Соц сети



  • Своя сказка.

  • Жили были.

  • Даже не история. Так, пейзаж.
    Есть места, которые могут рассказать кое-что о мертвых и очень многое – о живых.
    Волховское городское кладбище лежит на левом берегу реки, зажатое между двумя ветками железнодорожных путей, в болоте. Когда переходишь рельсы по деревянному настилу, первое, что видишь – Мемориал павшим в Великой Отечественной воинам. По виду напоминает он громадный циркуль, а в народе закрепилось название: «штаны».
    Рядом с ним - братское захоронение. На серых гранитных плитах высечены фамилии солдат, десятки Алексеевых, Васильевых, Ивановых, Козловых, Смирновых, Федоровых… У них, вместе с Бендиашвили, Гутманом, Маметгалиевым одна могила на всех.
    Чуть дальше, если пройти вглубь по асфальтовой дорожке, между двумя кустами сирени – иссиня-черный камень. Под ним покоится командир танкового батальона Поль Матисович Арман, настоящая фамилия - Тылтынь. Француз латышского происхождения, он приехал из оккупированной Франции, чтобы здесь, на волховских берегах долбать немцев. Именно его батальон остановил в 41-м фашистские танки на подступах к городу, реке, мосту, плотине и ГЭС. Дырявые стальные дуры со свастикой на башнях и по сию пору догнивают среди клюквенных болот – проскочила, говорят, всего одна, ее подожгли прямо на центральной площади.
    Рядом с могилой француза-танкиста стоит памятник Неизвестному солдату. Облупившийся нос, облезшая краска, позеленевший. Он стоял на этом самом месте почти 40 лет, до начала 90-х. Но в смутное лихолетье его зачем-то демонтировали. Памятник сохранил у себя на огороде дед из ближайшей деревни. Гонял с него ворон и голубей, подкрашивал. Этой весной, к юбилею Победы он передал Неизвестного солдата в дар городу, и того установили заново. А дед умер на следующий день как подарил. Как будто сделал дело всей жизни и мог отдыхать спокойно.
    Ему бы лежать рядом, но похоронен дед где-то дальше, в лабиринте простых могилок. А рядом с Неизвестным солдатом на самом видном месте в центре кладбища красуется новенький здоровенный монолит, на котором – широкий фас, годы жизни и ФИО человека, известного всему Волхову, как Черный. Из-за таких как он про Волхов и прокатилась слава самого криминального города области. Держал тут всю ночную жизнь в своем кулаке, хозяином был большим, чем мэр и начальник милиции вместе взятые. Но кого-то, видать, не додавил – киллер ждал с утра у подъезда, и про громкое убийство, знаменитого на всю область мафиози, поспешили сообщить все питерские телередакции.
    Фамилия, кстати, у него была Иванов – как у многих из тех солдат, что лежат под землей штабелями неподалеку. Но он герой другого времени. Какие времена - такие герои.









  • Своя сказка.

  • Жили были.