• Похудеть за неделю -2

  • Сamisia urtīca

  • Молли Уизли не слишком часто удавалось думать о собственной персоне, и еще реже – о своей внешности, пока, в один прекрасный день, не оказалось, что думать, в принципе, уже не о чем. День действительно был прекрасным – более того, он был праздником – их праздником, ее и Артура. Ровно тридцать лет назад они поженились. Тридцать лет – ей было что вспомнить и, пожалуй, совершенно не о чем было жалеть. Даже о детских болезнях и шалостях, и постоянном безденежье, и бесконечных хлопотах по дому, и вечном беспокойстве за них всех.… Даже о войне – тут она просто ничего не могла поделать, и, в конце концов – удалось же им уцелеть? Она не то чтобы считала это своей заслугой, но иногда благосклонно кивала Провидению – правильно, так и должно быть!
    Утром этого прекрасного дня Молли не без сожаления выбралась из теплой постели, запахнула старую тесноватую мантию – подаренную Артуром после рождения, кажется, Чарли? Или Перси? - и, полусонная, побрела на кухню – готовить завтрак, как делала бесчисленное множество раз до этого – перерыв в несколько лет не в счет. На праздник съехались все; дети категорически заявили, что желают ночевать дома, и каждый приехал не один, так что Нора была битком набита гостями. И все они скоро проснутся и попросят есть, уж будьте уверены! Так что она проснулась пораньше, и пошла на кухню, и по дороге, у лестницы, встретила Флер. Они с Флер, как всегда, находились в состоянии вооруженного нейтралитета, несколько смягченного расстоянием и общим стремлением скрыть все от Билли. Особенно почему-то раздражало, что в этот час Флер выглядела безупречно – несмотря на то, что она всегда выглядела безупречно – от гладко зачесанных на косой пробор светлых, блестящих прямых волос до отороченных перьями домашних туфелек на каблучке. Так же безукоризненно правильно – от акцента она все-таки избавилась – звучал и ее голос – нежный и музыкальный, как воркованье голубки:
    - Молли? Что вы здесь делаете так рано? Не утруждайте себя сегодня, Молли, мы сами все устроим, а вам – она чуть заметно взмахнула ресницами – дадим возможность наконец-то заняться собой!
    И Молли ушла – даже не ответив – смущенная, растерянная, застыдившаяся неизвестно чего, и после ругала себя: это ее дом и ее праздник, и она имеет право делать что хочет и выглядеть как ей угодно!
    Но стоило гостям разъехаться – как ни крути, дети теперь приезжали в Нору только погостить, - как непонятные сомнения начали всерьез отравлять ей жизнь, которая теперь была скорее пуста, чем заполнена.
    Артур опять получил повышение – выросло и жалованье, но свободного времени не прибавилось, хорошо, что и убавиться не могло – и Молли, обходя дом, снова и снова заглядывала в зеркала и видела… ну, то, что и следовало ожидать. Несколько дней кряду она хандрила, вспоминая косой взгляд, брошенный Флер, еще несколько дней – прикидывала, стоит ли браться за дело и не лучше ли помечтать о внуках – но вопросы и намеки, брошенные – по очереди – всем семерым, остались без ответа, а на кухне и в комнатах царил идеальных порядок, и никто не просил больше добавки за ужином.
    Молли решилась. Это оказалось довольно просто – представить, чего она хочет добиться и что может себе позволить – без всяких иллюзий, чар и приворотов, потому что это наверняка не понравилось бы Артуру - никаких резких изменений, никаких отклонений от привычного домашнего распорядка. Поначалу она подумала даже о маггловских средствах – но Артура наверняка бы заинтересовали сами приспособления и снадобья магглов, а не результат их применения.
