• Kingdom Come с фотками

  • Безымянный 285499

  • ГОРЯЧИЕ НА СЦЕНЕ, СКРОМНЫЕ ВНУТРИ…
    В финском языке есть присказка: «Владивосток — это, брат, далеко»

    Здесь вперемежку вопросы с «эксклюзива» и пресс-конференции (не все, естественно). Правда, по сути Лаури не ответил ни на один — ходил где-то около. То ли аглицким не настолько свободно владеет, чтоб в подробностях, то ли от переживаний… Если оценивать по «десятиградусной» шкале, то на пресс-конференции Лаури (фронтмен) «штормило» где-то на пятерочку, а на «эксклюзиве» вообще потряхивало чуть не на все восемь, особенно волновался на вопросах про ребенка и Бьорк. (Хотя шутить не забывал, пусть и с очень серьезным выражением лица.) Так что по ходу пришлось переписать вопросы, укладывая под ответы. Отвечал в основном Лаури, немного Аки Хакала (барабанщик), гитарист Ээро Хайнонен снимал интервью на камеру.

    Был еще забавный момент. У нас с Лаури оказались очень похожие стрижки — парень даже прищурился, чтоб разглядеть — не померещилось ли. Уж не знаю, какие мысли его посетили, когда оказалось, что я, ко всему прочему, интервьюирую их после прессухи. «Фанатка-переросток», гы.

