• внутренний мир Николая Модестовича

  • внутренний мир Николая Модестовича

  • Утро бодро наступало на сладко дремлющий мегаполис, заставляя его асфальтовую кожу ежиться под струями поливающих машин и метлами трудолюбивых смуглых дворников в красивых оранжевых жилетках. Желтый глаз солнца поднимался над еще не наполненным автомобильным смогом небо.

    Человек в форме привычно запрыгнул в маршрутку, оплатил проезд и поудобнее разместился в кресле салона. Он поскреб двухдневную щетинку на подбородке и довольно улыбнулся. Выходные прошли удачно.

    Развод в отделе прошел без эксцессов, да и начальство было в благодушном расположении духа. День обещал пройти спокойно и ровно. Получив необходимые бумаги человек в форме в кабинете старшего, вместе с другими сослуживцами вышел в коридор.

    В коридоре его встретил несчастного вида мужчина, по лицу которого, можно было прочитать, что на душе у него лежит тяжелый никому не высказанный груз. Он с умоляющими глазами спросил, - Простите, вы не знаете, - мужчина назвал фамилию человека в форме.

    Человек в форме с секунду боролся с искушением сказать, что не знает. Но что-то толкнуло его признаться.

    - Да это я, - человек в форме поправил галстук и сухо поинтересовался, - В чем дело?

    - Меня зовут Николай, - представился мужчина и продолжил, - вчера моя мама перестала отвечать на телефонные звонки. Мы давно живем раздельно. Сегодня я пришел к ней домой и не смог попасть в ее квартиру. Дверь закрыта изнутри. Я очень волнуюсь, как бы ни произошло чего…

    Мысленно прокрутив в голове возможные сценарии развертывающегося сюжета, человек в форме коротко кивнул, - Я вас понял.

    - Не могли бы вы пройти со мной? – с робкой надеждой попросил Николай. Затем он достал из нагрудного кармана слегка замусоленную обложку, из которой выглянул документ удостоверяющий личность.

    - Вот, - Николай протянул паспорт человеку в форме, - я прописан по тому же адресу, где проживает моя мама.

    Через пятнадцать минут человек в форме и Николай стояли на лестничной площадке указанного дома и угрюмо смотрели на обитую пошарпанным дерматином дверь.

    - Ломать надо, - задумчиво произнес человек в форме.

    - Можно соседей попросить, может, дадут топор, - также задумчиво ответил любящий сын. Он позвонил в первую попавшуюся дверь.

    Из-за двери вынырнула физиономия миловидной старушки.

    - Коля, ты?! – слеповато прищурившись, воскликнула она, - Почему так долго не приходил?

    - Да, я, теть Маша, - Николай немного смутился, - Нам топор бы.

    - Зачем топор? – не поняла старушка.

    Николай еще более смутился, - Вот, мама на телефон не отвечает.

    - Ой-ой-ой, - закивала головой старушка и скрылась за дверью, - Толь, неси топор. Кольку то помнишь? Ага, сын ее… С Ларисой Александровной что-то не ладное!

    Старушка вновь показалась из-за двери, - Сейчас найдем.

    Потом махнула рукой, и кокетливо улыбнулась,- Мой-то старый, уж и как плотничать забыл.

    Седоватый, но не потерявший прямой осанки дедуля вышел на лестничную площадку. В руке он держал топор, который с торжественным видом протянул человеку в форме. Человек в форме опасливо глядя на древнее орудие честных дровосеков и разбойников с большой дороги отодвинулся от деда и взглядом указал на Николая.

    Тот принял топор и оценивающе взглянул на дверь.

    Полетели щепки. На лбу у Николая вспухли вены, и выступил пот. Он с яростным упорством долбил неподдающуюся дверь.

    Дверь, вышедшая из под станка Советского знака качества, не поддавалась. Дед с бабкой понимающе кивали. Человек в форме отрешенно смотрел в заплеванное окошко подъезда.

    Некоторое время дверь боролась за свою целостность, но в итоге издав страдальческий скрип, отворила нутро темного коридора ведущего в квартиру. Николай замер и вопросительно посмотрел на человека в форме. Тот тяжело вздохнул и шагнул внутрь. Дед с бабулей, вытянув шеи, сопровождали его горящими от любопытства взглядами.

