• Первый раз в первый класс

  • жизненный опыт кошки

  • Проснувшись рано утром после довольно неудобного ночлега на довольно жёстком полу, я протёр глаза, в тихую выругался по поводу того, что какой-то умный человек вытащил зарядное устройство моего словарика из розетки, правда потом поблагодарил его, что он сразу после этого аккуратно положил его рядом со мной.

    Я быстро собрался и вышел из Ччимчжильбана. На дворе стояла предрассветная дымка и дул очень приятный лёгенький ветерок, что позволило мне немножко взбодриться.

    Я подошёл к ближайшей автобусной остановке и начал разбираться со своим багажом, пытаться его как-то упорядочить. В голову пришла мысль "а не судьба было это сделать внутри тёплого здания?", но было уже поздно. Разобравшись, наконец, с рюкзаком и бумажным пакетом, у которого к тому времени, аккуратно, не оставив даже трещин в других местах, оторвались обе ручки и который теперь мне, чуть ли не чертыхаясь, приходилось нести с обеих руках, я взглянул на доступные на остановке маршруты автобусов и попытался вспомнить, как мне вчера объясняли, как добраться от сюда до храма.

    "Сядь на любой автобус и выйди в районе Нампходон(남포동)", - всплыла корейская фраза у меня в голове. Ага. Нампходон. Та-а-ак... что у нас до него идёт? О, так почти всё. Ну и замечательно! С этой мыслью я сел на первый подошедший автобус с надписью 남포동 на стекле, пробил карточку и довольный уселся на первое сиденье. После первых трёх-четырёх остановок ко мне пришла ещё одна немалозначимая мысль. Я же не знаю, какая из остановок будет в нужном районе, а какая - дальше. Названия у них не по районам, а по находящимся рядом с ними "достопримечательностей", будь то больница, школа или полиция. Через ещё три остановки я решил сойти с транспортного средства и осмотреться.

    Так и вышло.. я - проехал. Но это не было поводом расстраиваться. Я перешёл дорогу, дошёл до следующей остановки и внимательно изучил маршруты автобусов, что через неё проезжают (и иногда даже останавливаются). Мне с утра, в восемь часов тридцать минут надо было идти в храм на утреннюю литургию, а заодно там и перекусить. На дворе было уже почти восемь, а путь до храма я знал точно лишь от станции метро Чунан (중앙역). На этой остановке как раз большинство автобусов проезжало эту станцию, так что я, не мешкая, сел в первый подъехавший (и, по счастливой случайности, остановившийся).

    До храма я добрался с опозданием на пять минут, отстоял богослужение, поел и собрался было уже уходить дальше в поход, как господин Александрос предложил мне оставить весь багаж в офисе храма и выйти налегке. Так я, нехотя, поступил. Потом я не раз благодарил отца Александроса за предложение, поскольку ноги занесли меня... на настоящий тынсан! Но обо всём по порядку.

     

    Перед тем, как я отправился из храма на поиски новых приключений, отец Александрос предложил мне поехать посмотреть какое-то историческое место на севере города, чтобы добраться до которого надо предварительно выйти на станции Мённюндон(명륜동역) и сесть на специальный автобус.

    Я вышел из храма, сел на метро и доехал до вышеуказанной станции, вышел из неё и решил свериться с картой, висевшей там у выхода. На карте я увидел, что неподалёку расположена "Горная крепость Кымчжон"(금정산성) и тут же решил пойти посмотреть на неё. Я тогда ещё не представлял куда собираюсь. А даже если бы и представлял, то всё равно бы пошёл.

    И так, я вышел из ворот станции метро и осмотрелся. Карту я уже напрочь забыл, помнил лишь только, что крепость - горная. А что это значит? Правильно! Она находится на горе! Я осмотрелся по сторонам и пошёл к ближайшей горе. Как показала практика, я в выборе пути не ошибся.

    Прогулявшись через такие вот широкие проспекты и прочие узкие улицы я вышел к месту начала подъёма. Вернее, только к одному из них. Оказывается, их там очень, очень много.

