Соц сети

03.11.2011

Паутина



  • С. Сеничев “Лёлита”: смыслы и игры романа-притчи

  • Копипаст, не удержалась

  • ПАУТИНА

    Все мы творцы в той мере,
    в какой наша душа принимает участие
    в сотворении мира.
    Г.Гессе.

    (разговор по мобильному)
    - Пап, привет, звонил? Что-то срочное?
    - Да, сын, разговор есть, освободишься, дай знать.
    - Хорошо, через двадцать минут, у тебя.

    В мире современных коммуникации все происходит очень быстро. Порой не успеваешь следить за прогрессом. Еще каких-то пару веков назад все было гораздо сложнее и на передачу подобной информации ушло бы гораздо больше времени. Но время идет, все меняется. В прошлом году был выпущен первый коммерческий вариант «ручного» телефона «Motorola», который я непременно приобрел. Контракт с Мартином Купером принес свои плоды.

    Подойдя к камину, я нажал кнопку окончания вызова и водворил двухфунтовый телефон на место. Камин изредка пощелкивал, выкидывая синие искры, заставляя языки пламени испуганно шарахаться в разные стороны. Я развернул оба кресла вполоборота к камину, и сев в одно из них начал набивать в трубку "Scottish Mixture". У меня было время, чтобы не спеша прокрутить в голове детали предстоящего разговора. Дорогой табак наполнил зал приятным ароматом, в котором отчетливо угадывались нотки не менее дорогого шотландского виски.

    - В общем, идея в следующем: я предлагаю перевести наш бизнес на поток. Пора задуматься о расширении с меньшими затратами по времени и постараться максимально увеличить зону охвата. Оценку эффективности будем проводить по количественным показателям. Фокусная работа – это хорошо, но только выход на массовый уровень позволит сделать резкий скачок и полярно изменить ситуацию в нашей сфере. Мониторинг деятельности конкурентов на данном этапе позволяет судить…

    Я не стал обсуждать причины, породившие это решение, а сразу начал с предложений по изменениям. Говорил четко, практически монотонно, не делая акцентов на отдельных моментах, неторопливо меряя комнату небольшими шагами, постоянно наблюдая за его реакцией. Он, расслабившись в кресле, не без интереса наблюдал за игравшем в камине огнем. По его лицу я видел, как поток поступавшей информации разжигал огонь и в его глазах. Довольно смышленый малый. Не по годам развитый интеллект, позволял сыну порой творить чудеса. В некоторых моментах, а в частности, именно в данные минуты, информацию он ловил, что называется, «на лету и с полуслова». Это беспредельно тешило мое отцовское самолюбие.

    Говорить много не пришлось, мой монолог длился не более пятнадцати минут.

    - Подведем итог. Все контракты с ИЛ ( индивидуальные лица) я по-прежнему заключаю сам, все остальное, я имею в виду простых смертных, под твоей юрисдикцией и контролем.

    Взяв небольшой тайм аут, я сел в кресло, закинул ногу на ногу и снова раскурил трубку.
    Сын не стал прерывать мой любимый моцион вопросами о деталях, сохраняя всё ту же маску на лице, прекрасно зная, что, находясь в зоне моей видимости, итак позволяет мне читать все его мысли.

    Детали этого разговора двадцатитрехлетней давности я помню до мельчайших подробностей. Идея, которая родилась в каминном зале, имела потом очень бурное развитие. Первым клиентом из разряда ИЛ в нашем списке стал Тим Бернс-Ли.
    Все потому, что англичанин привлек мое внимание еще, будучи студентом Колледжа Её Величества, при Оксфордском Университете. Его развлечения на компьютере в лаборатории ядерной физики были пресечены в самом конце учебы, но не столько сам запрет, сколько успешное окончание учебы и тяга к играм натолкнули на мысль о конструировании компьютера в домашних условиях. Идея воплотилась достаточно быстро. Затраты скромные и по тем временам в размере восемнадцати фунтов стерлингов и двух стипендий и монстр собранный на коленках и состоящий из клавиатуры от калькулятора, старого телевизора , чипа-знакогенератора и старого процессора М6800 в качестве персонального компьютера успешно выполнял свои функции в общежитии где жил Бернс-Ли. Еще четыре года ушло у Бернса-Ли на поиски стабильной работы, пока он все-таки не покинул Туманный Альбион и не уехал на Континент. Его не смутил всего лишь полугодовой контракт в Европейской лаборатории физики элементарных частиц, упорство и усердие позволили продержаться в ней на протяжении почти четырех лет. Мой контракт 1989 году с Тимом Беорнсом-Ли был лишь реваншем и возможностью наверстать упущенное время.

    Hole-in-One.

    Верьте тем, кто ищет истину,
    но не доверяйте тем, кто нашел ее.
    Андре Жид.

