• Биохимия крови. Американские нормативы.

  • My Top 100

  • Античная философия как форма предъявления особенностей мышления

    Свойство нашего мышления таково, что мы мыслим мир (пространство, время, а значит, и движение) дискретно, фиксируя его моменты и точки (спасибо Зенону Элейскому!); нашим мышлением мы рассекаем единство и целостность мира на части. Но это является важным фактом: такое  оно является, во-первых, основой рефлексии как отстраненного из другой точки анализа. Во-вторых, благодаря ему, становится возможным возникновение самосознания, фиксирование себя во времени и пространстве. В-третьих, оно явилось основой возникновения геометрии и арифметики.

    Мы мыслим мир статично, ибо мыслимый объект на всем протяжении мышления о нём должен оставаться собой, должен быть тождественен себе. Так что, наше понятийное мышление таково, что оно буквально выдергивает из мира некую часть действительность (явление) и заковывает её в понятие, в Слово (а каждое понятие существует с четко определенным содержанием). Изменения в мире мы выражаем с помощью предложений, в которых статичные значения слов «намекают» на это движение, будучи сами недвижимыми. Наше воображение «достраивает», преодолевает эту статичность понятий, давая нам образ движения. Понятийное мышление дает нам такое видение мира, в котором картина – мозаика, состоящая из заключенных в понятия явлений. Мир в мышлении предстаёт в виде этакой совокупности понятий, где переживание его целостности возможно, наверное, только в теориях: научных и философских; и то, насколько эта целостность обладает свойством полноты представленности - остается вопросом. Быть может, действительно, восточный взгляд на постижение реальности, согласно которому, для того, чтобы увидеть мир в его таковости, надо остановить мыслительную активность, указывает на эту особенность нашего мышления останавливать в себе движение мира, и тем самым, искажать его, ведь мир вне движения не существует.

    Наше мышление идеально: оно способно производить идеальные объекты (Пифагор!), которые не выведены из эмпирического опыта. Так: точка, линия и плоскость не являются фактами эмпирической реальности, состоящей из тел, но они - результат мыслительного действия, обнаруживающего в этой реальности идеальные состояния её частей. Или, еще более завораживающий пример с математической операцией возведения в степень, суть которой -- в умножении единицы на число, взятое n-ое количество раз: данная модель -- идеальна, так как невозможно понять, каким образом из эмпирического опыта была выведена необходимость такого  умножения единицы.

    Так что нет ничего удивительного, что именно элеатами, а позднее софистами была сформулирована проблема: насколько мысль и слово совпадают с тем, что они выражают ведь у греков слови и мысль выражались одним понятием - Логос); или, (привет Хайдеггеру!): насколько язык - то, в чем проговаривается Бытие, или он - его дом (а дом имеет границы); насколько мысль выражает или искажает Бытие ("мысль изреченная есть ложь" Тютчев), выражает или конструирует его...

    Быть может, в  словах  мир как будто окостеневает, но его бытие просачивается в текстовом пространстве между ними...
    Мысль  же есть слышание голоса бытийствующего мира из этого междусловья...
    Слова  рассекают единое бытие, но из искрящих напряжением границ высекаются смыслы, собирающие его...

    *****************************************************

    О неформальной логике

    Формальная логика говорит: А есть А, при этом А не может быть В (А=А и А≠В)

    Неформальная логика проявляется в суждениях: А есть и А, и В, и С, и т.д. и одновременно А не есть А, не есть В, не есть С и т.п. (А=А=В=C=D=….., и одновременно A≠A≠B≠C≠D≠…)

    Примерами последней является логика поэтических текстов, текстов Востока (тот же текст знаменитой "Алмазной сутры"!) и так называемая "женская логика". Здесь, А оказывается неким основанием, связывающем все остальное в единой целое; причем, это системообразующее основание может быть как реальным, так и надуманным.

    Возьмем такое высказывание: "Будда есть палочка сухого навоза". Переживание (а не столько понимание) истинности этой фразы в том, что, с одной стороны, Будда действительно является основанием всего существующего, а, значит, и палочки сухого навоза; но, с другой стороны, Будда не сводится ни к одной из частей мира, в данном случае, к палочке сухого навоза. Отсюда, Будда одновременно и палочка сухого навоза, и не она; он одновременно и целое, которое несводимо к какой-либо своей части, и часть-основа всего существующего...

    Данная логика рождает переживание текучести, нестабильности мира, невозможности его выразить определенно. Не потому ли в "Алмазной сутре" в отношении разных вещей повторяется одна и та же структура предложений: А не существует, но это и не А, поэтому А и  называют  несуществующим.

    Подставьте вместо А любое явление и почувствуйте ускользание почвы из-под ног с одновременным ощущением присутствия истины здесь. Типа: "Я" не существует, но это и не "Я", поэтому "Я" и называют не существующим". Вспомните фильм "Матрица" с фразой: "ложки - нет", и получите: "ложки не существует, но это и не ложка, поэтому ложку и называют несуществующей".

    В женском мышлении и говорении эта логика проявляется в том, в тексте её всегда присутствует некое основание, которое не всегда проговаривается, но предполагается ею как данность. Стоит только вспомнить, как обиженная женщина бросает обвинения мужчине, по цепочке притягивая к этому основанию казалось бы совсем не связанные факты. Она может начать с почти безобидного, что мужчина не там снял носки, и постепенно уйти "вглубь веков", припоминая, как он 20 лет назад ей что-то не то сказал или не так сделал. И дело здесь не в том, что она валит всё в кучу, а в том, что она всей кожей чувствует, что всё это - с  одного  поля ягодки (правда, поле это может быть как реальным, так и надуманным, выдуманным). И мужчине для понимания женщины приходится делать усилия, чтобы разобраться в реальности этого основания, что чаще всего не происходит: формальная логика не терпит текучести и неопределенности. Так что это заканчивается чаще всего тем, что мужчина вообще перестает понимать, чего от него хотят, а, следовательно, и слушать.  Женщина еще более расстраивается, и опасность усиления конфликта умножается.

    Теун Марез так выразил мужское видение такой - женской- логики: «…для женщины совершенно естественно... видеть порядок в совершеннейшем беспорядке и логику в иррациональном, однако она отлично ориентируется в этой мешанине известного и неизвестного, незаконченных дел и прожектов, ясных мыслей и смутных образов».

    Поэзия же существует в языке метафор и через него; метафора и есть то, в чём неформальная логика являет себя. Оттого-то в восприятии поэтического текста и возникает ощущение присутствия чего-то предельно истинного, катарсисное переживание которого инициирует скольжение в глубины непроговоренного в тексте...     





  • Биохимия крови. Американские нормативы.

  • My Top 100