• КИЛЛЕР НА ЧАС - Брэнды-убийцы

  • ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ИУДЫ.

  • Прошу не путать казановство с донжуанством, ибо цель Дон Жуана утверждать себя в своих победах над женщинами; Казанова стремиться не победить, используя женщин, но - найти одну единственную. Итак, о Казановых.

    Казановство рождается на стыке тяги к абсолютной женственности и демонизации конкретной женщины. Если присутствует только первая составляющая, она рождает мужчину-романтика, но не Казанову.

    Казанова, всякий раз встречая женщину, верит, что наконец-то нашёл её, что поискам пришёл конец, что вот - та, с которой он готов провести всю оставшуюся жизнь. Но дальнейшие отношения с этой-конкретной женщиной усиливают в нём ощущение, что он в очередной раз ошибся, что и эта оказалась такой же как другие, что её слишком много, и он с ней теряет себя, переживая Её как зло. И он вновь ожидает и пускается в поиски идеальной женщины.

    Демонизация женщины является обратной стороной слабости мужчины, ибо сильный мужчина ничего никому не доказывает, не обвиняет женщину в том, что она лишает его свободы или его пространства, а позволяет ей быть такой какой она хочет быть.

    Как говорит Ницше, слабый борется за свою свободу, сильный пребывает в ней, а, значит, основной его проблемой является не защита границ своего пространства, а то, как наиболее полно самовыразиться вот-в-этой-вот ситуации.

    Тот мужчина, который никак не может остановиться на одной женщине, слаб. Он всегда демонизирует женщину, потому что чувствует свою внутреннюю зависимость от неё, и потому одновременно и тянется к женщине-вообще, и всякий раз бежит от неё-конкретной (здесь, страх перед женщиной берет вверх над любовью к ней).

    Мечта о вечной женственности есть обратная сторона страха перед женщиной во плоти, а также неспособности нести мужской крест в отношениях с ней. И этот страх толкает его на то, чтобы воспринимать реальную женщину как вещь. А вещь не может быть тайной, она может быть ключом к ней, но не тайной. Хотя, еще раз, Казановы всякий раз искренне верят, что нашли наконец-то Её - единственную, что вот это - та женщина, которую они ждали и искали всю свою жизнь.

    Казановство, по сути, - женственно. Казанова потому и может говорить с любой женщиной, ибо говорит женским языком, не завоевывая, но соблазняя. Соблазн - форма женского в отношениях "мужское-женское" (и в этом Бодрийяр, как мне кажется, абсолютно прав): игра как форма предъявления себя-таинственного, а не подлинного - суть соблазна. Его хватает ненадолго, потому что управлять своей таинственностью он не может длительно: он быстро раскрывается и, чувствуя свою открытость, воспринимает это как условие уязвимости своего мира. И защищается разрывом отношений.

    Но Казанова еще и мужчина, ибо желает вечную женственность как Тайну. Но всякий раз находит её в очередной конкретной женщине как Реальность (ибо видит её своими женскими глазами). И потому его опять хватает ненадолго. И он сам превращает для себя жизнь в поиск, чтобы чувствовать пульсацию тайны в каждой новой женщине, ибо мужчина желает быть соблазненным.

    Казанова оказывается в трагической ситуации: он женственен, и пытается доказать себе самому свою мужественность, борясь ли за свою свободу, оберегая ли неприкосновенность границ своего пространства, одерживая ли через соблазн победы над женскими сердцами
    .
    И представьте: каково это? Всякий раз терять веру в то, что поиски окончены? Успокаиваться, а потом вновь и вновь пускаться в путь: влюбленности, разочарования, опустошения, страдания - и так бесконечно...  

    Казановство Художника (поэта, художника, музыканта и т.п.) для него самого более невыносимо, чем для других мужчин (хотя, рискну предположить, что оно возможно только для художественно чуткого типа мужчин, которые не обязательно в жизни становятся большими художниками, но являются эстетами по жизни; с другой стороны, казановство возможно, но не является необходимым для каждого Художника). Эта невыносимость связана с его гиперчувствительностью, и оттого он сам безмерно страдают от своего этого состояния, постоянно чувствуя свою вину, что рождает замкнутый круг: происходит дальнейшее усиление как демонизации женщины во плоти, так и стремления к идеальной (совершенной) женственности.

    Из переживания этого разрыва и напряжения между полярностями и рождаются шедевры.




  • КИЛЛЕР НА ЧАС - Брэнды-убийцы

  • ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ИУДЫ.