой.
    Время от времени я бросал взгляд на вершину. По моим подсчетам, как раз сегодня, с перемычки, группа киевлян должна была предпринять штурмовой выход на вершину. Я познакомился с ними во время своего спуска, во 2 лагере. Они, уповая на свою спецподготовку по системе украинского экстремала – путешественника Голтиса, намеревались совершить восхождение сходу, без акклиматизации.
    С вершины по синему небу тянулись длинные, снежные флаги, что свидетельствовало о сильном ветре там, наверху. Временами она закрывалась облаками, которые откатывались куда-то назад и наплывали снова, словно волны прибоя.

    Мысленно пожелал им успеха. И действительно, как позже оказалось, одному из группы, приехавшему раньше всех, удалось дойти до заветной «треноги», отмечающей высшую точку. Для остальных необходимость акклиматизации никто не отменял.

    Под жаркими лучами снег таял и растекался ручьями, хотя еще вчера, прежде чем принять вертолет, человек 50 несколько часов утаптывали ногами площадку в глубоком, свежевыпавшем снегу.
    Вот, наконец, и все. Будто и не было этих 20 волнующих дней. Каждый из них был шагом в неведомое. Сделав очередной, никто не знал, что с ним может случиться завтра.
    И сегодня мы, наконец, здесь. Мы возвратились, чтобы завтра начать новый путь.

    Взлетаем!

    Опять внизу подо мной ледник «Северный Иныльчек» - но уже, укрытый снегом, словно умытый на прощанье, праздничный, сверкающий белизной, с почти неразличимыми точками палаток…

    Прощальный взгляд в сторону Мраморной стены – и начался неумолимый отсчет секунд, часов и дней дороги домой.

    А Серега – это только кажется, что у него один и тот же маршрут. Каждый полет не похож на предыдущий, а совершенно новый незримый путь, пройденный среди грозных вершин в непредсказуемом небе.

    Серега… Живая легенда. В пришлом году он умудрился снять со второго лагеря, с высоты 5500 метров, внезапно заболевшего парня. В России только один экипаж вертолета Ми-8 имеет допуск к полетам на такой высоте.
    А еще раньше, когда монополию гражданских пилотов на полеты в этих местах захотели нарушить военные летчики, Серега был одним из тех, кто первым оказывал помощь экипажу разбившегося армейского вертолета, так и не долетевшего до базового лагеря.

    * * *

    Пилотам вертолета „МИ-8”, делающим заброски
    в базовые лагеря на ледниках Северный и Южный
    Иныльчек, Центральный Тянь-Шань

    – Друг, Серега, запускай на взлет
    Двигатель, добавив больше тяги!
    Над бетонкой реют облака,
    Словно ветром сорванные стяги...
    – Нам куда?
    – Туда, где был вчера –
    На ледник под облачною кромкой.
    Где покой заснеженных вершин
    «МИ – восьмой» встревожит песней громкой.

    Где опять бродяга-снегопад
    Скрыл следы посадки и палатки.
    И в полете Богу воздадим,
    Чтобы миновали неполадки.
    Наш маршрут опять на Иныльчек
    Северный, а может быть и Южный –
    Ожидает горная братва
    Груз для восхождений самый нужный.

    Щедро обещает снег с дождем
    И ветра, опять – метеосводка.
    Но пьянит предчувствие с утра
    Вновь полета, сквозь метель. Как водка...
    Долетим с Серегой! Хоть набит
    Грузом вертолет наш до отказа –
    Ведь ребята ждут и попросил
    Нас Казбек об этом, без приказа.

    Потому что „качинец” всегда
    Долетит, пусть портится погода –
    У него ведь просится душа
    В небеса. В любое время года.
    Старенький, надежный «Ми – восьмой»
    В памяти моей опять взлетает…
    И, ведомый твердою рукой,
    За Хан-Тенгри гребнем в дымке тает…

    Военные больше не предпринимают попыток отнять хлеб у гражданских пилотов. И поэтому я верю, что с Серегой мы еще встретимся.
    Ну а пока – пусть хранит тебя Господь на твоем воздушном пути.

    Вот поэтому и родилось это стихотворение.








































  • КИЕВО-ПЕЧЕРСКАЯ ЛАВРА. ПАСХА. Часть 1

  • АЛЬПЛАГЕРЬ “ТАЛГАР” часть 1