• Сообщение № 19. Naruto.

  • ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ИУДЫ.

  •  

     

        

    - О чем задумался? - игриво спросил Гай. - Горюешь, что Рады нет? Туттебе, брат, не повезло, у нее сегодня дневная смена.
    Мак слабо улыбнулся и принялся стаскивать второй сапог.
    - Почему - нет? - спросил он рассеянно. - Ты меня не обманешь... - Он
    снова замер. - Гай, - сказал он, - ты всегда говорил, что они работают за
    деньги...
    - Кто? Выродки?
    - Да. Ты об этом часто говорил - и мне, и ребятам... Платные агенты
    хонтийцев... И ротмистр все время об этом твердит, каждый день одно и
    тоже...
    - Как же иначе? - сказал Гай. Он решил, что Мак опять заводит
    разговор об однообразии. - Ты все-таки чудачина, Мак. Откуда у нас могут
    появиться какие-то новые слова, если все остается по-старому? Выродки как
    были выродки, так и остались. Как они получали деньги от врага, так и
    получают. Вот в прошлом году, например, накрыли одну компанию за городом -
    у них целый подвал был набит денежными мешками. Откуда у честного человека
    могут быть такие деньги? Они не промышленники, не банкиры... да сейчас и у
    банкиров таких денег нет, если этот банкир настоящий патриот...
    Мак аккуратно поставил сапоги у стены, встал и принялся расстегивать
    комбинезон.
    - Гай, - сказал он, - а у тебя бывает так, что говорят тебе про
    человека одно, а ты смотришь не этого человека и чувствуешь: не может
    этого быть. Ошибка. Путаница.
    - Бывает, - сказал Гай, нахмурившись. - Но если ты о выродках...
    - Да, именно о них. Я сегодня на них смотрел. Это люди, как люди,
    разные, получше и похуже, смелые и трусливые, и вовсе не звери, как я
    думал... и как вы все считаете... Погоди, не перебивай. И не знаю я,
    приносят они вред или не приносят, то-есть, судя по всему, приносят, но я
    не верю, что они куплены.
    - Как это - не веришь? - сказал Гай, хмурясь еще сильнее. - Ну,
    предположим, мне ты можешь не верить, я - человек маленький. Ну а
    господину ротмистру? А бригадиру? Радио, наконец? Как можно не верить
    Отцам? Они никогда не лгут.
    Максим сбросил комбинезон, подошел к окну и стал смотреть на улицу,
    прижавшись лбом к стеклу и держась обеими руками за раму.
    - Почему обязательно - лгут? - проговорил он наконец. - А если они
    ошибаются?
    - Ошибаются... - с недоумением повторил Гай, глядя ему в голую спину.
    - Кто ошибается? Отцы? Вот чудак... Отцы никогда не ошибаются!
    - Ну, пусть, - сказал Мак, оборачиваясь. - Мы не об Отцах сейчас
    говорим. Мы говорим о выродках. Вот ты, например... Ты умрешь за свое
    дело, если понадобится?
    - Умру, - сказал Гай. - И ты умрешь.
    - Правильно! Умрем. Но ведь за дело умрем - не за паек гвардейский и
    не за деньги. Дайте мне хоть тысячу миллионов ваших бумажек, не соглашусь
    я ради этого идти на смерть!.. Неужели ты согласишься?
    - Нет, конечно, - сказал Гай. Чудачина этот Мак, вечно что-нибудь
    выдумает...
    - Ну?
    - Что - ну?
    - Ну как же! - сказал Мак с нетерпением. - Ты за деньги не согласен
    умирать. Я за деньги не согласен умирать. А выродки, значит, согласны! Что
    за чепуха!
    - Так то - выродки! - сказал Гай проникновенно. - На то они и
    выродки! Им деньги дороже всего, у них нет ничего святого. Им ничего не
    стоит ребенка задушить - бывали такие случаи... Ты пойми, если человек
    старается уничтожить систему ПБЗ, что это может быть за человек? Это же
    хладнокровный убийца!
    - Не знаю, не знаю, - сказал Мак. - Вот их сегодня допрашивали. Если
    бы они назвали сообщников, могли бы остаться живы, отделались бы
    воспитательными работами... А они не назвали! Значит, сообщники им дороже,
    чем деньги? Дороже, чем жизнь?
    - Это еще неизвестно, - возразил Гай. - Они по закону все приговорены
    к смерти, без всякого суда, ты же видишь, как их судят. А если некоторых и
    посылают на работы, так это знаешь почему? Людей не хватает на Юге... и
    скажу тебе, работы там - это еще хуже, чем смерть...
    Он смотрел на Мака и видел, что друг его колеблется, растерян, доброе
    у него сердце, зелен еще, не понимает, что жестокость с врагом неизбежна,
    что доброта сейчас хуже воровства... Трахнуть бы кулаком по столу, да
    прикрикнуть, чтобы молчал, не болтал зря, не молол бы глупостей, а слушал
    старших, пока не научился разбираться сам. Но ведь Мак не дубина
    какая-нибудь необразованная, ему нужно только объяснить как следует, и он
    поймет...
    - Нет! - упрямо сказал Мак. - Ненавидеть за деньги нельзя. А они
    ненавидят... так ненавидят нас, я даже не знал, что люди могут так
    ненавидеть. Ты их ненавидишь меньше, чем они тебя. И вот я хотел бы знать:
    за что?
    - Вот послушай, - сказал Гай. - Я тебе еще раз объясню. Во-первых,
    они выродки. Они вообще ненавидят всех нормальных людей. Они по природе