    Предварительно мне удалось договориться с Тимом о встрече в неформальной обстановке. Для этого я решил сыграть на еще одной слабости Тима – игре в гольф. Время перелета через океан было скрыто комфортом бизнес-класса в салоне аэробуса компании «Pan American». Миннесота приняла меня в свои двадцатипятиградусные, апрельские объятия и не менее радушно проводила до городка Биуобик, где Тим по «странному стечению обстоятельств» проводил свой отдых.
    Название городка большинству любителей гольфа ничего не скажет. В своё время, один из моих клиентов, Джефф Брауэр, «приложил свои руки» к одному из медвежьих уголков северо-западной Миннесоты. И, как результат, моя идея воплотилась в виде «Quarry at Giants Ridge», который впоследствии встал в один ряд с самыми знаменитыми гольф-полями Америки.
    Разговор, начавшись, в баре, не спеша, плавно перетек на поле. Предвидя ход событий, я рассчитывал, что наш диалог закончится раньше, чем игра. По крайней мере, мы не пройдем и половины лунок из положенных восемнадцати, и не лункой больше.
    Клюшка Тима рассекла воздух хлестким свингом и, пройдя в микронах от ти, отправила мяч в игру. Подготовка к удару и замах позволили угадать в этом человеке, всё же, больше редкого игрока в гольф, чем профессионала.
    Не спеша, мы двигались по ухоженному газону. Изредка останавливались, что бы уточнить детали моего предложения. И в сотый раз, читая недоумение, в глазах Тима, я отчетливо осознавал, что каждая остановка – это огромный шаг на пути к моей цели. Мальчики - кэдди, безмолвной тенью следовали за нами. Все чаще из-под клюшки вместе с мячом вылетали куски дерна. Тим колебался.
    - Это слишком высокая цена и доказательств вашей правоты, мистер Хеллман, я не вижу.
    - Но и Ваши варианты исчерпаны до дна.
    - Я не один год занимаюсь проблемами в этой области и очевидно я близок к развязке, но, а вы? Вы, не имея практического опыта, можете вот так просто решить эту задачу?
    - Я не буду ничего решать. Я дам только направление для ваших действий. У Вас нет выбора, Тим. «Совет» вряд ли сменит свой скепсис на милость для того, что бы удвоить бюджет и предоставить персонал. Как вариант, продолжение изысканий независимо от лаборатории.
    - Гарантии…
    - Соглашайтесь, Тим. Вы все равно согласитесь, рано или поздно. Лучше рано.
    - Вы очень самоуверенны, мистер Хеллман. Доказательства вашей правоты? Я должен проверить факты.
    - Я предлагаю пари…
    - Условия…
    - Седьмая лунка в раунде, пар три, 1 361 фут до паттинг-грина по карте поля, не так ли?
    Он молча согласился.
    - Мне будет достаточно только одного удара для победы.
    - Это нереально! – Он попытался рассмеяться мне в лицо.
    - В таком случае, ваш риск, Тим, минимален. Пари?
    - Я не играю в «орлянку» и сомнительные пари не заключаю.

    Нет, мне не показалось. Все-таки любопытство Бернса-Ли взяло верх над страхом. Необходимо было только позволить ему принять решение самостоятельно.
    Маршала матча и кэдди я, кивком, отправил к паттинг-грину. Слева от нас легкий, еле ощутимый ветерок, надвигал пелену тумана, молоком заполнявшего низины. Продолжение игры под вопросом. Для удара я выбрал «драйвер». Тим молча созерцал на мои приготовления. Вдалеке замаячил флажок. По моим расчетам, мяч должен был лететь по отклоненной траектории от лунки. Установив мяч на ти, я выбрал удобную для удара позу. Повернув голову влево, бросил взгляд на флаг, чуть согнул ноги в коленях, повернул голову обратно и посмотрел на мяч. Неторопливый взмах и резкий удар послал мяч в небо. Я наблюдал за его полетом до тех пор, пока траектория снижающегося мяча не пересеклась с линией горизонта. Потом я развернулся спиной к лунке и медленно пошел в сторону противоположную от надвигавшегося тумана. Игру не имело смысла продолжать. Упав, мяч прокатился по паттинг-грину 60 футов, медленно подкрался к лунке и свалился в неё.
    Я в это не сомневался. Иначе и не могло быть. Тим проиграл.
    Оставив его позади, я направился к коттеджам. Внутреннее ликование выразилось улыбкой, которая не исчезла с лица за весь путь до самого бара. Но до триумфа было еще далеко. Бар был пуст. Заказав содовую, я сел в одно из двух роскошных кресел. Они стояли друг против друга, так что бы можно было четко видеть глаза, оппонента, который должен был сесть напротив. К тому времени, когда Тим вошел в бар, я успел сделать глоток содовой и взглядом пригласил его сесть.
    - Мистика, мистер Хеллман! Это же чистейшей воды хоул-ин-уан!
    - Вы правы. Попадание с одного удара. Но это не мистика, это ежедневный адский труд. Ваше решение, Тим?
    Позволив ему «дожать» самого себя за то время пока мы шли к коттеджам, было бы легкомысленно не добиться согласия от него именно сейчас, когда он, обезумев от только что увиденного удара, не мог прийти в себя. Но английская выдержка и хладнокровие, быстро возвращали ему разум и самообладание.
    - Я дам, Вам, ответ ровно через неделю.
    - Хорошо. Бланки контракта будут на вашем столе уже в следующий понедельник. После их заполнения, вы получите конверт с документами. Инструкция по использованию будет там же. Исполнение всех пунктов инструкции - обязательное условие.
    Встав, я дал понять, что разговор окончен и, не попрощавшись, вышел из бара.

    продолжение возможно...









































  • С. Сеничев “Лёлита”: смыслы и игры романа-притчи

  • Копипаст, не удержалась