• Про любовь…

  • Признание в любви на разных языках


  • Ты опять приходишь ко мне, я это чувствую, особенно остро, когда в окно моей темницы приходит вечер. Игра света и тени: сгущается воздух и я вижу твои светлые до пояса, цвета спелой ржи волосы, это все наяву, это не бред, я это чувствую. Ты пришла скрасить мои последние часы в этом замечательном краю, из которого меня выметут метлой, точнее то что останется от меня. Когда душа покинет тело, и отправится в бесконечное путешествие по свету в поисках тебя. И сейчас ты присела рядом со мной, чтобы утешить. Мы сидим прислонившись к каменной стене и наблюдаем как камера и весь мир медленно, но верно меркнет, затем чтобы стать ночью, скоро я засну, но это потом а пока, я слышу как ты поешь мне, на грани где то между шепотом и твоим бархатным обволакивающим душу голосом: солнышко мое, стань закатом перед ночью, чтобы утром стать рассветом, не печалься любовь моя, ночь пройдет, пролетит как ворон над тобою, не успеешь оглянуться, спи, чтоб сил набраться. Завтра будет новый день, не трудней, чем день минувший, но на это надо много сил, спи любовь моя
    Я все время вспоминаю, день нашего знакомства и отчего то не могу вспомнить как это произошло. Ветры времени вымели память об этом чудесном дне, выбелили и отшлифовали как камень скалы на побережье. Помню лишь дни когда нам было слишком хорошо, отчаянно хорошо, будто молодое вино бродило по нашим телам и мы светились от счастья. Мы оставили свои прежние дома, как оставляют лодку на берегу, перебравшись через реку.
    Эти дни были наполнены какими то простыми радостями, идти по дороге рука об руку, от города к городу, случайно выныривая около побережья и уходя вглубь материка. Были настолько увлечены друг другом, что люди встречающиеся на пути невольно улыбались нам, будто мы дарили им невидимый свет наших душ. Этот день на побережье будто бы из сна, собственно он наверное было красивым, красочным и сочным сном. Твои длинные светлые волосы убегающие от морского ветра, глаза, руки, губы, залитый ласковым солнцем мир. Эдем в свои лучшие времена, когда яблони еще в цвету, ветер не осыпал это цветущее конфетти, и в этом мире только мы вдвоем.

    Нас венчал не священник, нас венчало это лето и эти просторы. Были как язычники поскольку были благодарны каждому мгновению, прикосновению, поцелую, и каждому дуновению с моря, который не мог раскрыть наши объятья.