    Квартира встретила человека в форме подозрительным запахом и грудами старого хлама, среди которого вырисовывалась узенькая тропинка. Человек в форме осторожно прошел в комнату, стараясь не обрушить нагроможденные кучи пакетов, сумок, банок, подшивок журналов, одежды и мебели. В щели заклеенных газетами окон кухни робко тыкались солнечные лучики, в свете которых плавала вековая пыль.

    Брезгливо сморщившись, человек в форме вошел в комнату. Его глаза уже адаптировались к темноте. Первое, что он увидел несколько мохнатых комков жмущихся в дальнем углу. Комки шевелились и смотрели на человека в форме горящими зелеными глазами. Потом один из комков хрипло произнес протяжное и очень усталое, - Мяу…

    - Кошки, - догадался человек в форме.

    Он повернулся, чтобы осмотреть другой угол комнаты. Там стоял огромный продавленный диван. На нем в беспорядке покоились серые от грязи подушки и покрывала.

    На полу из под одеяла виднелась давно немытая нога.

    Человек в форме медленно отдернул одеяло. С одеяла с недовольным жужжанием поднялись несколько побеспокоенных мух. Они огорченно покружили под потолком и полетели в сторону окна.

    Под одеялом лежала древняя старуха в не менее древней грязной ночной рубашке, не подающая признаков жизни.

    - Лариса Александровна, - подумал человек в форме.

    - Звоните в скорую помощь, пусть пришлют врача на констатацию смерти, - громким голосом попросил оставшихся на лестничной площадке человек в форме. Он снова прикрыл тело

    Николай из коридора шмыгнул мимо человека в форме. В сумраке было тяжело рассмотреть его лицо. Но почему-то человеку в форме показалось, что Николай улыбается. Он по-хозяйски прошелся по комнате, стараясь не приближаться к телу. Затем Николай подошел к шкафу и стал деловито рыться в шкафу. Увлеченный делом, Николай бросил через плечо,

    - Надо найти документы на квартиру.

    Человек в форме недоуменно наблюдал за происходящим. Потом пожал плечами, открыл папку и потянул из нее необходимые для заполнения в таких случаях бланки протокола осмотра.

    - Соседи пошли скорую вызывать, - не прекращая своего занятия, пробормотал Николай.

    В это время по квартире пронесся тихий стон.

    - О, господи, она еще живая, - человек в форме быстро сдернул одеяло с тела. Старуха не открывая глаз, тяжело приподняла голову и что неразборчиво прошептала.

    Николай, стоявший у шкафа замер. Из его рук посыпались какие-то бумажки. Кошки с противным мяуканьем заметались по комнате.

    Человек в форме, пошарил по стене в поисках выключателя. Пощелкав тумблером, он понял, что попытки зажечь свет бесполезны.

    В квартире появилась пожилая супружеская пара соседей.

    - Надо переложить на диван, - попросил человек в форме. Дедуля с готовностью подошел к несчастной и приподнял ее за плечи.

    - Ну что стоите? – человек в форме негодующе обернулся к Николаю. Тот вяло подошел к матери и нехотя взял ее за ноги. Общими усилиями Ларису Александровну перенесли на диван. Ей подложили подушку.

    Человек в форме подошел к окну и сорвал с него газету. Солнечный свет залил комнату, осветив изможденное лицо Ларисы Александровны. Она открыла глаза. Ее взгляд окинул присутствующих.

    - Сынок, - тихо выдохнула Лариса Александровна, - Пришел…

    Она, не отрываясь, смотрела на него слезящимися глазами. На ее тонких бледных губах проступила улыбка. Она приподняла дрожащую слабую руку и отодвинула соседку, стараясь дотянуться до Николая.

    Сын, молча, присел на край дивана. Он осторожно взял мать за ладонь. Второй рукой он положил в карман пиджака найденные документы на квартиру.

    Соседи снова ушли вызывать скорую помощь. Человек в форме вышел вслед за ними.

    — мирамистин




  • внутренний мир Николая Модестовича

  • внутренний мир Николая Модестовича