Соц сети



  • паша-актриса умерла за кулисами

  • В последний день зимы

  • С каждым последующим днем конференции программа становилась все насыщенней, я - все более невыспанным, а Паша - все более веселым.

    Официальную программу третьего дня конференции открывал профессор из Эстонии Маргус Лопп. Пожалуй, это был худший из всех 20 докладов конференции. Мы сошлись с Пашей в оценках, что сие есть "почти позор", однако Паша думал, что будет еще хуже. Видимо, чтобы чувствовался контраст, следующим по программе организаторы поставили Амира Ховейду.

    Для непосвященных отмечу, что Ховейда - химик уровня Граббса и Шрока (Нобелевские лауреаты по химии 2005 г.), с обеими группами у него активное партнерство, есть даже катализатор Граббса-Ховейды. И рассказывал он, естественно, про метатезис. Стоит ли говорить, что я в очередной раз был impressed. Не удивлюсь, если за свои достижения в метатезисе он, вслед за Граббсом, получит Нобелевскую премию. Граббс, кстати, получил Нобеля сразу после того, как приехал на BOS. Глава организационного комитета Виктор Снечкус уже пошутил на эту тему, что если синтетики хотят получить Нобеля, то дорога туда прямиком через BOS.

    Далее мы всей толпой забили на лекцию товарища Деспанда, по поводу которого Паша сказал, что "да тут уже по одной его роже видно, что на лекции делать нечего". Не разделяю столь категоричных пашиных взглядов, но послушать орган мне очень хотелось. Никогда не платил более 100 крон за 20 минут музыки, но Бах и Вивальди (думаю, что не только они) в органном исполнении в Домском соборе - это непередаваемые эмоции. Если будете в Риге - рекомендую, каждый день кроме воскресенья в 12 часов дня.

    После этого я еще успел пообщаться с Уно и профессором из Таллинна Тынисом Кангером по делам фирмы (и тем самым заработал на уже съеденный обед). Особенно меня радует, что получилось пообщаться с профессурой на равных, что Кангера, похоже, несколько удивило. Из-за этого я опоздал на лекцию Иствана Марко, и мне пришлось пройти по сцене прямо во время его выступления. На что он тут же отпустил пару шуточек, типа "а вы, молодой человек, дескать, местом не ошиблись?". В общем, повесилил я публику.

    Далее был Ханс Райх, который рассказывал про химию литиевых соединений. Я успел пошутить, что "вот ему уж точно будет интересно посмотреть наш постер". Тогда я почему-то не подумал, что в каждой шутке есть только доля шутки, а остальное покажет постер-сессия. Опуская следующую лекцию Берка, отмечу, что постер-сессия удалась. У постера было довольно живенько, ну и по гетеборгской традиции подискутировал с приглашенным спикером (Света сказала, что я "опять сливки собираю"). Заметив кучу атомов лития на наших соединениях, уже упомянутый Ханс Райх темой заинтересовался, и закончилось это все почти 15-минутной дискуссией. Что самое интересное - ему понравился мой механизм! Но вот что ему точно не понравилось, так это существование самого трианиона. В общем, все тоже самое, что и говорил Кнохель, только наоборот (ну и кому мне верить?). Пока что я верю (Леше), что трианион существует.

    Ну а после всего этого у нас был banquet. Честно говоря, в Гетеборге было поинтереснее, еды и вина было побольше. Плюс ко всему, латыши очень любят вытаскивать людей из-за стола на танцы (Леха меня предупреждал), и из сидевших за нашим столом я был единственным пострадавшим. Очевидно, за столом сидело мало понимающих в народных латышских танцах, раз у меня спрашивали, не занимался ли я ими раньше. К нам подсел Виктор Снечкус и мы с ним мило побеседовали (Света прикалывалась, дескать, "место в докторантуре себе пробиваешь?"). Однако сначала эстоно-канадский литовец поставил меня в тупик первым же вопросом, спросив: "Are you Estonian?". Наиболее политкорректный ответ, который я смог найти, был "a little bit". Скучновато было не только мне, а, например, Ховейде и ко, которые ушли ото всех на первый этаж смотреть матч Испания-Португалия. Во время просмотра Паша решил взять меня на понт и купил мне (и себе тоже) литр пива, думая, что раз он за меня заплатил, то я его не обижу. Два литра так там и остались почти нетронутыми. А второй тайм (включая гол Вильи) я посмотрел уже дома. И в очередной раз не выспался.

    До обеда следующего дня я был еще в кондициях, но после него точно бы вырубился, если бы не Кристина Уайт. Единственная леди среди выступавших на BOSе прочно вошла в my top-3 вместе с Фюрстнером и Ховейдой. Паша уже два дня назад предупреждал, что будет интересно. Люди (из тех, кто помнит школьную химию)! В школе нам всем говорили, что простые алканы (например, циклогексан) являются инертными веществами, и что  связь С-Н в них настолько не реакционноспособна, что функционализировать (хотя бы окислить) ее невозможно. Вранье! Это делает ничем с первого взгляда не примечательный железный катазатор, где атом металла окружен шестью азотными лигандами. Причем что самое интересное - делает это регио-, хемо- и стереоселективно! Кристина в лучших традициях Ховейды сначала описала теорию, причем сделала это настолько красиво, что когда дело дошло до конкретных примеров, я ни разу (!) не ошибся в определении реакционных центров, где должна идти реакция.

    Далее был Тони Жанг, который рассказывал про пиридиновые соединения. Из всего его выступления мне больше всего понравилась шутка про хлориды. В процессе доклада он описал реакцию диспропорционирования, где из двух одинаковых молекул, в каждой из которых по одному атому хлора образуются две разные молекулы, в одной из которых два атома хлора, а в другой - ни одного. Данный процесс он описал, как "capitalistic idea: one has two, another has none".

    Если охарактеризовывать конференцию в целом, то я очень доволен. Очень хорошие лекции и спикеры. И что еще отличает эту конфу от остальных, так это большое количество неформала. Каждого спикера представляет, как правило, его хороший знакомый, причем постоянно подшучивая. Сами спикеры тоже постоянно шутят. На закрытии конференции Снечкус вообще представил собственноручно сляпанный коллаж, где на каждого спикера была фотожаба. Надеюсь, BOS2012 в Таллинне будет не менее интересным, ведь я уже туда собираюсь.


  • паша-актриса умерла за кулисами

  • В последний день зимы