    Мы в тот день проснулись очень рано, будто торопились чего то не успеть, наскоро позавтракав, мы отправились к полуразрушенному христианскому храму, нам чем то надо зарабатывать на жизнь, мы все же не райские птицы. Здесь мы где то около месяца, я помогаю восстанавливать фрески, ведь когда то до бегства из привычной жизни был строителем, и немного художником. она целительница и идет в город, где помогает людям, в этом городке нет хороших лекарей. Сегодня год как мы вместе, хотя мне кажется, что мы знакомы вечно, по-моему уже рассказывал об этом.
    Условились встретится в городе в полдень, хотя должны были работать до поздна. Все таки праздник как-никак. Мы встретились около рынка, озорно улыбаясь ты сказала, дай мне свою руку. Я протянул ладонь тыльной стороной вверх, ты положила в него что то теплое, размером с фалангу пальца, и накрыла своей ладонью, сжав мою в кулак, ты сказала, теперь я всегда буду с тобой, глядя на меня с улыбкой и нежностью. Ты всегда умела смотреть так, будто заглядываешь внутрь человека, и разговариваешь напрямую с душой. Ты могла и можешь исцелять этим взглядом даже оттуда из за облаков.
    Раскрыв ладонь увидел, маленькую женщину из бронзы, с продетым шнурком, чтобы можно было носить на шее, волосы ее будто развивались на ветру, лицо лучилось счастьем и эти глаза смотрящие внутрь тебя и улыбка сулящая надежду на лучшее. Переводя взгляд с оберега на тебя, сказал: ты мой оберег, мое счастье и спасение, и никто кроме тебя.
    Мы обосновались на берегу, ветер приносил с моря соль, которая становилась нашими поцелуями, пили вино, смеялись. а день и вечер являли собой спектакль метаморфозы, как синее с полосками перистых облаков небо, роняло солнце из зенита на запад, превращая синий цвет в желтый, переходя из оранжевого в красный, лучами задевая облака то прячась, то выбегая из-за них светили нам в глаза. А потом внезапно, будто кто то задул свечу, стало темно как это бывает только у моря. Мы запалили костер, и будто искры нашего костра отлетая вверх, к небу, достигая предела, становились звездами. И эти звезды дрожали перебирая струны судеб, а мы сидели у костра обнявшись и слушали эту музыку, а ветер теребил наши волосы, журя за наше беспечное отношение к времени. И никого не было счастливей нас и эта ночь была для нас бесконечной.
    Мы ошибались время и случай оказались изощренными палачами. На следующий день тебя отобрали, обвинив толи в порче животных, то ли в применении черной магии по отношению к человеку, говорили от твоих рук умер ребенок. С лекарями всегда так, если человек идет на поправку, то лекарь сродни богу, если нет, исчадие ада.
    Тебя убили, мне даже не отдали твое тело или то что от него осталось, чтобы я мог попрощаться с тобой, казалось в это мире не осталось воздуха, чтобы дышать. Мир будто превратился в рисунок углем на белой стене, он потерял объем и стал плоским, и пустым без тебя. Я долго бродил по миру, не разбирая городов, дорог, тепла и холода. Был близок ,чтобы попрощаться с этим миром, хоть он и подавал мне знаки, они нас окружают повсюду.
    Первым знаком были люди, которые стояли перед маленьким городком и не решались войти, это были христиане-странники, что странствовали и проповедовали новую веру, мне кто-то шепнул, иди к ним не бойся. Когда они заговорили со мной, я будто проснулся, они приняли меня в свою компанию и прошел с ними немало городов, прежде чем во мне разгорелся огонёк веры, подобно тому костру на берегу моря, когда нас было еще двое. Это похоже как если бы я все это время бродил, по темному лесу и вышел к ярко освещенной поляне, знаю это была ты, более некому, благодарен тебе ,что ты не оставила меня, указала мне путь, дорогу без боли.
    Я стал странствовать и проповедовать веру. однажды ко мне подошел солдат с молоденькой девушкой и просил обвенчать, я ответил, что я не священник и что не имею права, ведь мне это грозит смертной казнью. Но я видел каким глазами на меня смотрели эти двое: мне уходить в бой, а она ждет от меня ребенка, мы хотим быть мужем и женой перед Богом, я хочу уй ти и знать, что дома меня ждет жена, сказал солдат, не лишай нас надежды, странник.
    Я совершил обряд, и не знал тогда правильно я поступил, надеюсь что да. И знаком, что это так были еще несколько пар попросившие обвенчать их, видно солдаты хотели знать, что дома если они вернуться их ждут очаг и жена с ребятишками, странствуя по стране, я соединял души, много раз, все это ради цели, которую ты поставила для меня, знаю ты радуешься вместе со мной.
    Но добро не приходит одно, по доносу меня схватили. Теперь я здесь, меня ждет еще одно восхождение на эшафот. Я радуюсь, что скоро увижу тебя и горюю о том, что людям нужна моя помощь, и все же надеюсь, что кто-нибудь займет мое место. Здесь тишина и слепая от рождения дочь тюремщика, она так похожа на тебя, она видит людей своим внутренним зрением.
    Я попросил её принести принадлежности для письма и пишу, надеюсь ей прочитают мое письмо: дитя мое, я хочу тебя сказать мир прекрасен, как и ты и я верю, что у тебя откроются глаза, когда с тобой рядом поселится любовь, когда рядом с твоим будет биться в такт еще одно сердце, я тебе этого искренне желаю. Прощай, благодарю тебя за все.
    Валентина казнили, на небесах он встретил её, говорят он каждую ночь, что провел в темнице, разговаривал со своей возлюбленной, будто бы писал письма, дочь тюремщика слушала эти послания, и Валентин знал об этом, говорят они даже дошли до наших дней. А еще говорят что девочка стала через несколько дней стала зрячей, ведь мир есть любовь, а любовь есть ты.
    original text by Bakhmutov Sergey aka akyn-abay

















  • Про любовь…

  • Признание в любви на разных языках