    злобны, как крысы. А потом - мы им мешаем! Они хотели бы сделать свое
    дело, получить денежки и жить себе припеваючи. А мы им говорим: стоп! Руки
    за голову! Что ж они, любить нас должны за это?
    - Если они все злобны, как крысы, почему же тогда этот...
    домовладелец... не злобный? Почему его отпустили, если они все подкуплены?
    Гай засмеялся.
    - Домовладелец - трус. Таких тоже хватает. Ненавидят нас, но боятся.
    Полезные выродки, легальные. Им выгоднее жить с нами в дружбе... А потом -
    он домовладелец, богатый человек, его так просто не подкупишь. Это тебе не
    зубной врач... Смешной ты, Мак, как ребенок! Люди ведь не бывают
    одинаковые - и выродки не бывают одинаковые...
    - Это я уже знаю, - нетерпеливо прервал Мак. - Но вот, кстати, о
    зубном враче. То, что он неподкупен, за это я головой ручаюсь. Я не могу
    тебе это доказать, я это чувствую. Это очень смелый и хороший человек...
    - Выродок!
    - Хорошо. Это смелый и хороший выродок. Я видел его библиотеку. Это
    очень знающий человек. Он знает в тысячу раз больше, чем ты или
    ротмистр... Почему он против нас? Если наше дело правое, почему он не
    знает этого - образованный, культурный человек? Почему он на пороге смерти
    говорит нам в лицо, что он за народ и против нас?
    - Образованный выродок - это выродок в квадрате, - сказал Гай
    поучающе. - Как выродок, он нас ненавидит. А образование помогает ему эту
    ненависть обосновать и распространить. Образование - это, дружок, тоже не
    всегда благо. Это как автомат - смотря в чьих руках...
    - Образование - всегда благо, - убежденно сказал Мак.
    - Ну уж нет. Я бы предпочел, чтобы хонтийцы все были необразованные.
    Тогда бы мы по крайней мере могли жить как люди, а не ждать все время
    ядерного удара. Мы бы их живо усмирили.
    - Да, - сказал Мак с непонятной интонацией. - Усмирять мы умеем.
    Жестокости нам не занимать.
    - И опять ты как ребенок. Не мы жестокие, а время жестокое. Мы бы и
    рады уговорами обойтись, и дешевле бы это было, и без кровопролития. А что
    прикажешь? Если их никак не переубедить...
    - Значит, они убеждены? - прервал его Мак. - Значит, убеждены? А если
    знающий человек убежден, что он прав, то при чем тут хонтийские деньги...
    Гаю надоело. Он хотел уже, как к последнему средству, прибегнуть к
    цитате из Кодекса Отцов и покончить с этим бесконечным глупым спором, но
    тут Мак перебил сам себя, махнул рукой и крикнул:
    - Рада! Хватит спать! Гвардейцы проголодались и скучают по женскому
    обществу!
    К огромному изумлению Гая из-за ширмы послышался голос Рады:
    - А я давно не сплю. Вы тут раскричались, господа гвардейцы, как у
    себя на плацу.
    - Ты почему дома? - гаркнул Гай.
    Рада, запахивая халатик, вышла из-за ширмы.
    - Меня рассчитали, - объявила она. - Мамаша Тэй закрыла свое
    заведение, наследство получила и собирается в деревню. Но она меня уже
    рекомендовала в хорошее место... Мак, почему у тебя все разбросано?
    Прибери в шкаф. Мальчики, я же просила вас не ходить в комнату в сапогах!
    Где твои сапоги, Гай?.. Накрывайте на стол, сейчас будем обедать... Мак,
    ты похудел. Что они там с тобой делают?
    - Давай, давай! - сказал Гай. - Разговорчики! Неси обед...
    Она показала ему язык и вышла. Гай взглянул на Мака. Мак смотрел ей
    вслед со своим обычным добрым выражением.
    - Что, хороша девочка? - спросил Гай и испугался: лицо Мака вдруг
    окаменело. - Ты что?
    - Слушай, - сказал Мак. - Все можно. Даже пытать, наверное, можно.
    Вам виднее. Но женщин расстреливать... женщин мучить... - Он схватил свои
    сапоги и пошел из комнаты.
    Гай крякнул, сильно почесал обеими руками затылок и принялся
    накрывать на стол. От всего этого разговора у него остался неприятный
    осадок. Какая-то раздвоенность. Конечно, Мак еще зелен и не от мира сего.
    Но как-то опять у него все удивительно получилось. Логик он, вот что,
    логик замечательный. Вот ведь сейчас - чепуху же порол, но как у него все
    логично выстроилось! Гай вынужден был признаться, что если бы не этот
    разговор, сам он вряд ли дошел бы до очень простой, в сущности, мысли:
    главное в выродках то, что они выродки. Отними у них это свойство, и все
    остальные обвинения против них - предательство, людоедство и прочее -
    превращаются в чепуху. Да, все дело в том, что они выродки и ненавидят все
    нормальное. Этого достаточно, и можно обойтись без хонтийского золота... А
    хонтийцы что - тоже, значит, выродки? Этого нам не говорили. А если они не
    выродки, тогда наши выродки должны их ненавидеть, как и нас... А,
    массаракш! Будь она проклята, эта логика!..

     
























































































































































  • Сообщение № 19. Naruto.

  • ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ИУДЫ.