Соц сети



  • ОБРАЩЕНИЕ К ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ РОССИИ

  • ОБРАЩЕНИЕ К ГРАЖДАНАМ РОССИИ

  • «Русскому человеку необходима мука». В «Доктрине» Охлобыстина ощущается именно эта мысль Гумилева-старшего, постигаемая больше эмпирически и переживаемая больше эстетически, нежели труды его сына, Льва Николаевича. Возможно, именно поэтому мы и наблюдаем сегодня всю эту парадоксальную ситуацию: с одной стороны, говорится и пишется, что воспринимать Охлобыстина всерьез невозможно и никто не станет, с другой – первый же запрос в «Гугле» отправит вас на страничку, где написано, что отдать подписи Охлобыстину готовы не то что необходимые 2 миллиона, а намного большее количество человек. Почему? Интуитивно. В нем почувствовали своего. И именно перед этим ощущением у огромного количество человек отступает логика. Маугли – одной крови – какая логика? Охлобыстин нашел лучший способ заставить людей очнуться и о чем-то задуматься, отвлечься от скуки и поразмыслить не только о своем частном, но и о нашем общем. Он просто задел их за живое. А с нашим человеком безошибочно срабатывает  сакраментальное «Болит – значит, живое».  Человеку необходимо чем-то мучиться, быть одержимым: идеей, делом, любовью, талантом, чем угодно. Он должен постоянно чувствовать, что то, что его окружает и чем он занимается, – это его Личное Дело. И за каждым, кто проявляет к этому способность, общество следит пристально и с великим любопытством. А тут еще такая харизма! Невозможно не заметить, что самое популярное определение Охлобыстина сегодня – шут. Еще бы не шут? Вот так просто выйти на майдан, сказать «Послушайте!» И без прямых агитаций. Никого и ничего хотеть нам тут, по сути, не предлагалось.  Ну, как-то вот так вышел и пошел. Ну, чего-то сказал, чего-то там себе думает. Ну, уже пошел. А кому там чего хотеть, как звать-кого позвать... Сам по себе. Но – обо всех.

    А никого и никогда наш человек не будет любить больше, чем шута. Потому что это судьба особого рода. Это мука особого рода. Всех шутов, юродивых  и блаженных у нас помнят наперечет, и они бывают только мучениками. Издалека, с замиранием сердца, люди будут смотреть на мучения, как в кунсткамере, – тонкое удовольствие сострадания, пропускания через себя каждого вздоха того, кто берет на себя смелость;  азарт, восторг и ужас: что же с ним будет? Да ничего! У него все в порядке. Вопрос в том, что с благодарной публикой. Почему она такая? Быть в тот день в Лужниках мне не пришлось. Но при просмотре трансляции я наблюдала еще и обсуждение процесса блогерами. Меня поражает зашоренность сознания. Все эти бесконечные разговоры о национализме в стиле «Хайль» - это вообще о чем? Для меня только о том, что пишущие это люди не то что «Майн Камф» не читали (знатное снотворное, надо сказать), но историю в школе плохо учили. А истеричный капслок в духе «Вот так, с трибуны, нарушить Конституцию!» (имелась в виду 29 статья, а также еще и 282 УК) вообще не выдерживает никакой критики. Но по-другому не умеем. Историческая память поколения, как известно, сто лет. Те, кто живут сегодня, генетически ощущают память страны за прошедший век. И срабатывают не лучшие наши ментальные рефлексы. Не можем себе представить, что вот так выйти и сказать что-то можно. Начинаем искать повод бояться, пытаемся понять, какую кто статью нарушил и что за это бывает. Привыкли, что бывает черное и белое, законное и не законное, дозволенное и то, с чем, скажем так, надо быть осторожными. В голову не приходит, что, на самом деле, есть еще круглое, красное, квадратное, греческий алфавит и ванильное мороженое, а еще и все это вместе. Вот Так тоже бывает, так в принципе может быть, и это законно. Более того, это именно тот закон и та свобода, которой так хотелось всем и давно: просто пойти и сказать. Обсуждать надо не Ивана Ивановича, его биографию, историю и географию и дальнейшую судьбу, а «Доктрину» по сути и содержанию, которая сегодня стала уже самостоятельным явлением, феноменом нашей культуры. В уме ли Охлобыстин, у меня вопроса не возникает. Я в принципе не понимаю, почему этот человек в интервью постоянно делает оговорку, что он не сошел с ума и не имеет психических отклонений. С какой стати? Вообще, на каком основании? На том, что в мире есть красное и квадратное, закон один, а мы одной крови? Что творится в головах-то, что это за опрокинутый ум такой? Нет смысла  говорить всерьез о программе Охлобыстина до тех пор, пока мы не перестанем воспринимать волеизъявление человека и его внятно сформулированную мысль, близкую и понятную, на самом деле, миллионам,  как балаган из страха перед взломом пароля от электронной почты. И научимся мы этому не скоро. А жаль.


  • ОБРАЩЕНИЕ К ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ РОССИИ

  • ОБРАЩЕНИЕ К ГРАЖДАНАМ РОССИИ