• Безымянный 222304

  • My Top 100

  •  «…Могущество любви
    Чья нежность возникает
    Как бестелесное чудовище
    С отринутою головой
    Прекрасноликой грусти »

    Поль Элюар

    «…грусть всегда внушала мне уважение. Прежде я никогда не испытывала её – я знала скуку, досаду, реже раскаяние. А теперь что-то раздражающее и мягкое как шёлк обволакивает меня и отчуждает от других». Франсуаза  Саган

    Вместо того чтобы готовиться к экзамену по зарубежной литературе и читать обязательный список произведений, или хотя бы писать курсовую по уже успевшему несколько наскучить Теннесси Уильямсу (надеюсь, предстоящий поход на моссоветовский «В пространствах…» всё же реабилитирует мои чувства к нему), перечитываю «Здравствуй, грусть». Моё первое знакомство с этим романом, написанным воздушной, почти неземной, девятнадцатилетней и неопытной женщиной, произошло в 14 лет. Теперь, спустя четыре года, его лёгкая атмосфера, полная летнего тепла, солёности моря и простых мыслей, заставляет меня рифмоплётствовать, дождь – пахнуть пылью и тонким ароматом готовых созреть цветочных зародышей, а деревья за окном – танцевать фокстрот и слепо стучать в стекло.
    Надо сказать, что в творчестве Саган мне много больше нравится то, какие имена она давала своим произведениям, нежели самое их содержание. «Любите ли вы Брамса?»,  «Немного солнца в холодной воде», «И переполнилась чаша»… Такие книги непременно хочется прочитать. И, по большому счёту,  не так уж и важно, о чём они. Впечатление, рефлексия начинается уже с названия.

    Здравствуй, грусть! Тебя ждала я.
    Тебя искала, как спасенья.
    Стань в нежной молодости мая
    Мне терпко-пряным утешеньем.

    Багровое вино и сигаретный дым,
    Живое одиночество запеленаю в  шаль.
    Состарился мой друг зеркальный, стал другим.
    Пусть!
              Мне себя, морщин, прошедшего – 
                                                          не  жаль.

    Хочу сегодня слышать пьяный смех!
    Хочу случайных взглядов, страстных увлечений.
    Усталость спрячу за вуалью ото всех,
    Убью себя бездумством светских развлечений.  

    Поднимем же бокалы, господа!
    Смешаем со спиртным  прогорклость едких слёз!
    Я пью за то, чтоб юность никогда
    Не покидала нас в счастливом мире грёз.

    Молчите? Опускаете глаза?
    Неловко вам смотреть, как старость молодится...
    Но кто постыдной тягу к красоте назвал?
    Пустое! Прочь тоску! Позвольте просиять улыбкой лицам.
     
    Одна имею право ныне я грустить,
    Закат, утопший в горизонте, хороня…
    А ведь мне раньше так хотелось жить!
    Дарить себя другим, всегда и всё любить!
    Теперь лишь тень печальная осталась от меня.

    Жизнь – это джаз. Лилейно плачет саксофон.
    Безумная импровизация для двух танцоров.
    Мятущаяся пара мотыльков. Он и она. Она и он.
    Когда-то лучший из мужчин моим был трепетным партнёром.

    А я была ему, как для Адама, - Евой,
    Единственной, дарующей грех, счастье и любовь…
    Но что былое ворошить? Не воскресить его слепою верой.
    Не повториться времени беспечному тому - как горько! - вновь.

    ...Так здравствуй, грусть! Виват! Тебя ждала я.
    Тебя искала, воя в ночь,
    За то себя и небо проклиная,
    Что серокрылое отчаянье не в силах превозмочь.

    Теперь во мне всё шёпотно и многооко,  
    Смотрю без сожаленья на чужие вёсны,
    В ноябрьские воды жизни тока
    Ладьи своей смиренно опускаю вёсла...

    P.S.: написано, разумеется, не от моего лица. Хотя, признаться, порой чувствую себя немного нелепо весной.  Цветущей я кажусь только лишь на фоне осени. Тем не менее, такие стихи мне ещё не время писать. Вот лет через 30-40...

     

     













































  • Безымянный 222304

  • My Top 100