• Как Ленин чуть не изничтожил силы НАТО…

  • Ребят как убрать в гугле рекламу, задалбали эти окошки вылазить

  • Дождевые капли прокладывают свои извилистые дорожки по стеклам окон. Город словно укрылся серой дымчатой тканью, мосты ссутулились чуть сильнее, чем обычно и внезапно стали походить на окаменевших сказочных драконов, деревья, обнаженные и беззащитные, словно нарисованы тушью прямо на изменчивой материи петербургской реальности.
    Разноцветные зонтики прохожих как детали причудливой мозаики, собранной из осколков разноцветных стекол на потеху маленькому великану. Если ты никуда не торопишься и просто сидишь на влажном асфальте в стороне от «организованного пассажиропотока», то нет игры интереснее, чем заглядывать под зонтики и пытаться угадать, о чем же думает тот, кто сейчас с таким озабоченным видом спешит мимо. О работе, причем, наверное в собственной фирме, недаром на ручке зонта название известной и дорогой марки. О любимом и родном, то есть, скорее всего, о себе, недаром по лицу блуждает такая ухмылка. О том нежном и трепетном, которое идет рядом, недаром зонт несут так уверенно и заботливо.
    А еще можно смотреть на дома. Но не на те дома, которые меняют свою окраску, подчиняясь воле неизвестного садовника, поливающего свой маленький садик – этот удивительный город – холодными струями дождя, а на те дома-конструкторы, маленькие кусочки которых видны, если заглянуть в лужи – эти окошки в иную, зеркальную действительность. У этих домов тоже есть окна, и это уже получаются окошки в окошки, в которых есть жизнь. Но, заметив там случайно человека, что уже само по себе является редкой удачей, ты очень хочешь верить, что этот человек, в отличие от своего реального прототипа, который сейчас курит в форточку с таким угрюмым видом, тот второй, зеркальный человек, не думает сейчас о такой ерунде, как где достать деньги или с кем провести приближающееся лето.
    И ты считаешь шаги, которые твои кеды словно сами по себе совершают по асфальту, а потом складываешь эти цифры и зачем-то пересчитываешь в километры, потому что еще со школы помнишь, что в каждом шаге примерно метр. А потом закрываешь глаза и откладываешь эти маршруты на карте города, единственной, которую ты постоянно носишь с собой. И, замечтавшись, наступаешь в лужу. Секунды 2 ошарашено смотришь на мокрые джинсы, а потом улыбаешься и идешь дальше. И только песня в плеере: «Сто бессонниц! К черту, нервы, как цепными псами рвать», - напоминает о том, что еще сегодня утром, сидя на подоконнике, и прижимая к груди холодными пальцами, как последнее сокровище остывшую чашку с кофе, молча и горько плакала девочка...





  • Как Ленин чуть не изничтожил силы НАТО…

  • Ребят как убрать в гугле рекламу, задалбали эти окошки вылазить