    Вот такая вот картина предстала моему взору, как только я вступил на тропинку подъёма наверх, причём эта картина всё устремлялась и устремлялась ввысь. Фотографией передать трудно, да и фотограф из меня неудачный.

    И так, подъём начался. Он продолжался около двух часов со всеми передышками и вознесением благодарностей предусмотрительности отца Александроса за то, что предложил оставить тяжеленный (причём реально тяжеленный) рюкзак в храме. Иначе бы я не то, чтобы не поднялся, а то ещё чего, навернулся бы хорошенько. Кстати, пару раз так чуть ли и не произошло.

    Пройдя примерно пол пути в гордом одиночестве, слушая прекрасные звуки уже проснувшегося леса, я устроился на привал на большой каменной плите с красивейшим видом на дневной Пусан. На этом привале я познакомился с господином Ким Хёнтхэ, которому уже давно за тридцать. Он напоил меня горячим кофе, дал поесть мандарин (вы же помните, что я с собой не взял портфеля, а значит - и вообще ничего. Всё моё было при мне: куртка, телефон, деньги, словарик и, разумеется, фотоаппарат). Мы начали активно разговаривать. Сначала, как это часто с корейцами и бывает, ко мне пытались обращаться по-английски, однако примерно через пятнадцать минут полностью безуспешных (а уж я-то как в этом постарался!) попыток, со мной начали говорить на корейском. Сначала простом, а потом и свободном, даже на диалект пусанский иногда забегали, когда "на том конце" поняли, что я всё понимаю и, в некоторых случаях, даже больше, активно отвечая, споря и аргументируя. Мы говорили про историю, Корею, Пусан, литературу, просто о жизни.

    Поднимаясь ещё около получаса мы разговаривали почти непереставая. На одном из очередных привалов я спросил про крепость в горах и мой спутник пообещал меня до неё довести. Мы шли ещё некоторое, довольно продолжительное, время, пока наконец-то не увидели вот это.

    Это - остановка фуникулёрчиков, спускающих занимающихся тынсаном вниз по цене три тысячи ю.к. вон в одну сторону и, соответственно, шесть за билет в обе.

    Это означало, что мы дошли до вершины, где наши пути и должны были разойтись, но он довёл меня до ворот в крепость, позвонил жене, похвастался, что у него появился новый "младший брат", потребовал, чтобы я называл его Хёном(형, "старший брат"), дал мне воды, сделал пару фотографий, мы обменялись номерами, я дал ему свой электронный адрес и мы разошлись. Я пошёл смотреть крепость, а он пошёл по своей дороге, заниматься тынсаном дальше.

    Я побрёл по дорогам бывшей крепости, у которой, кстати, довольно интресная история. В самом начале восемнадцатого века, после разрушительной войны с японцами года Имчжин и войны с Цин (ставшим в последствии Цинским Китаем) в 1636-37 годах , она была построена дабы контролировать район и препятствовать враждебным элементам высаживаться на полуостров с Пусанского направления. В годы японской аннексии была разрушена и позже, уже после освобождения и начала экономического подъёма, частично восстановлена.


    Это - её Южные Ворота (남문).

    Я начал своё исследование крепости. Ноги у меня начали постепенно "отваливаться" ещё тогда.

    Через минут двадцать хождения туда-сюда, я сфотографировался на одном мосту через замёрзший пруд

    И пошёл было в обратную сторону, как меня окликнули сзади две сидевшие и разговаривавшие на диалекте ачжуммы. Я обернулся, они подозвали меня (естественно по-корейски) и одна из них дала мне два мандарина, несколько тянучих печений, пару конфет и цилиндрообразно выпеченный тток, корейский вариант хлебца. Потом она было хотела мне что-то сказать, но обратилась к другой с вопросом "слушай, а мне по-корейски или по английски с ним, а?".  Я, услышав это, тут же вложил все свои знания корейского, чтобы построить чистейшую, круто завёрнутую фразу о том, что я - студент, сейчас учусь вдали от родины в Сеуле, моя специальность - корейский язык и литература, история, языкознание, политика, сейчас приехал в Пусан посмотреть на исторические места и вообще на страну. Произнёс я это с такой чёткостью, быстротой и правильностью, что до сих пор диву даюсь. Вот что значит правильная концентрация! Не готовил же фразу заранее, из головы на месте выдумал.

