02.11.2011

О прошлом



  • Жизнь в ожидании чуда…

  • “Семь смертных грехов”, С. Лагерлеф

  • Пришла внезапная оттепель. Под рыхлыми буграми и взмокшими комьями смешанного с землей снега все покрыто мутной холодной и довольно глубокой водой. Приходится ходить по ней, чтобы не промочить сапоги.
    Еще раз убеждаюсь, что вода бывает слишком непредсказуема. И мне кажется странным, что есть те, кто не только за глаза обвиняют меня в моей тяге к бурным переменам. Я просто слишком похож на Стихию, подарившую мне силу. В отличие от однообразного, дымного пламени и неподвижной и слишком медлительной Земли, Вода слишком многообразна и изменчива, она может принимать любую форму и лишь одна встречается в мире сразу в трех ипостасях.

    Я правлю своим Кланом уже 14 лет. Эти годы принесли Стополью много перемен, именно сейчас здесь появилось электричество, способное освещать и обогревать наши владения без присутствия ненавистного Огня. Сложно представить, что сейчас здесь, вместо роскошных палат, украшенных золотом, драгоценностями и сложнейшими фонтанами с мириадами разноцветным огоньков, царил бы почти первобытный хаос городка, провонявшего рыбой...
    Мой отец, Трифаниил Нагаев, был чужд богатству, так как не имел его и на Изнанке, исторгшей из себя странного попа, верящего не только в распятого человека, но и в силу всяких минералов, кореньев и снадобий, из них получающихся, человека, пытавшегося искать бессмертия и рассчитывающего по лунным фазам наступление "конца света". Он рассказывал, что на родине его могли посадить на кол за его пристрастия к волшбе и знахарству, а в Срединном мире он оказался сильным магом, способным быстро дойти до первой ступени силы и стать главой клана Воды. Но его странности остались при нем. Мне также было не просто с ними смириться, ибо я, рожденный в мире магических, но вполне материальных ценностей, почти не способен поверить в то, чего не видел своими глазами. С детства я знал наизусть все молитвы, которые утром и вечером возносил отец своему Богу, мог повторить заповеди, по которым был обязан жить, но мне не хотелось подчиняться кому-то еще, кроме родной Стихии. Отец раздражал меня этим.
    В конце концов, он удивил наш Клан и прочие еще и тем, что стал ездить по деревням и поселкам наших ленных владений и, силой загоняя всех их жителей в ближайший водоем, размахивал над перепуганными людьми крестом. Я отказывался принимать в этом участие, чем вызывал также его неудовольствие.
    Но мое время пришло, когда мне исполнился 101 год, и я уже слишком долго ждал своего часа, отец, моя мать и несколько приближенных к ним магов погибли в Час Серого Пса от рук неизвестных, их тела были сожжены... Я не мог долго мучаться болью утраты, ведь сразу после похорон Совет Клана возложил всю тяжесть бремени забот о Клане на мои плечи, как сильнейшего из магов Воды. Разумеется, когда-нибудь они будут отмщены.

    Скоро нас ждут новые перемены, их принесет ветер, поднимутся новые волны, я знаю, что несогласные отыщутся, и я не желал бы подавлять сопротивление силой, проливая кровь соратников...






  • Жизнь в ожидании чуда…

  • “Семь смертных грехов”, С. Лагерлеф