• ОБРАЩЕНИЕ К ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ РОССИИ

  • ОБРАЩЕНИЕ К ГРАЖДАНАМ РОССИИ

  • Дочитал Самшитовый лес. Скопилось несколько цитат. Хочется поделится.. :) Цитаты назбиты на три группы. Сегодня будет первая группа. Основная часть цитат убрана под 'cut'.

    ... Печку топить не нужно будет, - сказал Сапожников. Он хотел добавить, что бабушке уже трудно печку топить, но не добавил. Он теперь уже был немножко умный. И ему от этого было скучно. Потому что ему много раз объясняли, что умный - это тот, кто неоткрытый, а открытые только простофили. Что-то тут не совпадало с правдой, но что именно, Сапожникову еще понять было не дано. Для этого ему нужно было узнать женщину и понять, что для большинства из них главное не оказаться простофилей. И Сапожников тогда не знал еще, что обречен всю жизнь искать подругу-простофилю, чтобы и самому быть с ней простофилей. И он иногда сталкивался с такими, но потом с ужасом видел, как быстро они умнеют. И это приводило их к мелким тактическим выигрышам и имитации и к огромному стратегическому проигрышу всей жизни и к несчастью. А разве это правильно? 

    Когда они глядели в потолок и Сапожников курил, она сказала:
     - И больше никогда не приходи.
     - Приду.
     - Ничего нельзя вспоминать.
     - Почему?
     - Не знаю.
     - У меня никогда потом так не было, как тогда с тобой.
     - И у меня, - сказала она. - Потому и не надо.
     Никто не знает, почему мужчине и женщине надо быть вместе. Потому что хочется? А если перестало хотеться? Надо бороться с собой? А кому из них? Тому, кому первому перестало хотеться? А можно жить с тем, кто с собой борется?
     - Неужели жизнь прошла? - спросила она. 

    - Так ее с самого начала у нас не было, - сказал Сапожников.
     - Кого?
     - Любви.
     - А-а... - сказала она. - Понятно. Дурачок ты. А ее и нигде нет... А хочешь, я тебе любовь мигом организую?
     - С кем?
     - Со мной, с кем... Вот давай на спор? Не пущу тебя в гости, скажу - устала, работы много. Потом ты придешь, а у меня другой сидит, и мы оба смеемся. Ну?
     - Что?
     - Врешь, заревнуешь... Любовь - это когда кусок хлеба высоко висит, а ты допрыгнуть не можешь... А допрыгнул, голод прошел - ты на хлеб и смотреть не станешь, дайте севрюжки. Любовь, она либо с голоду, либо с жиру. А когда все в норме - никакой любви нет.
     - Значит, нельзя любить человека, который рядом?
     - Нельзя, - сказала она. - Баб ты не знаешь. Бабе одной страшно и перед другими бабами стыдно, бабе дом нужен - муж, дети, это ясно... А когда все есть и она еще в теле - ей одного мужика мало. Вот, к примеру, выйди Анна Каренина замуж за Вронского без помех - она бы ему первая рога наставила, а уж тогда бы он под поезд кидался.
     Вот такой разговор был. 
    Холодно стало Сапожникову. Потому что на всеобщем свинстве, если его признать нормой, мир держаться не может. Если пропадет последняя вера, что человек рядом с тобой не подведет, а если подведет, то это случайность, трагическая авария, если поверить, что свинство - это норма, а все остальное иллюзия, то детей нужно будет разводить в колбах, никому лично не нужных детей, не нужных друг другу, детей энтропии и распада, детей хаоса. 

    "Куда вы идете, люди? - думал Сапожников в отчаянии. - И я с вами. Куда вы идете, люди, и я с вами? Пропадаю, мальчики, - думал Сапожников, гляди на гордый полупрофиль Барбарисова, - не любится, не работается и, стало быть, не живется, потому пропадаю. Призвание у каждого человека должно быть, призвание. Человек должен быть призван".

    И женщины там не такие, которые все позволяют и ничего не хотят, и не такие, которые все хотят и ничего не позволяют, а такие, которые улыбаются и поступают каждый раз так, как на самом дело правильно.






















  • ОБРАЩЕНИЕ К ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ РОССИИ

  • ОБРАЩЕНИЕ К ГРАЖДАНАМ РОССИИ