    После чего мы начали разговаривать. Она сказала, что я ей напоминаю сына, который закончил кафедру Китайского языка и литературы в университете Корё (таким образом я стал в её глазах ещё и хубэ(후배, младшекурсник, по отношению к находящемуся на старшем курсе или уже закончившего процесс обучения в университете человека), побывал в самых разнообразных районах Китая, а сейчас работает в сингапурском отделении корпорации Самсон (삼성, Samsung), и что хороший китайский там важен намного больше английского. Я немножко рассказал о себе, сказал, что в итоге хочу быть профессором, устроиться в корейский университет. Мы поговорили ещё несколько минут, после чего мне накидали ещё еды, мандаринов, один банан и пожелали приятного осмотра окрестностей.

    Я погулял по крепости до трёх часов тридцати минут, после чего вспомнил, что мой багаж находится в храме, а это значит, что надо обязательно прийти на вечернюю литургию в пять часов вечера. Пришло время собираться.

    Спуск был, наверное, самым опасным делом. Подъём по, временами, практически отвесным слонам горы был трудным, шаги давались тяжело, но и занял он много времени. Спуск занял у меня немногим более получаса, но какие это были полчаса! Пару раз я, не рассчитав силу чуть ли не падал с ног, а падение с ног в такой ситуации означает в лучшем случае пару царапин, а в худшем и чего побольнее, пока я буду лететь вниз, "считая" попадающиеся по пути камни, деревья и их корни. Зато пока шёл, увидел самую забавную "битву" местных котов, обитающих при местном "нагорном" ресторанчике.

    В любом случае, я спустился довольно быстро, но поскольку к этому моменту я слегка подвернул (до сих пор болит жутео, зараза!) ногу и, очевидно, хорошенько натёр мозоль на другой, у меня не оставалось сил поддерживать нормальный шаг.

    Я доковылял (именно так) до станции, сел в поезд и поехал обратно в храм. В результате - опоздал на литургию на двадцать минут. На литургии присутствовал отец Феофан из сеульского храма. Корёин(этнический кореец, родившийся и проживавший в России), который прибыл туда только на сутки для завтрашней литургии, вследствии острой нехватки персонала храма (одного отца Александроса для проведения нормального воскресного богослужения недостаточно). Он тоже был удивлён увидеть меня тут. Немного поговорили про историю храма. Кстати, Пак Чонхи, известный "диктатор" и автор южнокорейского "Экономического Чуда" здесь считается хорошим человеком и правильным, сильным политиком. Вот его конституция Юсин - это было плохо и неправильно, а так он был замечательнейшим правителем, сказал мне отец Александрос. Он ещё добавил, что Россия сейчас нуждается в сильном руководстве и при Путине она не будет экономически нормально развиваться. Тут мы с отцом Феофаном дружно сказали, что в современной России кроме Путина больше-то и некому.

    Немного пообщались на тему политики, истории храма, отношение с Грецией. Вот тут меня отец Александрос удивил, когда сказал, что вот греки хотят хорошо жить, но не хотят работать. Только пить вино (포도주) и трепаться умеют, не даром у них философия такая сильно развитая.
    Он в совершенстве владеет греческим и сам обучался в Греции.

    Поужинав в храме я вышел из него и отправился обратно в район Кваналли, предварительно заглянув в компьютерный клуб, откуда и пишу заметку.

    Настроение хорошее, но тело ломит. Особенно ноги.

    Как это говорилось в одном мультике?
    "Завтра будет. Лучше."

    Надеюсь, будет.








  • Первый раз в первый класс

  • жизненный опыт кошки