    Корр. Финляндия не очень большая страна, но в России известно достаточно групп оттуда (Apocalyptica, HIM, Nightwish), которые здесь любят. Вы с ними поддерживаете отношения?
    Лаури. Я сотрудничал со всеми финскими группами. Кстати, в октябре мы будем петь дуэтом с Анетт Олсон (новая вокалистка Nightwish. — Прим. авт.). Вообще, в Финляндии действительно что-то такое происходит последние 15 лет, очень много музыкантов, и сложно назвать причину этого явления. Возможно, она частично кроется в нашей школьной системе, потому что начиная с 10 лет ребята в школе могут попробовать себя на различных музыкальных инструментах: гитаре, барабанах, басе и т. д.
    Корр. Как формировался ваш музыкальный вкус? Какие группы оказали особое влияние?
    Лаури. Я знаю массу групп, поскольку музыку начал слушать лет с шести-семи. Вчера, например, нас вместе с другими группами, которые участвуют в туре, возили на ужин в одно из владивостокских рок-кафе, где нам играли старые, 20-летней давности, песни. Многие из этих песен нам хорошо знакомы и оказали заметное влияние, поскольку тогда, в 80-х, формировался наш музыкальный вкус. Мы впитывали всё, и поэтому, думаю, в нашей музыке можно услышать немало заимствований. Среди самых важных для себя могу назвать Scorpions, Элиса Купера, с которыми мы сейчас находимся на гастролях, и обязательно — Red Hot Chili Peppers.
    Корр. «Монстры рока» — долгий тур, и вы сейчас выступаете на одной сцене с такими умудренными опытом командами. Как к вам относятся «старички»?
    Лаури. М-м-м… Обычно, перед тем как я выхожу на сцену, Клаус (Майне, Scorpions. — Прим. авт.) делает мне массаж, Элис читает мне хорошие книжки на ночь… А вообще хочу сказать, нам очень повезло быть частью этого тура, мы уже дали пять концертов, и завтра будет шестой — самый лучший…
    (Видимо, потому что наконец хорошо отдохнули; версию лести мы, естественно, не рассматриваем. — Прим. авт.)
    Корр. И к чему же этакому нам готовиться?
    Аки. Мы просто взорвем сцену…
    Лаури. …Будем играть громче и быстрее, чем Элис и Scorpions.
    Корр. Лаури, твоему сыну недавно исполнился годик. Жена не в обиде, что молодой папа так надолго оставил семью без внимания?
    Лаури. Кстати, в группе у каждого из нас есть дети, и все очень маленькие — год-два. Конечно, жаль, что приходится так надолго отлучаться и нет возможности постоянно находиться со своим ребенком. Но это вроде двух жизней, которые мы проживаем. А знать, что кто-то ждет дома, — очень приятно, это согревает во время гастролей, стимулирует мою творческую деятельность, когда пишу. Правда, пока мое отцовство не особенно отразилось в песнях, поскольку я еще не очень-то опытный родитель. А вообще стараюсь разделять эти две стороны жизни: когда я в туре — я на сто процентов в туре, когда с семьей — стараюсь освободить разум от всего этого рок-н-ролльного безумия и быть с семьей. Такой своего рода жизненный баланс…
    Корр. Говорят, во время записи «Dead Letters» (пятый альбом The Rasmus, самый успешный благодаря хиту «In The Shadows». — Прим. ред.) вам пришлось пересмотреть кучу фильмов-ужасов, чтобы искусственно вогнать себя в мрачное состояние…
    Лаури. «Dead Letters» мы записывали в Швеции. Жили все вчетвером неподалеку от Стокгольма в очень запущенной квартире, напоминающей «бабушкино местечко», и действительно смотрели кучу фильмов. Но самое важное — мы находились все вместе. Когда день записи окончен — можно коллективно обсудить, что необходимо сделать на следующий день. Получилось нечто такое, как если бы братья поехали в летний лагерь отдыха.
    Корр. Часто приходится прибегать к «крайним мерам», чтобы поймать «нужное» настроение?
    Лаури. Темы для музыки диктует, как правило, опыт последних трех лет жизни, которые проходят до выпуска нового альбома. Это как будто писать дневник. Мы работаем вместе 15 лет и уже выпустили семь альбомов. В них, в стихи я вкладываю то, что пережил с того времени, как был еще подростком и слушал первые альбомы, — словом, всё, что происходит в моей жизни.
    Корр. Каково это, писать тексты не на родном языке?
    Лаури. О, мне не трудно писать на английском. Я слушал много записей различных англоязычных групп — так и научился выражать себя на английском языке. Возможно, где-то в глубине моего мозга и всплывают строчки из услышанного ранее, но, значит, они отражают мою суть. Думаю, что английский язык очень подходит для рока.
    Корр. Когда выходили на сцену впервые (на рождественской школьной вечеринке), задумывались о том, что через какое-то время будете настолько популярны, как сейчас, и в частности в России?
    Лаури. Абсолютно нет! Это произошло 15 лет назад, так что в ноябре собираемся праздновать годовщину, и в планах у нас выступить на Рождество там же, где играли в первый раз. Конечно, мы тогда и представить не могли, что музыкальная жизнь заведет нас так далеко, аж до Владивостока…
    Корр. Автографы с удовольствием даете?
    Лаури. Я тут на днях как раз думал: 15 лет вместе — пора изобрести какой-то новый симпатичный автограф. Я видел автограф Джорджа Харрисона, и он по-настоящему клевый, а мой — полный отстой…
    Корр. Лаури, почему ты называешь Бьорк своим ангелом-хранителем (даже сделал тату на плече с ее портретом в виде птицы), хотя ни разу с ней не встречался?
    Лаури. Я всегда был большим поклонником музыки и личности Бьорк. Она в чем-то направила меня, показала, как это — быть самим собой на сцене, не думая, кто и что может сказать по сему поводу. С одной стороны, я хотел бы когда-нибудь встретиться с Бьорк, а с другой — иногда с кумирами лучше не встречаться лично, чтобы сохранить очарование тайны, оставлять их на определенном расстоянии от себя.
    Корр. А татуировка на правом предплечье, которую ты охотно демонстрируешь на многих фото, имеет какой-то особый смысл?
    Лаури. Dynasty — то, что написано на татуировке, — группа друзей в Финляндии, с которыми вот уже много лет мы вместе пишем музыку. Этих ребят я встретил 15 лет назад, еще когда учился в школе. Кроме того, Dynasty — небольшой инди-лейбл, финская независимая студия звукозаписи, которая стала для нас своего рода игровой площадкой дома.
    Корр. Сложно делать такую прическу, как в клипе «In The Shadows»?
    Лаури. Ну да, очень трудно. Надо сказать, куча париков ушла на репетиции. (Загадочно улыбается. «Ноу комментс».)
    Корр. До нынешнего турне что-нибудь слышали о Владивостоке?
    Лаури. В финском языке есть что-то вроде присказки, которую помню с детства: «Владивосток — это, брат, далеко». (Возможно, искаженный «огрызок» ленинской сентенции «Владивосток далеко, но ведь это город-то нашенский»? — Прим. авт.) Только это и знали: что есть такой город и что он далеко. Когда ехали сюда — не представляли, чего ожидать. Но нам очень повезло, что здесь мы находимся целых три дня — есть возможность осмотреться. Получилось вроде маленького отпуска. Обычно на гастролях мы отыгрываем концерт и сразу уезжаем, порой даже не переночевав в том городе…
    </b>Корр. Как здесь развлекаетесь?</b>
    Лаури. Сегодня утром, едва проснувшись, мы всеми группами отправились по китайским магазинам. Ходили на подводную лодку — музей. Там был парень, который говорил: «На койках лежать ни в коем случае нельзя». Но я все-таки прилег, попросив: «Только одна фотография». А потом я залез в торпедный аппарат, сказал тому парню: «Я небольшого роста — помещусь». Он отвернулся в другую сторону со словами «Ну ладно, только никому не рассказывайте». На машине мы объехали весь Русский остров. (Слово «Русский» произносят очень чисто — а звучало именно оно в сочетании с английским island. — Прим. авт.)
    Аки. С нами местная сопровождающая, которая очень много знает о Владивостоке. Она рассказала нам, что сначала это был порт и еще массу интересных историй. Здорово, когда есть человек, который рассказывает тебе секреты города.
    Лаури. У нас даже была возможность позаниматься дайвингом. Мы ныряли на глубину 24 метра и могли насладиться вашей подводной жизнью.
    Корр. Не замерзли, погружаясь? Вода-то еще не успела прогреться.
    Лаури. Вообще, да, было холодновато — около 8 градусов.
    Аки. А осьминожку ты видел?
    Лаури. Нет, ничего такого я не видел, хотя мне говорили, что здесь встречаются огромные осьминоги килограммов по 30–40 весом. Но ныряльный сезон еще только начался, и, видимо, холодновато даже для рыбы. Похоже, часть ее до сих пор где-то вмерзшая в лед. Тем не менее погружение дало хороший выброс адреналина в кровь. А еще хочется посмотреть на пушку, которая находится, как я знаю, где-то на горе. (Видимо, рассказал Клаус Майне, который до сих пор под сильным впечатлением от своего похода к нашей пушке, стреляющей в полдень. — Прим. авт.) Я хочу туда сходить — увидеть город с высоты, и тогда буду абсолютно счастлив. Словом, у нас сегодня было много разных занятий. И завтра перед концертом практически целый свободный день. Так что, когда вернемся домой, будем знать Владивосток очень хорошо…

    Делала все то же самое: слушала, задавала вопросы и работала над последствиями.
    Переводили Иван ЮЩЕНКО, Катя МИНУТА и девушка Женя (кажется, так) от американского консульства.

    Фотографировал Валентин ТРУХАНЕНКО.









































  • Kingdom Come с фотками

  • Безымянный 285499