    Итак – подытожила она – можно было убрать седину, которая и без того была почти не видна, избавиться от морщин – но было бы от чего избавляться! – и… хм… похудеть. Самое безопасное, как ей показалось, постепенное, медленное изменение, какое можно себе представить. Впрочем, она и не думала ничего скрывать – на полке рядом с кулинарными книгами выстроились – «Десять магических способов сбросить вес», «Обрети стройность без волшебной палочки», «Волос вейлы» - десяток томов, битком набитых полезными советами, которые Молли старательно изучила и принялась выполнять с упорством, достойным лучшего применения. Артур, как и ожидалось, был доволен - жена не роняла слезы над остывшим ужином, а самозабвенно размахивала палочкой, изучая новые заклинания и, блестя глазами, демонстрировала свои достижения. К несчастью, первые успехи быстро сменились неудачами – борьба за каждый потерянный фунт шла нешуточная, но Молли не отчаивалась. Терпения ей было не занимать – с такими-то детишками – и она ничуть не сомневалась, что рано или поздно добьется своего.
    Избавилась же она, к примеру, от бессонницы – и снова уставала за день так, что если не засыпала, едва донеся голову до подушки, то безмятежно клевала носом над очередной книгой, пока Артур просматривал принесенные из Министерства бумаги.
    Хеллоуин в этом году решили не праздновать - разве что Молли водрузила на подоконник большую тыкву и дольше возилась с ужином, а после, в спальне, нарядившись в новую ночную сорочку, уткнулась в «Древнейший китайский способ похудеть», купленный накануне – Артур как раз выходил из ванной, и довольно кивнул, услышав стук в окно – решив, что кто-то из детей, должно быть, прислал запоздалое поздравление. Но сова, влетевшая в раскрытую форточку, сердито ухнула, уронив на коврик письмо с печатью министерства, Артур поспешно подобрал и распечатал его – и выдохнул:
    - Мерлин! Они решились! – и засуетился, хватая носки и брюки.
    - Что? – лениво спросила Молли из-под одеяла. - Кто?
    - Азкабан! – выкрикнул он и сунул письмо мимо кармана. – Эти засранцы решились штурмовать Азкабан! Малфой-младший, Крэбб, кто-то еще… – вопроса она задать не успела, но его и не понадобилось. – Идиоты! На что они надеялись?
    Наконец он справился с пуговицами рубашки и отдышался:
    - То есть понятно, на что – у них какое-то новое заклятье, очень сильное, но, похоже неотработанное – отдача, пишут, невероятная! И они смогли ворваться внутрь, представляешь! Есть убитые, Малфой тяжело ранен… Все-таки успел выпустить папашу – и даже забросить куда-то! Я в госпиталь - как только Драко очнется и будет в состоянии говорить – сейчас же допросить его… Вернусь? – это был ответ на еще один незаданный вопрос, - не знаю, скорее всего, там и останусь до выяснения…
    Он бегло клюнул Молли в щеку и исчез.
    Она вздохнула, устраиваясь поудобнее – что ж, Артур всегда говорил, что подобного следует ожидать. Ничего не поделаешь…
    Попробовала читать, потом попыталась уснуть – и даже проспала часа три, а проснувшись среди ночи, старательно, одно за другим, проделала все положенные по плану упражнения, зачем-то забрела на кухню – поняла, что завтрак готовить некому, и долго тосковала над чашкой чая – пока совсем не остыл – придумывая себе дела на день. Как назло, большую стирку она устраивала позавчера, а вчера, как привыкла, поменяла белье во всех спальнях.
    Наконец рассвело, поднялся ветер, в окно стучали ветки яблонь, которые, вообще-то, давно пора было обрезать – и Молли благодарно кивнула им – конечно, можно заняться огородом! Палые листья хрустели под ногами, дорожек было вовсе не различить, а одну, рекордно большую кучу, намело у изгороди – и Молли решительно направилась к ней, доставая из кармана палочку.
    До кучи оставалось не более пяти шагов, когда листья взметнулись и полетели ей в лицо, и она отпрянула, успев заметить, как в их водовороте взлетела, будто пронзая воздух, палочка, и хриплый, смутно знакомый голос прокаркал:
    - Империо!






















  • Похудеть за неделю -2

  • Сamisia urtīca