• Большой театр. Новая сцена.

  • 12 лет Интеру. Хроники ляпов и цікавинок.

  • Я никогда не любил балет. А зачем мне балет? Кто-то под вымышленной фамилией ножку ножкой бьет. Театр полон. Свечи там, какие-то. Ложи блещут. Зачем мне эти ложи? Женщины, правда, красивые...

    Мой сосед Деревицкий кого-то обманул. У него появились деньги и имя в списке на презентацию в Национале.

    - Иди ты в жопу со своим «Националем» – услышал он от своей подруги Кати.

    - Я правду говорю! – почти рыдал Деревицкий.

    Катя повесила трубку. Деревицкий исподлобья посмотрел на меня:

    - Пошли. Шампанского хоть выпьем нахаляву... Пожрем...

    Мы почистили ботинки и отправились на это торжественное мероприятие. Банкет по поводу неясной премьеры или открытия какого-то сезона. Но нам все равно. Мы идем выпить. Все лица до боли знакомые. Видел их по телевизору. Водки – залейся. Там я в первый раз и увидел Приму.

    Она улыбалась, со многими здоровалась, разговаривала.

    - Смотри, Деревицкий, русалка....

    - Дурак, это балерина Истомина. Она основная во всей этой карусели.

    - Познакомь...

    - Я ее не знаю. Да, и срать она на тебя хотела. – сосед задумался, а потом добавил - на меня тоже.

    ...и Деревицкий откусил половину бутерброда с сыром.

    Я прохаживался по просторному помещению с длинными столами, которые были завалены закусками различной величины.

    «Действительно плевать ей на меня. О чем ей со мной разговаривать? Ну и пес с ней с этой Примой!»

    Потерялся куда-то Деревицкий. Я набирался шампанским с водкой и бесцельно болтался по залу, подслушивая чужие разговоры. Изучал интерьер. Так прошло около часа. Захотелось курить.

    «Где бы место найти поукромнее? Вот лестница.»

    Я спустился на пролет ниже. И вдруг увидел ее. Прима стояла лицом к стене и тихонько всхлипывала, вытирая слезы бумажной салфеткой. Меня она не видела и не слышала. Я подошел сзади и провел пальцем по открытой спине. Она вздрогнула, резко повернулась и сделала шаг назад. Я увидел ее испуганные глаза:

    - Кто вы?

    Вопрос я проигнорировал:

    - Трагедия? – я почувствовал себя героем Дюма.

    - Я не даю интервью…

    - Заметано. Спички есть?

    Я достал сигарету и шарил по карманам в поисках зажигалки. Она растерялась:

    - Я не курю

    - В принципе это правильно...

    Она достала из небольшой пачки новую салфетку, чуть притронулась к глазам и улыбнулась:

    - Кто вы?


  • Большой театр. Новая сцена.

  • 12 лет Интеру. Хроники ляпов и цікавинок.