• ВОЛГА / VOLGA, “Дом” 3.02.06

  • Безымянный 271598

  • Вот что написал ещё в июле 
    Александр Анатольевич Храмчихин - 
    заведующий аналитическим отделом 
    Института политического и военного анализа:
     

    Психология на войне гораздо важнее формальной боевой мощи

    Сколько раз происходило обострение ситуации вокруг Абхазии и Южной Осетии за период пребывания Михаила Саакашвили на посту президента Грузии, трудно сосчитать. Нынешний случай – пожалуй, даже не десятый. Причем каких-либо качественных изменений в балансе сил сторон за последние пять лет не произошло. 


    В Южной Осетии каждый мужчина готов сражаться 
    за независимость своей республики.

    НИКАКИХ ПРЕИМУЩЕСТВ

    Превращение Грузии в свалку устаревшего стреляющего железа отнюдь не означает, что ее армия принципиально изменилась в лучшую сторону, по сравнению с временами правления Шеварднадзе. Да, резко увеличилось финансирование. Видимо, покрепче стала дисциплина, несколько возрос уровень боевой подготовки. Но относительно нуля (если не отрицательной величины) – а именно на данной отметке и дисциплина, и боевая подготовка были до 2003 года – малейшее движение вперед уже кажется великим достижением.

    Добавилось и техники, но исключительно той, что списывается из армий Украины, Чехии, Болгарии, Греции, Турции и многих других нынешних друзей Тбилиси. Дешево продавать и даже дарить устаревшее оружие бедным и отсталым союзникам и партнерам почти всегда выгоднее, чем заниматься его утилизацией у себя. Вот Грузии и шлют ненужные образцы ВВТ все подряд. Однако сотня Т-72 вместе с полусотней антикварных Т-55, полторы сотни БМП, столько же артиллерийских орудий и САУ, три десятка РСЗО «Град» и RM-70 никак нельзя назвать несокрушимой мощью (в данном случае надо ведь учесть еще и техническое состояние всего перечисленного, которое, очевидно, иногда оставляет желать много лучшего). Тем более не являются таковой десяток Су-25 и около 40 вертолетов.

    Про ВМС Грузии, где хоть какую-то боевую ценность представляет единственный ракетный катер французской постройки 70-х годов прошлого века, подаренный Грецией, а десантные возможности не позволяют высадить на вражеское побережье хотя бы роту, лучше вообще умолчать.

    Ни о каком классическом четырехкратном превосходстве грузинских вооруженных сил ни над ВС Абхазии, ни над армией Южной Осетии (даже по отдельности) не может быть и речи. Точных сведений о военных возможностях обеих непризнанных республик нет, но очевидно, что они лишь незначительно уступают Грузии в количестве и качестве боевой техники. Тем более что совершенно невозможно проследить, сколько и какого оружия и боеприпасов они получили из России за период после 1993 года.

    По уровню боевой подготовки и мотивации абхазы и осетины во время войн начала 1990-х на голову превосходили грузин. И вряд ли за полтора десятилетия ситуация принципиально изменилась. Можно предположить, что по первому показателю разрыв сократился, но не более того. Ничто не свидетельствует о том, что грузинская армия совершила принципиальный прорыв в сфере ратной выучки. Мотивация же абхазов и осетин, защищающих родину, и сегодня будет заведомо выше, чем у грузин, «восстанавливающих территориальную целостность».

    У мятежных автономий есть еще одно преимущество. Им в отличие от Грузии не надо захватывать «вражескую» территорию, им надо лишь защитить свою. Эта задача гораздо более простая, особенно если в пользу обороняющихся – география, то есть горная местность. В подобных условиях выбивание не очень многочисленной грузинской техники и наиболее подготовленного личного состава произойдет достаточно быстро, на чем война автоматически закончится.

    На стороне Грузии разве что превосходство в мобилизационных ресурсах, однако оно является чисто формальным, учитывая количество грузинских мужчин призывного возраста, находящихся за пределами своей страны, и северокавказских добровольцев, которые пойдут воевать за Абхазию и Южную Осетию, причем независимо от позиции Москвы. Главное здесь то, что с Северного Кавказа пойдут настоящие серьезные бойцы, а желание и умение воевать даже тех грузин, которых удастся призвать, как минимум неочевидно. Наконец, в автономиях практически все боеспособные мужчины являются, по сути, военнослужащими, в Грузии нет ничего подобного.

    А уж в чем преимущество автономий является абсолютным – так это в иностранной помощи. Кроме вышеупомянутых добровольцев с Северного Кавказа, очень велика вероятность участия в боевых действиях на их стороне подразделений Вооруженных сил России, против которых у ВС Грузии нет вообще никаких шансов. Уж совершенно гарантированы автономиям поставки российского вооружения в неограниченных количествах по коротким наземным коммуникациям.

    Вмешательство же войск стран НАТО в боевые действия на стороне Грузии абсолютно исключено (даже спецподразделений, не говоря уже о регулярных частях), возможна только информационная поддержка, которая ситуацию принципиально не изменит. Поставки вооружений и техники будут, во-первых, более медленными из-за больших расстояний, во-вторых, у Грузии могут возникнуть серьезные проблемы с личным составом, способным это оружие применять.

    Лишь Турция, находящаяся по соседству с потенциальным ТВД и, в отличие от союзников по Североатлантическому альянсу, не боящаяся собственных потерь, теоретически могла бы прийти на помощь Грузии. Но, во-первых, не факт, что этого захочет Тбилиси, поскольку есть шанс, что такая помощь перерастет в некую форму оккупации уже для всей Грузии. Во-вторых, сама Турция за операцию, которая с высокой вероятностью приведет к прямой военной конфронтации с Россией, запросит очень много. У США – большой экономической и военной помощи. У Европы – гарантий вступления в ЕС. Есть подозрения, что ни в Вашингтоне, ни, тем более, в Брюсселе судьбу Грузии не посчитают настолько критически важной для себя, чтобы платить подобную цену.

    Счетчик посещений

     












  • ВОЛГА / VOLGA, “Дом” 3.02.06

  • Безымянный 271598