• Безымянный 220484

  • Безымянный 220486

  • Ангел задумчиво покачал головой. «Почему же она не слышит меня? Ведь я стою совсем рядом, можно протянуть руку- и вот он я. Может быть, ей легче поступать по- своему, не думая о том, что я рядом и всегда готов ей помочь? ”. Ангел устало потер лоб и нахмурился. В воздухе запахло грозой.

    Девочка сидела на скамейке и ела мороженое. Мороженое стремительно таяло и девочка ела его все быстрее и быстрее. На небе сгущались тучи, дул сильный ветер и птицы, только что сидевшие рядом и с восторгом ждавшие остатков еды, тоже куда- то делись. Скамейка стояла под большим деревом в больничном парке и девочка совсем не боялась промокнуть. Мороженое таяло очень быстро, гораздо быстрее, чем можно было бы предположить. Но девочка закончила рожок и аккуратно вытерла руку о кружевной платочек. Тучи чуть- чуть расступились и показалось синее небо.

    У девочки был очень трудный день- она весь день отпускала на волю бабочек и вполне заслужила мороженое. Задача была трудной, ведь бабочки… как бы это сказать…. были волшебные. «Как же бабочки могут быть волшебными»,- спросите вы. «А как бабочек можно вырезать из платья?»- спрошу вас я.

    Все началось одним осенним днем, когда девочка лежала на кровати и смотрела телевизор. За окном темнело, в палате было душно и ужасно скучно, и девочка задремала. Проснулась она от того, что кто-то тихонько тронул ее за плечо. «Кто здесь?»,- испуганно спросила девочка и протянула в вязкую темноту руку.. Тень тихо рассмеялась и пожала худенькую ладошку. «Волшебница, просто волшебница»,- церемонно произнесла тень,- «К Вашим, мадмуазель (это слово тень выговорила не сразу), услугам». Девочка восхищенно ахнула и села на кровати.

    «Что я могу сделать для Вас, милая девочка? Может быть, Вы хотите слиток золота? Или маленький, но уютный домик в Альпах? Или, может быть, красивое платье, способное исполнять желания?» Больше всего девочка хотела ущипнуть собеседницу, чтобы убедиться, что все это не сон, но, подумав хорошенько, решила пока этого не делать. «Яхту? Машину? Тонну кукол Барби с машиной Кенов в придачу?» Девочка молчала. «Отдых на Ямайке? Говорящую собаку?»,- не унималась тень. «Если можно, я бы попросила платье…»,- робко проговорила девочка. «О, Вы сделали абсолютно правильный выбор!»,- восхищенно воскликнула тень. «Если бы я сама выбирала, я бы тоже выбрала платье. Нет, слиток золота- тоже стоящая вещь, и дом в Альпах, да и от Барби я бы не отказалась, конечно, но платье……»- волшебница вздохнула «со значением», как это называлось в школе фей. «Оно, маленькая принцесса, исполняет все ваши желания. Абсолютно все, единственное, что нужно от Вас- это вырезать из платья бабочку, трафарет и ножницы прилагаются»,- деловито добавила волшебница,- «но только помните- платье заканчивается очень быстро, не забудьте загадать желание о самой себе, иначе оно никогда не исполнится….». «Вы можете загадать свое желание сразу, можете подождать, можете даже загадать его в самом конце, когда платье уже будет кончаться, но не забудьте загадать егоооо….»- голос волшебницы становился все тише, силуэт, плохо видимый в темноте с самого начала, расплывался еще больше, пока совсем не растаял. И только очень внимательный наблюдатель мог увидеть, что растаявшая тень, представившаяся девочке волшебницей, через некоторое время приобрела отчетливые очертания ангела. Ангел грустно вздохнул и уселся в изголовье кровати девочки, откинув с ее лица непослушную прядку. Девочка мирно спала.

    Наступило утро, первые лучи солнца проникли в палату, и девочка немедленно открыла глаза. Платье было на месте- сиреневое, воздушное, с огромным шлейфом, оно лежало прямо на кровати, и девочка радостно рассмеялась. Немедленно вскочив, она быстро сняла пижаму и надела платье. Оно, несомненно, было сшито прямо для нее, и белка, заглянувшая в окно, захлопала в ладоши от радости. Девочка в нем выглядела настоящей принцессой, даже врач, пришедший к девочке после завтрака, это заметил. После обеда девочка, накинув на новое платье пальто, вышла в парк и направилась к огромному дубу, росшему вдали от других деревьев.

    Под дубом стояла скамейка, раскрашенная в ярко- красный цвет, и девочка очень любила приходить сюда, спрятавшись от докучливого больничного мира. Сев на скамейку, девочка расправила платье, лежащее на худеньких коленках, и принялась мечтать. Девочка делала это очень часто, мечты у нее всегда были замечательными, на зависть любому писателю. В тот день девочка мечтала о том, что мальчик, лежащий в соседней палате, выздоровеет, уедет домой и пришлет ей в подарок большую-пребольшую, сладкую- пресладкую дыню. В своих мечтах девочка уже доедала подарок, как вдруг она заметила рядом с собой сиреневую бабочку. Бабочка недолго покружила рядом с девочкой, а потом, махнув крылом, стала подниматься все выше и выше, пока совсем не исчезла.

