• «На выходные — в Тернополь!»

  • Вечер.. просто вечер.

  • я, как и любой житель своего города, не могу просто любить его. Предмет любви здесь отсутствует. Это уже не город, в который ты заглядываешь с вокзала, удивляясь каждой улице и повороту, это обволакивающее тебя пространство, несущее в себе мириады поводов для раздражения, утомления и прочих ежеминутных ощущений, в числе которых проскакивают и радостные. А вот удивляешься редко. То есть удивляешься, но как-то по мелочам, без "открытия". Вот, например, гостиницу соорудили в подвале хрущёвки с окнами на магазин вино-водочной продукции - этот пятачок был известен как место "парковки" пятничных выпивох. А теперь напротив "мини-отель" с красной, светящейся рецепцией, и скамейку с пятачка убрали... А ведь это мой московский дворик, выплывший со мной из детства и потому казавшийся неподверженным даже малейшим переменам.
    И так удивляться можно каждый день, даже по нескольку раз, даже по многу.. только это удивление переменам, а не самому городу, сам город давно и досконально известен. Нет, есть конечно пара мест.. но в целом.. ну точно был, просто лет ---дцать назад. Вот и я также. А тут пошла на выставку фотографии в музей современного искусства, что в винзаводе, и обалдела!
    Не была там раньше, даже 10, даже 20 лет назад. Не была не только в винзаводе, а в целом квартале Сыромятнических переулков, на улице Радио и ещё каких-то. По набережной правда Семёновской и Русаковской проезжала, но это не считается, я думаю.
    Чтобы выйти к улице Казакова, надо пройти все подземные хитросплетения Курского вокзала. В самом конце вяло-зелёного подземного перехода светится табличка, внутри которой, как в древнем янтаре, копятся останки неосторожных насекомых. Если спросить у проходящего мимо милиционера, как пройти к улице Казакова, он, наверняка, на всякий случай подскажет и путь к театру имени Гоголя.
    Выход через платформу. К винзаводу, как потом выяснилось, можно пройти путём куда более коротким. Но путешествие в другой город должно начинаться с вокзала.
    А это оказался совсем другой город, не часть Москвы, по крайней мере ранее мне известной. Итак, уездный город Н. Дома по Гороховой улице (теперь Казакова, в честь архитектора М.Ф.Казакова, построившего Коломну и здание университета на Моховой) с подпалинами и кудряшками штукатурки, стоящие вразнобой - то лицом, то боком к прохожим, составляют дворы, не узкие московские пятачки, а настоящие садики, возможно, даже яблоневые, с натянутыми бельевыми верёвками и цветниками. Народу - ни души. Холодно, осень, то дождь, то просто мерзко. Свободные от прохожих, улицы напоминали декорации. Закругляясь, улица Казакова попадает прямо в улицу Радио, которая раньше - как Вознесенская улица - относилась к Немецкой слободе, ничего немецкого здесь не осталось, дома деревянные... Ну точно, Тула или Рязань, а прямо посреди Горохового поля, стоит автобус, с круглой попкой, жёлтый, таких я не видела в Москве где-то с семилетнего возраста. Дальше - Елизаветинский переулок и дома в стиле помпезного провинциального модерна. А ещё дальше набережная Яузы, уже индустриальные места, и шлюз, в самом узком месте реки, где её почти можно перепрыгнуть. И по-прежнему нелюдно и машин мало, трамваи проезжают по набережной и сворачивают в узкие Сыромятники, где на первом здании висят вывеска "Продукты Сыромятники" и амбарный замок на синей деревянной двери. Народ выяваливает из трамваев, многие с фотоаппаратами, идут в винзавод, обнесённый как монастырь кирпичными стенами. Зря, вот думаю, пешком не ходят... Хотя и я зря фотоаппарат не взяла.
    В общем, фотографии когда-нибудь приложаться.








  • «На выходные — в Тернополь!»

  • Вечер.. просто вечер.