• “Овод не Войнич.”часть 1.

  • Евгений Смирнов: «ЭТУ СТАТЬЮ Я ПИШУ В ТЮРЬМЕ…»

  • Операцию Артур перенёс хорошо,послеоперационный период прошёл без осложнений,первичным заживлением(несмотря на страшный диагноз-гангрена).Лишь старая санитарка баб Дуся всё бурчала:"Сам худенький какой,а ноги какими тяжеленными были-еле утащила."К нашему удивлению и, может,счастью паренёк не впал в прострацию по поводу своей теперешней ущербности,а был весьма оживлён и словоохотлив.Некоторые оценивали его поведение как не до конца осознанный факт при столь юнном возрасте,другие-как очень сильная духом личность,несмотря на ,опять таки -юнный возраст.Но с ним в палате лежал ещё другой пленный.ему ампутировали то, что осталось от левой ноги после ранения осколком от снаряда.Это был матёрый боевик ,которого подобрали после очередной перестрелки.Обросшей бородой и сбившимися в клочья длинными волосами он напоминал мне разбойника из фильмов.Лица не было видно -только чёрные колючие, полные ненависти, глаза.Однажды после перевязки с оскалом злой улыбки он сказал:"После войны прихаади в мааю деревню-я тебя таким шашлыком угаащу-пальчики ааближешь!"и смачно чмокнув в свои пальцы,тихо добавил:"Может, из тиибя."Приставленная к ним охрана больше выполняла роль ухаживающих-куда им безногим бежать.Два призывника -Ришад и Саид оказались ребятами отзывчивыми и ,когда не было прямого начальства,были пленным и няньками и партнёрами в домино и шашки.Прикроватная тумбочка Артура была завалена всякой домашней снедью -это сердобольные санитарочки постарались.А Артур смотрел грустно в окно и не понимал,почему не приходит к нему его родная тётя,которая не уехала тогда вместе с ними и живёт под фамилией своего мужа в этом городе. Он начал поправляться.Только рука заживала плохо.Исаевич старался как мог- долго и тщательно очищал рану от некроза,холил и лелеял оставшуюся целой ниточку сухожилия,и радовался каждому новому участку грануляции.Ведь Артуру нужна была подвижная правая рука,потому что он был скрипачом(как в анекдоте, он спрашивал:"Доктор, а я смогу играть на скрипке?")Пока в один прекрасный день не пришёл на обход главный военный хирург республики-абгрюзший высокомерный тупица лет под 50,который не смог в своё время стать полноценным хирургом в меру своей не обременённости умом,но смог сделать блестящую карьеру в министерстве благодаря зелёной наличности и подхалимажу в нужных кругах. .Очередь дошла до палаты пленных.Исаевич живо начал рассказывать равнодушному до сей поры проверяющему об успехах ,которых он достиг в лечении Артура.А главный хирург между делом решил поковыряться в ране руки и так невзначай подвернувшимися ножницами -хрясь-пересёк сухожилие,которое мешало ему осматривать рану.Исаевич потерял дар речи и побелел. Наступила пауза.А затем он взорвался:"Да как вы посмели!.Вы понимаете,что вы сделали?Вы сейчас пересекли сухожилие!"Главный хирург пафосно- пренебрежительно ответил:"Это враги и нечего с ними возиться ,тратить на них время и средства в такое трудное для страны пору .Они должны сгнить и сдохнуть ,как собаки."Исаевич сдержанно вывел проверяющего со свитой из палаты."Никто,я повторяю-никто не имеет права даже пальцем тронуть пациента в моём отделении.здесь нет пленных,здесь есть только больные.и моя работа-их лечить.если вы желали их смерти ,то надо было это делать там...,а раз они попали в моё отделение ,то я сделаю всё максимально возможное, что должен сделать врач."конечно,потом наш начальник в\ч вызвал его на ковёр,был жуткий скандал.Но начальник не стал принимать крайних мер(как следовало бы ожидать в данном случае),так как Исаевич был хирургом от бога и другого такого не он ,ни министерство не нашло бы на его место.


  • “Овод не Войнич.”часть 1.

  • Евгений Смирнов: «ЭТУ СТАТЬЮ Я ПИШУ В ТЮРЬМЕ…»