    Девочка вздохнула и перевела глаза вниз. На подоле платья была аккуратно вырезана небольшая бабочка. Ангел, стоящий за плечом девочки, заулыбался. Девочка неожиданно вспомнила сон и рассказ волшебницы о бабочках, исполняющих желания. Девочка была уже взрослой, в Дед Мороза не верила примерно пять месяцев и четыре дня, но сон был таким реальным, а сиреневая бабочка совершенно явственно порхала у ее лица еще пару минут назад, что девочка решила подождать исполнения желания. Ждать пришлось недолго- уже на следующий день мальчик Фаршон из Ташкента принес девочке дыню и сказал, что врачи не могли в это поверить, но последние анализы показали, что он совершенно здоров и может ехать домой, вот и мама за ним приехала, привезла ему дыню, но он решил отдать дыню девочке, ведь в Ташкенте дынь очень много, а вот здесь их совсем нет… Девочка одернула платье и улыбнулась. Дыня была как раз такой, как представлялось в мечтах- большой, душистой и очень сладкой.

    А на следующий день девочка мечтала о Яне из Алма-Аты, еще через день- о Юре из Новосибирска, еще через день- о Славе из Краснодара, потом о Кате из Москвы, Армене из Еревана и Джоне из Лондона. У девочки была много друзей, больница была большой, а платье, казавшееся вначале таким огромным, с каждым днем становилось все меньше и меньше. Ангел, одобрительно качавший головой в первые дни и хлопавший в ладоши каждый раз, когда друзья девочки заходили к ней, чтобы рассказать о чудесном выздоровлении и попрощаться, становился все более грустным. Погода тоже ухудшилась, солнышко, так щедро светившее в первые осенние дни, показывалось все реже и реже, по утрам, отдернув занавески, девочка все время видела серое небо, а за окном почти каждый день шел дождь. Тем не менее, девочка каждый день упрямо выходила в парк, садилась на скамейку, и, закрыв глаза, принималась мечтать. Платье лишилось шлейфа, потом пропали рукава. Ангел все чаще хмурился. Когда девочка засыпала, он садился у ее кровати, брал ее тоненькую ручку в свою ладонь, и если бы девочка захотела, она бы непременно услышала, что ангел что-то пытается ей сказать, напомнить о чем-то очень и очень важном. Но девочка так быстро уставала, и ей так часто хотелось спать, а шепот был таким убаюкивающим, что девочка все время засыпала, так и не узнав, что же хотел ей сказать ее невидимый спутник.

    Осень была длинной- длинной, казалось, она никогда не закончится. Девочка уставала все чаще и все больше и выходила в парк буквально на несколько минут. Платье стало таким маленьким, что девочка просто прятала его в карман куртки, когда выходила на прогулку. Наконец настал день, когда девочка еле смогла найти его в кармане, таким оно стало маленьким. Ангел устало вздохнул. Девочка вытащила платье из кармана и задумалась. Все ее друзья разъехались домой, остался только мальчик из двенадцатой палаты, который за завтраком рассказывал о том, что утром он проснулась, а на его кровати лежали огромные ромашки. Волшебные, как он сказала. Девочка не верила даже в Деда Мороза, не то, что в волшебные ромашки, а поэтому она быстро выбросила этот разговор из головы и сосредоточилась на мальчике. Мальчик был из Парижа, и девочка представила себе, что выздоровев, он обязательно пригласит ее к себе в гости, и они будут гулять по городу, совсем как взрослые держаться за руки и пить горячий шоколад. Платья хватало как раз на одну бабочку. Девочка поднесла трафарет и серебряные ножницы к платью, и сиреневая красавица вначале покружила у ее лица, а потом растаяла в осеннем небе.

    Девочка почувствовала капли на руке, которой она махала вслед улетающей бабочке Обернувшись, она увидела тень, стоящую прямо за ее плечом под старым дубом. Тень плакала, и капли слез падали прямо на руку девочки. Она собиралась спросить у тени, отчего же она так горько плачет, как вдруг увидела мальчика из двенадцатой палаты. Он шел прямо к ней, держа в руке букет ромашек. Приблизившись, он застенчиво протянул ей букет. В другой руке было зажато мороженое- рожок- эскимо, покрытое шоколадом. Впервые за долгое время девочка с аппетитом поела. Впервые за последний месяц на небе показалось яркое солнце. Вернувшись в больницу, девочка поставила ромашки в вазу, а на следующий день пришел врач с сияющей мамой девочки, который сказал, что произошло очередное чудо, которых так много было в последнее время, анализы очень хорошие, и девочка может ехать домой. И в двенадцатой палате никого не было- мальчик еще утром уехал в Париж («Седьмой случай в мире! Полное излечение! Чудо!», - слышала девочка разговоры в коридорах). Ангел расплакался от счастья, и девочка вновь почувствовала на своей руке капли. В этот раз они были невесомыми и пахли ванилью. Где-то в отдалении слышалось танго.

    А через двенадцать лет девочка и мальчик встретились в Париже. Они гуляли по набережным Сены, пили горячий шоколад, держались за руки- вначале на правах старых друзей, ну а потом потому, что за руки держаться было гораздо удобнее, чем не держаться, а два ангела, стоявшие у них за плечами, радостно улыбались. Они знали, что вскоре работы у них прибавится- ведь охранять младенцев- близнецов так хлопотно!

    12.02.2007


  • Безымянный 220484

  • Безымянный 220486