• ВОЛГА / VOLGA, “Дом” 3.02.06

  • Безымянный 271598

  • (Отредактировано 6 мая 2009)

    Маргарита Хемлин , повесть «Про Иону»

    “Знамя” (№ 7, 2008)

    Некоторое время назад  на моем мониторе открылся список номинантов премии Ивана Петровича Белкина, и в глаза мне сразу бросилась знакомое имя – Маргарита Хемлин. Я подумала: отчего бы и не прочесть. Тем более что первая встреча с этим автором на конференции «Большой книги» произвела на меня впечатление. Тогда госпожа Хемлин заявила, что ее книга (а это был сборник повестей и рассказов «Живая очередь») – «просто замечательна». Мне нравятся заявления подобного рода. Я люблю, когда творческие люди интригуют, дразнят нас, своих (потенциальных) читателей. Хорошо, если человек твердо уверен в том, что то, что он делает – прекрасно. Писательница, правда, не сочла нужным обосновать свое заявление. Но, в общем, согласитесь, это хороший стимул для нас, читателей, познакомиться-таки с ее творчеством. Хотя бы для того, чтобы потом с полным правом рассуждать о том, как оно бездарно.

    Впрочем, творчество Маргариты Хемлин вряд ли может получить подобную оценку. Порой достаточно одной страницы, чтобы хотя бы в общих чертах понять, что за автор перед вами– хороший, так себе, плохой или Виктор Пелевин. Я думаю, дело не столько в неком тематико-смысловом содержании, сколько в том, что сразу бросается в глаза – в стиле.

    Именно этот пункт был оценен мною первым. Стиль повести можно было бы назвать обещающим. Язык не блещет изысками, но воспринимается без напряжения. А это - верный признак того, что и в остальном произведение окажется вполне ровным (так оно и случилось).

    Повесть «Про Иону» рассказывает о судьбе бывшего танкиста советской армии Ионы Ибшмана. О том, как после войны он возвращается домой, в Винницкую область, и узнает о смерти всех родных; о том, как пытается устроиться в жизни, ибо «жить-то надо» (в разных формах этот рефрен повторяется на протяжении всей повести); о том, как на своем жизненном пути он встречает людей – мужчин и женщин – и как их присутствие отражается в его душе. Ибшман – вовсе не герой-вояка. В то же время он и не «интеллигент». Он - не религиозный еврей. И он даже не сионист. Кто он? Обычный советский человек с несколько нежелательной надписью в пятом пункте паспорта. Но сейчас только закончилась война, глаза разбегаются,  и нет никакого желания думать о каких-то евреях, так что антисемитизма по отношению к себе герой не испытывает. Напротив, его то и дело одобряют и ободряют. Даже, можно сказать, «искушают» еврейством. Коллега по работе знакомит Иону с религиозной парой, которая соглашается одобрить его брак с их дочерью Софой. Но только на условии заключения им договора с Б-гом – совершении обрезания. Потом тот же приятель +предлагает Ионе познакомиться с делегацией из Израиля. Но Ибшману все это не интересно. Потому что он – типичный представитель homo sovetus и напрочь не помнит о своих корнях.

    Более того, Иона и не хочет никчего такого узнавать. Он не привык совершать собственного выбора. Советское государство все решает за своих граждан – когда идти в октябрята, когда в комсомол, где учиться и работать. Поэтому Иона просто плывет по течению. И не замечает, что в какой-то момент эта тихая река вынесла его в большое море. А дальше человека, оторванного от своей истории, бросает по океану жизни, как и его ветхозаветного тезку. Рядом с ним не остаются люди, равно как и моряки не могли оставаться на одном корабле с сыном Амафиина. Его судьба – иная, чем у других, она не позволяет ему жить обычной жизнью. Чем больше бежит Иона от Г-спода – в Чернигов, в Москву, даже в отпуск – а ведь это именно побег, - тем сильнее он погружается в бездонную морскую пучину. В конце повести ему, измученному, чудится, что «он снова в танке, и люк открыть нельзя, потому как сверху вода, целое море». И тогда Иона обращается к Г-споду:

    «Громко, не боясь потревожить соседей, начал требовать от всего сердца:

    — Ничего мне не надо, все у меня есть. Только сделай так, чтоб не было воды, чтоб я люк открыл, а то я сойду с ума, а мне еще надо как-то жить, раз я уже родился».

                Иона впервые оглядывается вокруг и видит, что он уже давно не на земле, а в темном чреве кита, который везет его по бескрайнему морю помимо его воли и желания… И тогда он впервые осознает необходимость собственного выбора, собственного пути. Происходит великое превращение – неразумный Иона становится свободной личностью.

                Что можно в целом сказать о повести «Про Иону»? Она действительно - про Иону. То есть в очередной раз разрабатывает мотив того самого несчастного пророка, который никак не хотел идти в великий город Ниневию и возвестить там слово Г-сподне, а потом понял, что судьбы избежать невозможно. Путем ошибок и разочарований человек все же восстанавливается на том пути, который предопределяет ему Б-г.

    П.С. Интересный факт. Видимо, первый корень фамилии «Ибшман», יבש , означает «суша», «сухой». Ман, соответственно, «человек».

     


  • ВОЛГА / VOLGA, “Дом” 3.02.06

  • Безымянный 271598